Сюжеты

СЕЗАМ ОТКРЫЛСЯ

Этот материал вышел в № 38 от 01 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Искусство Ирана» и «Искусство Индии» в московском Музее Востока В 1918 году, когда музей был основан, туда пришел незнакомец и принес в дар свою коллекцию. На акте о передаче стояла подпись: «К. Ф. Некрасов». Спустя 75 лет иранисты новых...


«Искусство Ирана» и «Искусство Индии» в московском Музее Востока
       
       В 1918 году, когда музей был основан, туда пришел незнакомец и принес в дар свою коллекцию. На акте о передаче стояла подпись: «К. Ф. Некрасов». Спустя 75 лет иранисты новых поколений пытались выяснить, кто же был тот человек, который положил начало московскому собранию произведений искусства Ирана?
       ...Следы обрываются в 1933-м. Единственного в Москве той поры К. Ф. Некрасова в этом году расстреляли. Никаких документов не сохранилось.
       А средневековая керамика, рукописи, персидские миниатюры из коллекции — выжили, смешались с бронзой, расписными тканями, изразцами, коврами, булатными лезвиями из иранского собрания
       П. И. Щукина, из усадьбы Остафьево, из даров генерального консула СССР в Исфахане и французской археологической миссии в Иране.
       Собрание персидских миниатюр и рукописей XV —XVII веков — гордость музея. Здесь драгоценны подробности рисунка и подробности работы над ним: миниатюрист выглаживал лист полированным агатом или хрустальным яйцом; мастер-каллиграф, соблюдая главный принцип ремесла «чистота письма — чистота души», свидетельствовал: «Я обратил лицо в угол школы. Ни кривой мысли, ни соблазна. День до вечера я упражнялся. Не было заботы ни о сне, ни о пище».
       В ХIХ веке, в эпоху династии Каджаров, европейцы, твердо знающие, «как надо», вторгаются в быт и культуру Персии. Теперь обратить лицо в угол школы не дадут никому — миниатюра вытесняется пародийно-пестрой масляной живописью с луноликими красавицами, бубнами, розами, похожими на розы павлово-посадских платков, парадными портретами вельмож.
       Впрочем, эти вельможи знакомы нам по тыняновской «Смерти Вазир-Мухтара», а европейцы не так уж виноваты: деградировала государственная власть Ирана, а вслед за ней чувство меры стала почему-то терять культура. Но старинный персидский кич за полтораста лет сделался хорош по-своему.
       Соседние залы «дома Луниных» заняло собрание «Искусство Индии». Постоянная экспозиция московского Музея искусства народов Востока завершена. Сезам открылся...
       
       А еще на Никитском бульваре, 12-А, только что прошла выставка японского художника-каллиграфа Рюсэки Моримото. Там был, например, такой экспонат: два трехметровых свитка. Один — на белой рисовой бумаге три продольных и три поперечных ряда ясных, твердых черных иероглифов. Ничего более. Другой — зеленоватая и красновато-коричневая, золотом тисненная бумага. Фон украшен едва заметными цветами-травами, и сами иероглифы выполнены хрупкой скорописью «травянистого письма». Четкости особой нет, иероглифы собраны в произвольные смысловые группы.
       Первый свиток — письмо Онегина к Татьяне на японском языке. Выполнено Р. Моримото. Второй, вестимо, письмо Татьяны к Онегину. Работа жены художника.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera