Сюжеты

КАК ВЫЛЕЧИТЬ ЛЕКАРСТВА

Этот материал вышел в № 38 от 01 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Техника безопасности для выбора и приема лекарственных препаратов Еще четверть века назад писатели-фантасты пророчили нам на переходе к новому тысячелетию небывалые лекарства. И рак они победят. И усилят ясность и мощь человеческого...


Техника безопасности для выбора и приема лекарственных препаратов
       
       Еще четверть века назад писатели-фантасты пророчили нам на переходе к новому тысячелетию небывалые лекарства. И рак они победят. И усилят ясность и мощь человеческого интеллекта. И «таблетки бессмертия» появятся. А, может, мир войдет в XXI век и вообще без лекарств — благодаря генной инженерии.
       Новый век на пороге. И что мы видим?
       С лекарствами нам жить еще долго. И проблем не убывает. Несмотря на прогресс в фармакологии («таблеток бессмертия», правда, нет и, по-видимому, никогда не будет, но успехи за последнюю четверть столетия очевидны), контраст между этим прогрессом и возможностью для большинства населения нынешней России воспользоваться его плодами непомерно велик. Кусаются цены даже на традиционно массовые лекарства. А для фирменных зарубежных новинок они зашкаливают далеко за черту пенсий и минимальных зарплат.
       Или вот еще «статистический штрих» для размышлений. 75–80 процентов всех отравлений детей обусловлено передозировкой лекарств. До 90-х годов в 85 случаях из ста у нас это происходило по незнанию, любопытству, в несмышленом возрасте до пяти-шести лет. А в 90-х годах до 40 процентов детских отравлений лекарствами уже вызываются попытками самоубийств, приемом наркотиков и галлюциногенов. С 1994 года растет количество детских групповых отравлений социального и криминального характера. Результат — досуточная летальность (смерть) в 80 случаях из 100.
       Обо всем этом шла речь на только что завершившемся Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство». Седьмом по счету. Последнем в этом веке. Весьма представительном: в нем участвовали 35 тысяч ученых и специалистов не только из России, но и из семи стран СНГ и десяти государств дальнего зарубежья.
       Сразу после конгресса я встретился с его вице-президентом, завкафедрой клинической фармакологии Российского государственного медицинского университета, который знает о лекарствах если не все, то, во всяком случае, очень и очень многое.
       Мой собеседник — ЮРИЙ БЕЛОУСОВ

       

  
       — Юрий Борисович! В конгрессе участвовали 35 тысяч человек. Вы не оговорились? Такого количества не вместит ни один столичный зал!
       — Не оговорился. Конгресс включал в себя не только пленарные и секционные заседания, но и 162 симпозиума, лекции и семинары ведущих ученых для 740 практикующих врачей, школы молодых специалистов, конкурсы на лучшую научную работу, в том числе и среди студентов. В выставке лекарственных средств, современных информационных технологий, специализированных изданий и изделий медицинского назначения участвовали 42 отечественные, 64 зарубежные фирмы и 44 издательства. Понятно, организовать научный форум такого масштаба было бы невозможно без спонсорской поддержки, которую нам оказали фармацевтическая компания «Санофи-Синтелабо» и другие предприятия.
       — Каждый ваш конгресс работает под определенным, неповторяющимся «созвездием» проблем. Под каким «созвездием» прошел нынешний?
       — Здоровье детей, подростков, женщины прежде всего. Это в России сейчас должен быть национальный приоритет № 1. Ведь ее население продолжает уменьшаться, хотя у нас и трудятся около 50 тысяч педиатров и примерно столько же акушеров и гинекологов.
       Очень существенны как отличия болезней, которые они лечат (наследственная патология, заболевания новорожденных и т.д.), так и особенности применения у детей лекарственных средств. Серьезнейшая проблема, например, уточнение дозировки лекарств. Для каждого возраста она своя. Страхуясь от передозировки, от непредвиденного воздействия «взрослых» препаратов, наши педиатры часто выписывают целые наборы малоэффективных средств, которые к тому же дороже обходятся и родителям, и государству.
       Есть такое понятие «полипрагмазия»: когда назначается большое количество разных лекарств, усиливается вероятность их непредсказуемого взаимодействия. В результате — больше нежелательных побочных реакций, что в детском возрасте особо опасно.
       В Великобритании провели специальное исследование о связи побочных отрицательных эффектов с количеством принимаемых разных лекарств. Оказалось: если больной употребляет один-два препарата, такие побочные эффекты, особенно с тяжелыми осложнениями, возникают редко. Если 4 лекарства — риск возрастает в 8 раз. А если 6 или 8 — уже в 14 раз.
       Ясно, что количество принимаемых лекарственных средств должно сводиться к минимуму. Это относится к больным любых возрастов. Но к детям — особенно, тем более что сейчас уже есть эффективные педиатрические препараты, поражающие болезни, так сказать, точечно и без всяких отрицательных последствий.
       — Кстати, о новых лекарствах. Лет десять назад мне довелось проверять сообщение о том, что будто ученые столичного Онкоцентра и Института лекарственных растений обнаружили эффективные противораковые свойства у обыкновенного иван-чая. Ни подтверждения, ни опровержения получить тогда не удалось. Одни намеки чуть ли не на сверхсекретность. А теперь вот думаю: может, отпала уже необходимость в таких исследованиях и в плантациях лекарственных растений? Сегодня ведь можно смоделировать и синтезировать любое лекарство с заданными свойствами...
       — Не отпала. Многие новейшие препараты по-прежнему синтезируются из природного растительного сырья. Недавно, например, эффективное средство против аритмии получено из аконидина, растения, произрастающего в Узбекистане, в горах.
       Об экспериментах с иван-чаем мне лично ничего неизвестно. Но разные растения на этот предмет изучаются весьма интенсивно. И, положим, попытки получить противоопухолевый препарат из чаги ведутся очень давно. Однако противоопухолевая активность и у этого, и у многих других растений гораздо ниже, чем у тех средств, которые сейчас предлагают химиотерапевтам специалисты в области синтеза лекарств.
       Современные лекарства — это сложнейшие технологические процессы. По количеству специфических тонкостей они сегодня сравнимы разве что с компьютерными технологиями. Создание лекарственных средств развивается по нескольким новым направлениям.
       Первое — чисто ХИМИЧЕСКОЕ. У каждой из крупных мировых фармкомпаний есть свой банк молекул. Количество химических соединений в таких банках доходит до миллиона. Каждое из них при помощи мощнейших компьютеров можно превращать в пространственные модели и адресно исследовать его фармакологические свойства. Потом химики синтезируют нужное соединение. Потом идут эксперименты на животных. Если эффект подтверждается, продолжается работа по созданию нового лекарства и продвижению его в практику.
       Второе — подход, из ПРИРОДНОГО СЫРЬЯ (трав, цветов, коры деревьев), которое содержит десятки различных соединений, извлекаются наиболее активные из них.
       Третье, используемое чаще всего в онкологии, — целенаправленное КОНСТРУИРОВАНИЕ АКТИВНЫХ СОЕДИНЕНИЙ, которые вмешиваются в тонкие процессы синтеза и размножения клеток.
       Наконец, еще одно направление — создание лекарств, которые связываются со специфическими рецепторами в организме. Например, с теми рецепторами в головном мозге, которые могут снять депрессию или, наоборот, чрезмерное возбуждение, нормализовать сон.
       Но новые направления отнюдь не отрицают старых, проверенных веками, и профессиональной, и народной медицины. Не перечеркивают, в частности, необходимости в плантациях лекарственных растений.
       — Нынешней весной удалось наконец расшифровать геном человека. Как это скажется на фармакологии?
       — Появился ключ к устранению большинства генетически обусловленных заболеваний. Что, естественно, откроет пути к совершенно новым технологиям лечения и лекарствам. Сегодня, например, врожденные заболевания печени лечатся при помощи трансплантации. Это довольно тяжелый способ. Но в перспективе достаточно будет ввести специфический ген, который отсутствует у данного больного, чтобы печень начала восстанавливаться до нормы.
       Уже разработаны на генном основании белки, которые способствуют росту дополнительных артериальных сосудов у больных ишемией. Доклады на последнем американском кардиологическом съезде продемонстрировали такую возможность.
       В рамках нашего конгресса прошло несколько специальных симпозиумов по новым лекарствам и медицинским технологиям. Очень интересным был доклад ученого из Онкоцентра Минздрава РФ, профессора М. Личиницера о новейших противоопухолевых средствах, которые улучшают качество жизни и даже изменяют судьбу больных раком грудной железы, толстой кишки и т.д.
       Полагаю, что расшифровка генома человека приведет к тому, что проблема лечения отдельных форм рака через пять лет, по-видимому, разрешится, поскольку можно будет контролировать размножение клеток. В первую очередь это касается лейкозов рака крови.
       — На отдельных симпозиумах конгресса докладывалось о новейших лекарствах, применяемых при психических заболеваниях, депрессиях, гипертонии, сердечной недостаточности, стенокардии. Некоторые из них успели войти в формулярную систему, внедрение которой тоже было предметом обсуждения на конгрессе.
       — Что это такое?
       — Формуляр — руководство для практикующего врача в любом уголке России по грамотному, оптимальному применению лекарств. Вот пролистайте эту только что вышедшую книгу — материальное воплощение формулярной системы. На предыдущем, шестом, конгрессе отсутствие такого руководства было названо общенациональной бедой нашего здравоохранения. Ведь у нас в стране каждому пятому больному врачи назначают лекарства, эффективность которых недоказана или сомнительна.
       — Но ведь были и раньше неплохие справочники лекарств?
       — Были. Однако, как правило, это работы одного, двух, трех авторов, пусть даже известных. Их знания и опыт все же не всеобъемлющи. Часто они субъективны в своих приоритетах и пристрастиях. А в рождении формулярной системы участвовали 115 специалистов высшего класса из самых разных областей медицины. Это коллективный труд, согласованный консенсус. Причем это не рекомендательное пособие, а строгий регламент, не допускающий выхода за его рамки, своеволия, гарантирующий абсолютно доказанную безопасность и эффективность в лечении различных заболеваний.
       — А в других странах есть такие нормативные пособия?
       — Есть. Пожалуй, наиболее совершенен в этом ряду Британский формуляр. Он регулярно пересматривается специальной комиссией экспертов, переиздается два раза в год и вручается каждому врачу бесплатно.
       — Насколько доступен российский формуляр? Ну хотя бы для больниц, клиник.
       — Им будут обеспечены персонально — тоже бесплатно — все врачи России.
       — Это же миллионные тиражи!
       — К сожалению, ваши сведения устарели. В России осталось всего около 600 тысяч врачей. В 2000—2001 годах каждый из них получит эту книгу в руки.
       — Большинство наших соотечественников не имеют денег на относительно дешевые лекарства первой необходимости. Многоступенчатая рыночная система посредников взвинчивает цены до космических высот. При этом, как было недавно сообщено в телепрограмме «Момент истины», Россия ежегодно теряет на фармацевтике 2,8 млрд долларов...
       — Не все можно связывать с экономикой, хотя, конечно, несомненно отрицательное влияние ее провалов на здоровье людей. Проблема посредников, наживающихся на возгонке цен, остра. Но разрешима. Минздрав ввел довольно жесткие ограничения в ценообразовании. Теперь необходимо, чтобы на местах эти требования строго контролировались и выполнялись. Ну и, наконец, наша фармпромышленность хотя и медленно, но набирает обороты, увеличивая производство лекарств, а они гораздо дешевле иностранных. Хотел бы, однако, обратить внимание и на повальное, сверху донизу, от правителей до последнего бомжа, медицинское бескультурье народа. И даже бравирование бескультурьем. Невежество — черная дыра, куда уходят и миллионы рублей, и здоровье. Стадный инстинкт, с которым наши соотечественники набрасываются на любую модную, навязчиво рекламируемую лекарственную новинку, как ни горько признавать, ни о какой культуре не говорит. А реклама, к сожалению, очень редко содержит полную информацию о лекарстве. Например о противопоказаниях.
       Но ведь больные должны быть достоверно информированы о том, чем и как их лечат. Вот дают человеку аспирин как профилактическое средство от тромбоза. При этом иногда могут появиться боли в животе, отрыжка или даже, извиняюсь, «черный стул», кровотечение. Или у больного, принимающего все время аспирин, вдруг появились приступы удушья — это лекарство иногда провоцирует астматические состояния. Обо всем этом врач просто обязан предупредить пациента, а пациент — сообщить об этих симптомах врачу.
       — Средняя школа у нас просвещает человека в первоосновах литературы, истории, математики. Но практически оставляет полным невеждой в отношении собственного здоровья. Не пора ли вводить медицину в школьные программы? Чтобы знания любого человека о лекарствах не оставались на уровне «от головы» и «от живота».
       — Согласен, пора. Те знания по биологии, генетике, анатомии и физиологии, которые сегодня даются в школе в отвлеченной форме, должны сосредоточиться на конкретном человеке, самом ученике. Должны давать ему весьма конкретные медицинские сведения о самом себе.
       — И последний вопрос. Что самое важное в вечной теме «Человек и лекарство» именно сегодня, в канун нового века и тысячелетия?
       — Качество лекарств в широком понимании. И в смысле эффективности лечения. И в смысле нейтрализации отрицательных побочных эффектов.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera