Сюжеты

Вахтанг КИКАБИДЗЕ: УЛИЧНЫЕ ПСЫ — ДОСТОЙНОЕ ПЛЕМЯ

Этот материал вышел в № 41 от 15 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

УЛИЧНЫЕ ПСЫ — ДОСТОЙНОЕ ПЛЕМЯ Вахтанга Кикабидзе, наверное, можно назвать счастливчиком. Госпожа Удача сопутствует ему по жизни, сопровождая на всех поворотах судьбы. Вот и теперь она улыбнулась артисту — в фильме Георгия Данелия «Фортуна»...


УЛИЧНЫЕ ПСЫ — ДОСТОЙНОЕ ПЛЕМЯ
       
       Вахтанга Кикабидзе, наверное, можно назвать счастливчиком. Госпожа Удача сопутствует ему по жизни, сопровождая на всех поворотах судьбы. Вот и теперь она улыбнулась артисту — в фильме Георгия Данелия «Фортуна»
       

  
       — Как вы думаете, Вахтанг Константинович, «Фортуне» удастся повторить успех других ваших картин, например «Не горюй» и «Мимино»?
       — Зрителю картина должна понравиться, она нужна именно сейчас. Это фильм о нашей жизни, со всеми ее выборами, голосованиями, разными проблемами. Но предсказать ее судьбу очень сложно, ведь сегодня нашего кино в прокате почти нет.
       — А какие ощущения испытали вы, увидев картину? Знаю, что обычно Кикабидзе очень недоволен собой...
       — По-моему, это мой лучший фильм. Наверное, повзрослел и учел прежние ошибки. Но обычно я действительно от своей игры не в восторге. Например, публика обожает «Мимино», а там есть много моментов, которые мне хотелось бы изменить...
       — Наверное, со временем вы и в «Фортуне» их найдете. Ваш герой там говорит, что раньше он был старым морским волком, а теперь стал старым речным псом. К вам это, надеюсь, не относится. Кикабидзе рано списывать со счетов...
       — Кстати, поначалу фильм хотели назвать «Речной пес». Уличные псы — это очень достойное племя. Они мне гораздо ближе, чем домашние собаки, потому что сами себя кормят. А что касается фильма, согласился бы сниматься у Данелия, даже если бы не читал сценарий, очень люблю этого режиссера. Прежде чем приступить к работе, мы долго думали, каким должен быть мой герой — веселым, грустным... А потом решили, что он будет таким, как Буба Кикабидзе.
       — Несколько лет назад вы хотели снять фильм «Сказки для взрослых» по своему сценарию, но денег не нашлось. Выходит, тогда фортуна от вас отвернулась?
       — Наверное, я сам ее «отвернул»: не умею просить и обивать пороги кабинетов. А картину надо делать очень быстро, иначе тема устаревает. Правда, мне предлагали поставить ее на какой-то конкурс, найти зарубежных спонсоров. Но в таком случае и сам фильм стал бы иностранным, а мне этого не хотелось. Ничего, может быть, опубликую сценарий в каком-нибудь журнале.
       — И все же ваша первая любовь — это эстрада. Можете объяснить, почему никто из молодых не в состоянии хотя бы повторить то, что сделало на эстраде старшее поколение исполнителей?
       — Начнем с того, что молодежь это не интересует. Да и не смогут они исполнить старые песни — там душа нужна. А мы, наверное, не сможем петь то, что сейчас модно.
       — Позвольте в этом усомниться. Помнится, однажды вы даже признались, что хотите выступить вместе с группой «Ногу свело». Когда осуществите мечту?
       — Пока не получается, но эти ребята мне и сейчас нравятся, они очень артистичны и не похожи на других. Мне вообще интересно все необычное. Например, хочется узнать, за что же все-таки «убили негра». Конечно, через 30 лет народ об этом и не вспомнит, но ведь помимо самой песни есть еще много нюансов, которые привлекают публику. Наверное, «Запрещенные барабанщики» нашли свою дорогу.
       — Вместе с Лаймой Вайкуле вы записали дуэт «Что сказать вам, москвичи». Кикабидзе тоже обратился к «старым песням о главном»?
       — По-моему, эта песня у нас получилась. Мне кажется, голос Вайкуле, похожий на те, что звучат со старых пластинок, создан для этого шлягера. Интересно, что записывались мы порознь, но в итоге все вышло удачно.
       — А вы не думаете, что все эти модные ныне ремиксы и ремейки появляются оттого, что новых хороших песен почти нет?
       — Смотря что называть песней... Для меня, например, это «Журавли» Бернеса или «Синий платочек» Шульженко. Песню, если она настоящая, должен любить весь народ. Сейчас такие, наверное, тоже есть, но их можно пересчитать по пальцам. Современные исполнители и хотели бы работать с хорошими композициями. Но для этого нужно уметь не только владеть громким «форте», но и вытягивать «пьяно», то есть почти шептать. Тут душа нужна, наверное...
       — Про Кикабидзе иногда говорят, что он не поет, а шепчет. Как же вам удалось очаровать этим шепотом всю страну?
       — Песню нельзя исполнять ровно, без интонации — в ней же есть сюжет. Я много лет назад заметил, что люди на моих концертах обращают внимание не только на само исполнение, но и на стихи. Для меня это очень важно, и я должен видеть глаза зрителей — иначе не могу выступать. Поэтому всегда прошу дать свет в зал. Дурацкая привычка, наверное, но говорят, французские шансонье тоже так делают. Однажды я попросил друзей перевести несколько шансоньет, и оказалось, тексты в них очень бытовые. Видимо, французы нашли точную технику песенной поэзии, и получилось так, что это интересно каждому человеку.
       — Вас иногда тоже называют шансонье, только грузинским. Как вы относитесь к такому званию?
       — Приятно, конечно. Во всяком случае, никто не говорил, что мне нельзя петь. Только в первой рецензии на мое выступление было написано, что «Кикабидзе орет хриплым голосом». Но это было 40 лет назад.
       — С тех пор много воды утекло, теперь на ваши концерты приходят люди не только старшего поколения, но и молодежь, даже дети. Как вам удается привлечь их внимание?
       — Главное, чтобы они пришли... Очень часто ко мне после концерта подходят удивленные молодые люди: они-то думали, что Кикабидзе — древний старик, а я еще что-то умею. Серьезное искусство — очень серьезный труд. Недавно, например, я несколько раз выступил в московских ночных клубах. Вообще-то не очень люблю такие площадки, наше поколение к ним просто не привыкло. Но профессионал везде должен быть на высоте. Когда человек пришел выпить и закусить, это отвлекает. Такой барьер надо преодолеть и заставить публику обратить внимание на сцену. В каких клубах ни выступал, везде люди через несколько минут начинают слушать.
       — А правду говорят, будто в советские времена вы всячески избегали участия в концертах для партийных лидеров? Ходят слухи, что однажды, когда Брежнев хотел видеть Кикабидзе у себя, КГБ искал вас по всему Тбилиси...
       — Хотел, наверное, не Брежнев, а те, кто устраивал этот концерт. Может, потому и не стал народным артистом СССР, хотя представление делали трижды. И я знаю, почему не прошел: было мнение, что Кикабидзе «не наш человек, диссидент». А я всего-навсего не бегал по таким сабантуям — не нравится мне это. И когда в партию предлагали вступить, отказался. Почувствовал, что меня хотели использовать. Иначе зачем им понадобился человек, который и в комсомоле-то не был? Впрочем, жаловаться не на что, ведь, по-моему, народный артист — тот, кого любят зрители.
       — Время все расставило по своим местам. К 60-летнему юбилею вам подарили «звезду» на Площади звезд в Москве. Почувствовали себя светилом?
       — Все хочу сфотографироваться там, но никак не дойду. Видел ее только мельком, когда выходил из зала «Россия» после концерта. Наверное, надо купить хороший порошок, чтобы хоть изредка ее протирать...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera