Сюжеты

НА ПЛЕЧАХ ЛИБО ГОЛОВА, ЛИБО ПОГОНЫ

Этот материал вышел в № 42 от 19 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кто падает от атаки на Гусинского Сегодня, когда рассеялся дым предвыборных баталий и не обнаружились реальные победители очередной битвы за власть, можно вполне точно определить, кто на самом деле и какие реальные интересы стоят за тем...


Кто падает от атаки на Гусинского
       
       Сегодня, когда рассеялся дым предвыборных баталий и не обнаружились реальные победители очередной битвы за власть, можно вполне точно определить, кто на самом деле и какие реальные интересы стоят за тем или иным скандалом на российском Олимпе.
       Принципиальным итогом последних выборов явилось возвращение в верховную власть военной элиты, откуда она была изгнана после путча 1991 года. Так что теперь у нас правит союз военных и олигархов. Формирование правительства и дележка федерально-военных округов с обезоруживающей непосредственностью это подтверждают. Выходит, что, отплыв десять лет назад в сторону Северной Америки, мы, поплутав, приплыли в Южную. Для которой как раз и характерен такой состав власти.

       

  
       Генералы во власти — это всегда война. По банальной причине — ничего другого военные просто не умеют делать. Поэтому, попав на капитанский мостик общества, они своим орлиным взглядом сразу обнаруживают множество злодеев и супостатов, которых требуется как можно быстрее «замочить».
       Известно: изголодавшиеся по власти генералы видят гораздо больше врагов, нежели сытые. Поэтому голодные затевают войну сразу на несколько фронтов. Не стали исключением из правила и наши генерал-фельдфебели. Они не удовлетворились войной в Чечне и при первой же оказии открыли второй фронт — против губернаторов.
       Их властные союзники, олигархи, понимая особенности менталитета партнеров, самореализации генералов не препятствовали. Тем более что видели выгоды от такого рода деятельности — война в Чечне помогла выиграть выборы, война против губернаторов в конечном итоге усилит влияние олигархов в регионах. И обезопасит их бизнес.
       Обыски в «Медиа-Мосте» и арест В. Гусинского — это, вне всякого сомнения, открытие военными третьего фронта. И, судя по всему, против своих товарищей по «партии власти». В любом наступлении преодолевается несколько линий обороны противника. И на поле боя всегда видна только одна из них — та, которую штурмуют в данный момент. Поэтому, чтобы определить конечную цель наступления, необходимо подняться над полем боя — только тогда можно увидеть, куда в конечном итоге прут атакующие.
       Нападение на «Медиа-Мост» — это начало войны на российском Олимпе. Причина вероломства генералов проста, как мычание, — только у олигархов имеются нужные им ресурсы. За несколько месяцев пребывания во власти генералы обнаружили, что «все украдено до них». И, кроме нищего бюджета, из которого с грехом пополам удалось выжать всего лишь полуторакратное увеличение оборонного заказа, в распоряжении генералов нет ресурсов для возрождения военной мощи страны. Тогда как их аппетиты могли быть удовлетворены лишь в десять раз большими масштабами. Как говорится, «за что боролись?».
       В то же время в собственности их союзников по власти оказались сосредоточены почти 90% источников доходов страны — нефть, газ, металлургия, химия, к которым у военных нет легального доступа. Короче, генералы быстро сообразили, что, кроме как у олигархов, больше негде искать ресурсов для своих нужд. Партнеры оказались слишком жирными на взгляд осатаневших от десятилетней диеты военных.
       Не стоит сбрасывать со счетов дивиденды, которые могут получить в глазах общественного мнения военные, если «замочат» олигархов. Особенно ввиду весьма вероятного поражения в чеченской кампании. Так что кровь олигархов очень пригодится генералам, когда потребуется смывать очередной военный позор.
       
       Устроенный в стране усилиями олигархов правовой беспредел обеспечил быстрый и дешевый захват общественной собственности. А в дальнейшем и ее передел в пользу ограниченного числа физических лиц. Но беспредел имел и недостаток — не обеспечивал надежной правовой защиты самим олигархам. Поэтому они были вынуждены создавать глубокоэшелонированную оборону своих империй, которая обезопасила бы их от нападения других обитателей организованного ими же самими «дикого поля» в экономике и политике.
       Первая линия обороны — собственные службы безопасности. Сформированные из профессионалов плаща и кинжала, многочисленные, хорошо вооруженные и оснащенные, имеющие обширные связи в силовых структурах власти, эти военизированные подразделения олигархических империй представляют собой достаточно мощную силу. А тот компромат, который они добывают, в аппаратных схватках в коридорах власти обладает приличным тротиловым эквивалентом.
       Вторая линия — СМИ. Каждый олигарх обзавелся медиа-структурой, которая должна на манер римских гусей поднимать крик на весь мир, ежели кто-то из власть предержащих вздумает напасть на ее владельца. Самые дальновидные из олигархов создали полноценные медиа-империи, включающие в себя телеканалы, печатные издания, радиостанции.
       Третья линия обороны — деньги. В условиях правового беспредела сила денег возрастает в сотни раз и позволяет купить часть субъектов власти, при случае откупиться от власти или хотя бы застопорить ее механизмы. Это достаточно старинный способ защиты, и олигархи на своих заграничных счетах накопили достаточные запасы ликвидной наличности.
       Ошибка олигархов состояла в том, что они готовились не к тем войнам. Точнее, к войне друг с другом. Так как было хорошо известно, что, если какие олигархи оказываются во власти, они сразу начинают наезжать на братьев по классу, которым во власть попасть не удалось. Так как для них это основной способ откусить от последних что-нибудь ценное. И для такого рода сражений, как показывает опыт олигархических войн, перечисленных трех линий обороны вполне достаточно.
       Военная элита — нынешняя боевая подруга сообщества олигархов — оказалась совсем другим противником. В отличие от кучки вечно грызущихся друг с другом авантюристов генералы не только представляют собой социальную силу, но и являются достаточно спаянной корпорацией. При этом, как выясняется, их не устраивает ни положение цепного пса у хозяйских амбаров, ни та миска похлебки, которую им положили за службу. Так что, попав во власть, силовики превратились в смертельно опасного для олигархов союзника, для защиты от которого подготовленных линий обороны может оказаться недостаточно.
       
       И ста дней не прожили в «мире и согласии» победители, как генералы начали контролигархическую операцию. При этом уже достаточно ясно просматриваются как направления, так и последовательность готовящихся ими ударов. Чтобы понять замыслы военных, необходимо уточнить состав и силу их противников.
       Олигархическое сообщество сегодня структурировалось в виде трех кланов — «березовцы», «чубайсовцы» и группа полугосударственных сырьевых концернов (Газпром, ЛУКОЙЛ, Роснефть, ОНАКО и др.). В той же последовательности можно оценить силу кланов. Соответственно в обратной последовательности просматривается их очередность на заклание. Тактика военных вряд ли будет отличаться от классических правил — побеждать противника по частям, начиная с самой слабой и удобной.
       Еще при разделе федеральных округов олигархи почувствовали угрозу со стороны военных. Практически только «березовцы» получили себе в управление округ, в котором сосредоточена большая часть их экономических интересов. А ни одному из других кланов базовый для каждого из них нефтегазоносный Уральский округ не достался. Тот факт, что «чубайсовцы» все-таки получили пусть реально и не очень нужный им Приволжский округ, означает только, что первыми будут «резать» Газпром с ЛУКОЙЛом, тогда как «птенцы гнезда Анатолия Борисовича» будут съедены на второе. Соответственно «березовцы» оставлены как бы на десерт.
       Этот расклад вполне логичен. Благодаря большому пакету акций у государства тот же Газпром может быть захвачен гораздо быстрее, с меньшим шумом и относительно малой кровью в сравнении с ЮКОСом, ТНК или Сибнефтью. Поэтому Газпром естественным образом должен стать первой жертвой. И арест В. Гусинского подтверждает именно такое развитие событий.
       Общество этого не понимает, потому что не знает о действительном статусе «Медиа-Моста» — защитной медиа-структуры Газпрома, который напрямую вложил в империю Гусинского в 1996—1998 годах 600 миллионов долларов (на 124,7 млн куплены 14,7% акций НТВ и выданы гарантии западным банкам по кредитам ЗАО «Медиа-Мост» на сумму 473,1 млн, из которых 211,6 млн уже погашены Газпромом). Если учесть, что все реальные инвестиции в медиа-империю Гусинского максимум на 10% превышают эту сумму, ответ на вопрос «ху из ху?» в этом «независимом» информационном холдинге становится очевиден.
       Причем не важно, что формально 75% средств Газпрома вложено не в НТВ, т.е. достаточно дорогую телекомпанию, а в ТНТ, т.е. чисто развлекательный канал, который не стоит и 5% этой суммы. Реально деньги, конечно, пошли на развитие НТВ, печатных изданий, других СМИ холдинга. Крестьянская непосредственность Газпрома имеет большой практический смысл — если государство надумает получить что-то за свои без малого полмиллиарда долларов, ему достанется не созданная на эти деньги медиа-империя, а лишь не имеющий особой ценности веселенький такой канальчик.
       Вряд ли Р. Вяхирев настолько профан в бизнесе, чтобы так незатейливо обмишуриться — вложить полмиллиарда «зеленых» не в ту компанию. Поэтому, вероятнее всего, в составе каких-то из фирм-учредителей холдинга имеются собственники, как теперь принято говорить, «очень похожие» на руководителей Газпрома. Соответственно арест Гусинского может преследовать вполне прозаическую цель, не имеющую прямого отношения к задаче удушения свободы слова в России, — как Д. Рождественский сдал прокуратуре Гусинского в истории с приватизацией «Русского видео», так и Гусинскому теперь предлагается сдать руководство Газпрома.
       И тоже не просто так объем реальных инвестиций Газпрома в медиа-холдинг никогда не афишировался. Потому что, когда у руководства газового гиганта должна была возникнуть нужда в публичной защите, лучше всего, если эту функцию выполняли бы для него «независимые» в глазах российского и мирового общественного мнения СМИ. Жизнь поломала эти диспозиции — засадный медиа-полк, вместо того чтобы ударить в тыл врагам газового дела России, сам оказался жертвой их первого удара.
       
       Первым почуял, каким ветром пахнуло со стороны союзников по власти, разумеется, Березовский. И хотя его человек был назначен главой нужного олигарху Сибирского федерального округа, БАБ публично, причем в категоричной форме, выступил против затеянного реформирования структуры власти. Дальше была продемонстрирована вообще практически мгновенная реакция — трех часов не прошло с момента ареста Гусинского, как в эфире НТВ Березовский устами С. Доренко объявил войну спецслужбам. При этом друзья-чекисты уже назывались «зомби» и «роботами со свалки» и был сформулирован призыв ко всем СМИ ежедневно долбать власть по темечку, чтобы она не зарывалась.
       Союз олигархов с силовиками не мог быть прочным и долговечным. У нас все-таки не Латинская Америка, где латифундисты, тамошние сырьевые олигархи, и военные за века сроднились друг с другом и потому могли образовывать прочные союзы. Для нашей военной элиты олигархи — это жулики-космополиты и наймиты ЦРУ и Моссад, подло разрушившие и разорившие сверхдержаву и ограбившие их самих. Соответственно они способны вызывать у генералитета только классовую ненависть.
       Олигархи правильно определили силовиков как последнюю реальную силу, сохранившуюся в российском обществе. И потому захотели выжить, выбрав ее в качестве своей опоры. Непонятно только, с чего они решили, что спущенные с цепи голодные генералы станут на задних лапах выпрашивать у них объедки со стола, а не вцепятся им при первой возможности в горло. Судя по тому, как быстро военные собрались на войну со своими «благодетелями», они с самого начала рассматривали своих союзников в качестве второго после власти трофея.
       Так что у меня имеется серьезное подозрение: а не последняя ли это «рокировочка» Ельцина, который вполне был способен подставить олигархам себе на смену «надежного» союзника в лице силовиков. Я никогда не поверю, что Борис Николаевич простил этим шурикам крах экономических реформ. Из-за чего первый президент имеет все шансы войти в историю России, как самый большой ее разоритель. Тем более что он оплатил труды «реформаторов», не глядя на цену и не считаясь с расходами. Вряд ли царь Борис считал главной задачей экономических реформ фантастическое обогащение нескольких десятков шустрых молодчиков, которые кинули его с реформами, как простого лоха. Соответственно весьма вероятно, что сегодня мы наблюдаем эндшпиль последней политической партии отставного президента.
       
       Разумеется, какие бы тактические цели ни преследовала атака на «Медиа-Мост», в конечном итоге это — наступление власти на свободу слова. Пусть и из-за того, что сегодня она является линией обороны олигархов. Тем не менее общество оказалось перед трудным выбором — что ему дороже: свобода СМИ и олигархи или справедливость и генералы?
       Из двух зол принято выбирать меньшее. Лично мне кажется, что сегодня для нас олигархи являются меньшим злом. От победы генералов мы богаче не станем. И деньги олигархов им нужны для реставрации военной империи, а не для процветания общества. Так что, кроме морального удовлетворения, народу от победы генералов над олигархами никакой другой выгоды не предвидится. В то же время нищета станет долгосрочной перспективой всего общества.
       Кроме того, олигархов мало, а генералов много. Поэтому, когда придет время, обществу будет легче справиться с кучкой олигархов, чем со стаей одичавших генералов. Тем более что при генералах мы все будем сидеть или по зонам, или по казармам.
       Конечно, было бы замечательно, если бы олигархи и генералы загрызли друг друга. И их место во власти заняли бы нормальные экономическая и политическая или интеллектуальная элиты. Но так обычно не бывает. Кто-то из них должен победить. И потому «момент истины» для общества выглядит удручающе тоскливым — олигархи олицетворяют наше уродливое демократическое настоящее, а генералы — наше дикое тоталитарное прошлое образца 30-х годов. Так что делайте свои ставки, господа и товарищи!
       
       P.S.
       Освобождение Гусинского, разумеется, не означает окончания олимпийской войны. Как первая захлебнувшаяся атака не означает окончания сражения. Потому что для силовиков власть без денег — это оружие без патронов. Они лишь сменят тактику. И просто начнут «мочить» олигархов привычными для себя способами. В сущности, генералы только это и умеют делать.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera