Сюжеты

«НОВЫЕ БРЕМЕНСКИЕ» ГЛАЗАМИ СТАРЫХ РУССКИХ

Этот материал вышел в № 37 от 29 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

24 мая в «Ролане» состоялась долгожданная премьера анимационного фильма, продолжившего «Бременских музыкантов» тридцать лет спустя «Новые Бременские». Авторы сценария — Василий Ливанов и Юрий Энтин. Музыка Геннадия Гладкова, песни на стихи...


24 мая в «Ролане» состоялась долгожданная премьера анимационного фильма, продолжившего «Бременских музыкантов» тридцать лет спустя
       
       «Новые Бременские». Авторы сценария — Василий Ливанов и Юрий Энтин. Музыка Геннадия Гладкова, песни на стихи Юрия Энтина. Режиссер-постановщик — Александр Горленко.
       Поют: Король — Михаил Боярский, Принцесса — Елена Кузьмина, Трубадур — Филипп Киркоров, Атаманша — Надежда Бабкина, Сыщик — Алекс Шоу, Трубадур-младший — Антон Бизеев.
       Бременские музыканты — Сергей Пенкин, Геннадий Гладков и группа «Доктор Ватсон». Продолжительность фильма — 52 минуты и 19 песен

       
       В этой цветной, летней, холмистой, тщательно прорисованной стране все состарились. Осел, Пес, Кот и Петух. Охрана и Глупый Король. Сам Трубадур... И даже одетая с интеллигентным минимализмом наших замотанных мам Прекрасная Принцесса.
       Весел и остер только взгляд камеры (заслуга режиссера и художников-постановщиков Надежды Михайловой, Юрия Батанина). Город — готический, красночерепичный, с флюгерами, высокими окнами, стильными трубочистами в цилиндрах и лавкой экзотических товаров «Бублики». На дворцовых башенных часах с фигурами — семь утра. Распахиваются дверцы башни, выезжают Деревянный Полихромный Король и Яйцо Диетическое на подставочке. Монарх торжественно бьет ложечкой по яйцу. Бамм... В Бремене начался день. И стрелки часов имеют вид золотых ложечек.
       Камера щедра на мелкие выдумки (не менее полезные для детских глаз, чем тонкая работа для детских пальцев): скачут, хулиганя, в кадре полновесные бременские талеры, тщательно и озорно соблюден мотив Яйца Диетического во всем декоре дворца.
       Когда-то Э. Н. Успенский (не соавтор, но давний доброжелатель и трубадур проекта «Новые Бременские») сказал замечательно:
       — Чем культура отличается от фигни?! Тонкой мимикой душевных движений!
       У картинки «Новых Бременских» тонкая мимика. Пожалуй, получше, чем у фильма 1969 года с пластинкой за 90 коп., с конвертом в три краски, с немыслимыми клешами Трубадура. Впрочем, что напоминать? Я была тихая девочка с избыточным весом, и меня, чесс' слово, больше грел музей Тропинина, но... как они уезжали из кадра, подпрыгивая на крыше своего фургона, становясь точкой на дороге!
       Из окон нового района г. Москвы жарили «Голубые гитары» с нестройным детским подтягиванием, пылом и разбродом: нам дворцов заманчивые своды не заменят никогда свободы... И так — тридцать лет. Есть ли среди родных осин человек, не умеющий с удовольствием напеть: «Если близко воробей, мы готовим пушку»?
       ...Так вот: в этой широкоэкранной стране все состарились. Въехали в желанную свободу со всего размаха. Пушек никто не готовит: пушки тоже состарились. Других нет. А Атаманша с Разбойниками выстроили за городской стеной стеклянную пирамиду «БББ», заказали этому «БББ» рекламный слоган «Ба-анк «Бяки-Буки» работает всю ночь!». И нашли беспроигрышный способ взять Глупого Короля и Принцессу с Трубадуром за горло.
       В первой трети ленты зрителя гнетет потеря озорства, мажора, драйва, вольной щедрости старых «Бременских». Исполнители — хороши. Но, по мне, не просится в хиты ни одна песня... Актуальный сюжетный ход встречи Короля и Атаманши лучше задуман, чем выполнен. Заслуженные работники культуры Осел, Пес, Кот и Петух обходятся с молодежью, как ветераны Первой Конной. У них дрожат лапы, у Короля — руки. Принцесса, чей гражданский выбор так отвечал чаяниям свободолюбивых октябрят 1970-х, съежившись в запустении тронного зала, поет:
       Я была неправа, неправа, неправа,
       Убежав из дворца от отца...
       Неужели останусь я с этой виной,
       Я страшнее не знала минут,
       Неужели разбойники нашей
       страной
       Завтра вечером править начнут?
       Тут самое прелестное, что разбойники собираются править на легитимных основаниях. Или — надо воевать. Хилые Охранники, таща пушку на веревке, как козу, выходят в город с полковым маршем:
       ...Мы — верные Отечества сыны!
       (Крупный план — заплата на солдатской заднице.)
       ...Но до сих пор пока еще бедны!
       А у разбойников огромные
       деньжищи,
       Поэтому мы ме-едленно их ищем.
       Не на-адо только паники,
       Уже-е встают Охранники...
       В городе Бремене внезапно распахиваются окна. Старый генерал, и молочница, и булочник, и придворный, и трубочист, и симпатичная бюргерша с курносым сыном машут платками вслед своей армии. Бременские музыканты, ковыляя, опираясь на палки, падая, тоже идут в бой. На штыки мосинских трехлинеек Охраны летят цветы из окон. Сверкают готические башни города. Смотреть взрослому невозможно от жалости... Это — лучшие кадры.
       И, конечно, Охрана бежит при первом выстреле из банка «Бяки-Буки»: у них там много чего есть, включая БТР-сфинкс в виде полуобнаженной Атаманши.
       ...Ядра королевской пушки катятся под горку, как козьи катышки. Взрываясь по халатности, бьют по своим. Перебинтованная Охрана стережет двери дворца, где Король с Трубадуром ведут военный совет под жалобную песню «Силы нету — нужен ум...».
       И так невыносима констатация всего устами этой команды с заветной и заезженной пластинки 1969 года, что думаешь:
       — Следующий сюжетный ход — Охрана их продаст Атаманше.
       Но — нет. Это же сказка. В сказке так не бывает. Наши снова победят. А мальчишка-наследник, Трубадур-младший, вокруг которого вертится весь сюжет, уедет из Бремена, от обветшалого дедовского дворца, от облезлого фургона интеллигентных родителей. Мальчишка уедет со своей, новой песней.
       ...Если холод тебя пробрал
       до костей,
       А из дома нет добрых вестей, —
       Не сдавайся, не сдавайся,
       не сдавайся,
       Ни за что не сдавайся, не робей...
       Улыбайся, улыбайся, улыбайся...
       Говорят, эта песня станет хитом у детей и подростков.
       Она безмерно уступает в мажоре и напоре прежней Його-го-го! Йохо! Ей-ей! Наша крыша — небо голубое... И хотя даже понятие «крыша» в эти годы полярно изменило смысл, но печален для взрослого зрителя образ страны, в которой у одних, дорогих сердцу Котов и Псов, на экране подгибаются от старости лапы, а другие — еще дети, и сами беззащитны.
       Одного такого я видела на выходе из кинозала «Ролан». Он стоял, обняв стильную никелированную плевательницу, и бубнил самозабвенно: «Не сдавайся, не сдавайся, не сдавайся», и тряс за лапу кого-то плюшевого, взятого с собой на премьеру. Правда, этому жителю города Бремена было от силы года три. Он доставал носом как раз до плевательницы, и явно в кино освоил новое длинное слово.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera