Сюжеты

ЭХ, НАЛОГИ, ПЫЛЬ, ДА ОБМАН

Этот материал вышел в № 38 от 01 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Власть будут содержать те, кто ее боится Еще Салтыков-Щедрин говорил, что выражение «консервативная бюрократия» совершенно не соответствует действительности. Бюрократия обожает всевозможные новации и преобразования, разумеется, проводимые...


Власть будут содержать те, кто ее боится
       
       Еще Салтыков-Щедрин говорил, что выражение «консервативная бюрократия» совершенно не соответствует действительности. Бюрократия обожает всевозможные новации и преобразования, разумеется, проводимые специфическими аппаратными методами. На сей раз бодрые либерал-бюрократы, засевшие в Кремле и Белом доме, взялись за налоги
       

   
       Что с налогами у нас дело плохо, знает, кажется, каждый школьник. Во-первых, слишком высокие. Во-вторых, их слишком много. В-третьих, все равно не платят.
       Правда, третий тезис делает малоосмысленной дискуссию по поводу первого и второго, но в качестве некоей аксиомы предполагается, что массовое уклонение от уплаты налогов есть реакция народа (прежде всего в лице его самой состоятельной части) на неправильное поведение государства (см. соответственно тезисы один и два). Иными словам, чтобы платили, надо систему сборов реформировать.
       Параллельно, конечно, государство морально поощряет «отличников». Георгий Боос в бытность свою главным налогосборщиком страны вообще попытался сделать налоги популярными в народе, обещал (за счет налогоплательщиков, разумеется) премии деятелям искусства, которые создадут на эту тему великие художественные произведения. Не знаю, как с выплатой премий, но произведений так и не создали. Теперь «образцовым налогоплательщикам» вручают специальный наградной знак, и таких героев набралось на всю Россию несколько десятков. Среди них почему-то ЛУКОЙЛ... До сих пор считалось, что топливные компании, конечно, платят в бюджет много, но и способов уклоняться нашли немыслимое количество. Остается гадать, почему именно ЛУКОЙЛ выделили в положительные герои: либо за общий объем платежей, либо за отсутствие фантазии в поиске лазеек. Или просто так, нужны же народу положительные герои!
       Но все это не более чем фон. Настоящая драма разворачивается в Государственной Думе, куда правительство вносит свой проект налоговой реформы. Принципы реформы просты как дважды два. Главный тезис: если налог все равно не платят, мы его отменим. За всю богатую историю налогов со времен Древнего Египта до столь гениально простого решения не додумался еще никто. При этом, однако, власть от денег отказываться не собирается. Все, что не заплатили одни, заплатят другие.
       А вопрос — не шуточный. И прежде чем анализировать предложения власти, надо разобраться в принципиальных идеологических мотивах Германа Грефа и других авторов очередных российских реформ. В основе всего лежит простой и в принципе верный посыл, что высокие налоги сдерживают экономический рост, а низкие его стимулируют. Беда в том, что из этого посыла делается совершенно ложный, хотя на первый взгляд очень логичный вывод: снизим налоги, получим экономический рост.
       На самом деле налоги могут стимулировать или сдерживать рост, но никогда не являются его ИСТОЧНИКОМ. Это вообще относится к любимой теме наших либералов об инвестиционном климате. Их рассуждения о создании правильного климата напоминают жалобы агронома, который не может понять, почему при благоприятном для роста злаков климате урожая все равно нет. Бедняга не задумывается о том, что поле засеять забыли...
       Если в обществе отсутствует инвестиционный механизм, если предпринимательский класс слаб, то нет и не будет стимулов для превращения сбережений в инвестиции. Классический пример — когда в 80-е годы Египет и США проводили сходную налоговую политику. В США ускорился экономический рост, в Египте увеличились элитное потребление, дорогостоящий импорт, усилился отток капиталов. Ведь в условиях свободного движения средств вкладывать деньги в американскую или корейскую экономику выгоднее, нежели в египетскую или российскую. Освобожденные от налогов, деньги могут стать углем, брошенным в топку промышленного роста, но сами по себе разжечь огонь в топке они не могут.
       Поскольку создание инвестиционного механизма правительство как раз не считает своей задачей, результаты его усилий можно предсказать заранее. Но самое забавное то, что в Кремле, Белом доме и «Александр-хаусе», кажется, искренне поверили, что экономический рост уже вовсю идет. В основе этой веры — статистическая иллюзия. Рост международных цен на нефть и газ принимается за рост производства!
       
       В 80-е годы советские экономисты Г. Ханин и В. Селюнин опубликовали статью «Лукавая цифра», где, пересчитав официальные данные, пришли к выводу, что представления о великих хозяйственных успехах СССР, мягко говоря, сильно преувеличены. Сейчас впору публиковать «Лукавую цифру — 2». Триумфальные отчеты специалистов по капиталистическому строительству не менее лживы, чем рапорты победителей «социалистического соревнования».
       Несмотря ни на что, капиталовложения находятся на катастрофически низком уровне. Для реального, а не фиктивного экономического роста их надо увеличить в несколько раз по сравнению с нынешним (по мнению Грефа и К°, «удовлетворительным») уровнем. «Нужно полностью осознать, что в ближайшие годы речь пойдет не об утопическом росте российской экономики, а о спасении ее от окончательной гибели», — констатирует все тот же Григорий Ханин. Вопрос в том, как это сделать. Имеющийся опыт «периферийного капитализма» показывает, что частные предприниматели охотно вкладывают деньги в производство лишь после того, как государство реально запустило механизм развития, накачало спрос. Иными словами, государству сейчас нужно иметь очень много денег и очень много тратить, причем не на собственное содержание, а на экономически перспективные проекты. Если первое еще может случиться, то второе выглядит сомнительно. Деньги все равно будут разворованы.
       Здесь на самом деле корень проблемы. Нынешняя налоговая система более чем несовершенна. Но корень зла не в ней, а в самом государстве. Если налоговую систему усовершенствовать, а государство останется прежним или, не дай бог, в нынешней своей форме еще и «укрепится», то чиновники воровать будут по-прежнему, а граждане как не платили, так и не будут платить. Ибо не за что. А крупный бизнес платить будет, но конкретному чиновнику. В казну — незачем.
       Поскольку государство реформировать себя не собирается, остается зайти с другого конца и в очередной раз взяться за налоги. И здесь мы обнаруживаем те самые чудеса, с которых начался наш разговор. Налог с оборота отменяется, что хорошо, но заменят его всевозможными акцизами и косвенными налогами, что плохо. Акцизы на бензин возрастают в 4 раза, но в Кремле твердо знают, что больше ничего не подорожает, поскольку грузовики, которые везут товары со складов, ездят на солярке. Странное дело: наши идеологи рыночной экономики не задумываются о том, что в хозяйстве все взаимосвязано и любое решение влечет за собой стихийную цепочку последствий. О том, как общий рост цен на топливо скажется на состоянии рынка, почему-то никто не думает. Что же до водки и табака, то их облагать повышенными акцизами сам Бог велел. Тут власть играет беспроигрышно: народ пил, пьет и будет пить. Правда, пить можно не только кристалловскую водку, но также и поддельную, можно и самогон, а если совсем станет худо, то и денатурат. Все это акцизами обложить будет несколько затруднительно.
       Акцизы ударят по внутреннему рынку, а латать брешь в бюджете должны будут из своих средств не самые обеспеченные граждане. Вводится единый социальный налог, что в принципе тоже хорошо. Во-первых, приходит конец «неестественной монополии» старых профсоюзов, контролирующих отчисления соцстраха. Отныне профработникам придется в большей степени жить за счет членских взносов, и на этой почве их классовая сознательность резко возрастет. Во-вторых, сокращается количество ведомств, занимающихся различными социальными фондами. Но при этом социальные отчисления, собираемые с простых граждан и предприятий, возрастут, а это все-таки плохо.
       С другой стороны, платить более бедной части населения придется обязательно, поскольку вся философия правительства основана на одном принципе — необходимо облегчить жизнь богатым. Им у нас совсем плохо живется, оттого и все наши проблемы.
       
       Неудивительно при таком подходе, что с подоходным налогом получается нечто очень странное. Нынешняя ставка подоходного налога весьма обременительна для среднего класса, но удивительно щадящая для людей по-настоящему богатых. Борис Березовский и Анатолий Чубайс платят в процентном отношении столько же, сколько с трудом сводящий концы с концами мелкий предприниматель. Оба платят (или, точнее, должны платить) около трети. Хотя, надо полагать, треть доходов для лоточника и для Березовского — не совсем одно и то же. В большинстве стран сверхвысокие доходы облагаются повышенными налогами, в России — нет. В Европе налоговая ставка 35—40% для сверхвысоких доходов считается щадящей. «Новым русским» она кажется разорительной.
       Правительство хочет исправить эту несправедливость и всех уравнять. Теперь богатые будут платить так же, как бедные, — 13%. Привет из советских времен — знакомая, привычная ставка. Правда, при советском строе в эту цифру входил 1% пенсионных отчислений. Теперь, во-первых, не один процент, а два, а во-вторых, не входит в эту сумму, а платится сверх нее. Итого 15%. Но это мелочи. Главное различие в том, что в СССР общество обеспечивало относительное равенство в доходах. Привилегии были, но они не деньгами оплачивались. Потому одинаковая налоговая ставка у комбайнера Иванова и генсека Брежнева была, в общем, вполне обоснована. Теперь комбайнера Иванова предлагают снова уравнять с элитой, только уже в лице Березовского, Гусинского или Потанина. Никакого послабления для низов это не гарантирует, ведь они и так платят привычную советскую налоговую ставку. Они все равно уклониться от уплаты налогов толком не могут. Зато правящая элита получает беспрецедентные налоговые льготы. Самое смешное, что все это подается нам в качестве триумфа социальной справедливости.
       Если вы думаете, что, получив послабление, новые богатые станут платить налоги охотнее, вы ничего не понимаете в человеческой психологии. Но хотя правительство обещает нам, что после введения уравнительной налоговой ставки «новых русских» охватит массовое раскаяние, прозрение и неудержимая щедрость, главный расчет в Кремле делают явно не на это. За годы реформ начальство твердо усвоило одно: по-настоящему взять налоги можно только с рабочих и мелких служащих, получающих свои деньги в рублях через бухгалтерию. Потому на них и пытаются взвалить основное бремя по содержанию власти. Той самой власти, которая «маленького человека» при любом удобном случае скрутит в бараний рог.
       Есть еще несколько забавных налоговых идей, заслуживающих внимания. Например, отныне не будут облагаться налогами деньги, затраченные на лечение, а также на образование детей. Казалось бы, гуманная мера! Не совсем. Во-первых, для того, чтобы эти деньги потратить, надо уже достичь определенного социального положения, когда можно и детей в частные школы отправлять, и лечиться в частной клинике. Короче, только богатым достанется «социальная справедливость». Бедные как ничего не имели, так и теперь не получат. Но и средний класс, скорее всего, льготой не воспользуется. Например, у моего знакомого сын учится в частной школе. Совокупный семейный доход, по официальным бумагам, составляет 160 долларов в месяц. Оплата обучения — 162 доллара в месяц. При этом, понятное дело, никто в семье с голода не умер, хотя и роскоши в доме особой не заметно. Вопрос: будет ли эта семья обращаться в налоговые органы с просьбой о предоставлении льгот? Кстати, как вы думаете, захочет ли частно практикующий врач или репетитор выдать вам квитанцию, расписку в получении наличных денег?
       Еще одна мелкая пакость, подготовленная для рядового обывателя правительственными мудрецами, — налогообложение натуральной оплаты. До сих пор предприятия часто расплачивались с рабочими бартером. То китайскими пуховиками, то фарфором собственного производства, а то и гробами (был и такой случай, правда, на Украине). Недавно рабочим вместо зарплаты даже отдали башенный кран. Теперь все это будет облагаться налогом. Как платить? А очень просто: товар надо продать, потом заплатить налоги и спать спокойно. По какой цене все это было реализовано (а может быть, и обменено), не имеет никакого значения, ибо налог будет браться «от рыночной цены». Что такое «рыночная цена», сообщат вам работники налоговых ведомств.
       Услышав такое предложение, кто-то из левых депутатов Госдумы не удержался и предложил зарплату членам правительства выдать галошами. Тогда, по крайней мере, сами смогут проверить эффективность своих решений.
       
       Команда Путина не скрывает, что в итоге проведения реформы налоговые сборы упадут. Как говорят в правительстве, «временно». С временными трудностями мы должны будем, как положено, бороться всем миром, а именно — более бедные должны будут протянуть руку помощи более богатым и взять на себя дополнительное бремя. Кто за все это заплатит, вроде как до конца еще неизвестно. Ведь, помимо налогов, есть еще и бюджет. Если сократятся налоговые поступления, надо будет сокращать государственные расходы. И в этом главная интрига нынешней налоговой комедии: что будут сокращать, нам не сообщают. Представители правительства с хитрой усмешкой объясняют депутатам: вы сначала примите новые налоги, а потом уже мы предъявим вам бюджет. И в самом деле, логично. Бюджет же на основе налогов верстается! И депутаты примут. А потом, осенью, когда из Белого дома к ним приплывет проект бюджета, на Охотном ряду будут искренне удивляться: почему в казне денег не хватает?
       Но, право, интрига получается дешевая. Как будто мы и сейчас уже не знаем, на что урежут расходы. Явно не на зарплату генералам и не на содержание аппарата правительства. И не на создание бюрократических структур в новообразованных федеральных округах. А учителя, врачи, пенсионеры — им не привыкать. Если раньше и выделенные деньги до них не доходили, то бюджетных сокращений они могут даже и не заметить.
       Сэкономленные средства будут использованы «новыми русскими» на покупку «Мерседесов» и поездки в Париж, а наши олигархи наконец по-настоящему оправятся после дефолта. Инвестиций по-прежнему не будет хватать. Если к тому времени упадут цены на нефть, то временное сокращение доходов бюджета плавно перерастет в постоянное.
       А спасать экономику будет уже совсем другое правительство. Если, конечно, еще будет, что спасать.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera