Сюжеты

N-ская ЧАСТЬ ОБРАЗОВАНИЯ

Этот материал вышел в № 42 от 19 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Убрав лишь одно слово в законе, мы можем вернуть мужчин в школу Кажется, о проблемах образования заговорили все. Вроде выборы уже прошли, а политики, аналитики, экономисты, журналисты продолжают рассуждать о школах и университетах, об...


Убрав лишь одно слово в законе, мы можем вернуть мужчин в школу
       
       Кажется, о проблемах образования заговорили все. Вроде выборы уже прошли, а политики, аналитики, экономисты, журналисты продолжают рассуждать о школах и университетах, об учениках и учителях, причем не только как о бедных родственниках, но и как о сфере выгодных долговременных инвестиций.
       Однако беспрерывно обсуждая детали и нюансы назревающих в образовании перемен, я вдруг понял, что одну весьма немаловажную и общеизвестную проблему нашей российской школы вся эта реформаторская катавасия не решит даже при том совершенно невозможном предположении, что все благие намерения и пожелания будут реализованы самым оптимальным образом.
       Прежде чем перейти к сути этой проблемы, позволю себе лирическое отступление

       
       ...Петрозаводск. Июнь. Гостиница. «Интурист», между прочим. Даже горячая вода есть. Впрочем, душ принять все равно не судьба. Нет холодной потому что. Чтобы утром зубы почистить, заливаю с вечера в графин кипяток. Однако речь не об этом.
       Читаю лекции учителям в местном ИУУ — институте усовершенствования учителей. В перерыве пошел искать мужской туалет. Нашел. Но войти не смог, так как у дверей стояли несколько слушательниц с курсов.
       Как выяснилось, на шухере, ибо мужской туалет был оккупирован ограниченным контингентом учительниц... Перерыв короткий, и в женский слишком большая очередь. А в мужском — никого. Вот и пошли на штурм.
       На курсах где-то до сотни учительниц. И ни одного мужика. А курсы-то, между прочим, были для учителей математики. Не гуманитарии, поди.
       Да о какой математике и литературе речь, если даже труд мальчикам (что-то слесарно-токарное) в моей родной московской гимназии до недавнего времени преподавала Валентина Семеновна!
       А вспомнился мне этот драматический эпизод в учительской раздевалке нашей гимназии, где женская часть большая-большая и там все равно тесно, а в мужской на перекладине три сиротливых вешалки и всегда пусто.
       И вот тут я совершенно отчетливо понял, что все наши, пусть даже осмысленные и прогрессивные, стратегии развития образования — увы! — эту проблему не решат, мужчину в школу не вернут. По крайней мере в ближайшие годы, если не десятилетия.
       А это значит, что, невзирая на все новации и реформы, новые поколения будут продолжать учиться в глубоко «феминизированной» школе.
       Никак — боже упаси! — не хочу обидеть своих глубокоуважаемых и горячо любимых коллег-учительниц, наш героический общероссийский женский батальон, который сегодня без всякой поддержки со стороны сильного пола сеет, может, и не всегда разумное, но уж точно доброе и вечное. Да и едва ли кто-то в современном образовательном «бабьем царстве» всерьез возражал бы, если б в школу пришли наконец не только отдельные физруки и военруки да изредка математики-физики, но и историки, литераторы, географы, а то и учителя начальных классов.
       Кстати, не раз отмечалось, что в отличие от коридоров обычной средней школы, где мужиков не отыщешь днем с огнем, на традиционном конкурсе «Учитель года» среди лучших учителей мужчин совсем немало — умных, обаятельных, талантливых, блистательных.
       Но и этих забирают почти сразу. Вспоминается трогательная история о десятиклассниках, которые в Москву всем классом приехали, до Минобороны добрались с одной только просьбой: чтоб их любимого учителя не забирали в армию, ну хотя бы во время учебного года.
       Пошли ребятам навстречу — забрали любимого учителя летом.
       А у директора одной из известнейших московских школ, немало, кстати, сделавшего, чтоб привлечь в школу молодых учителей-мужчин, этим летом призывают сразу троих. Вернутся ли они потом в школу — бог весть.
       Меж тем можно и нужно сделать так, чтоб много учителей мужеского пола приходило работать в школу и чтоб при этом их оттуда не забирали, и сами они не уходили.
       Конечно, самый простой и очевидный здесь путь — существенное повышение зарплаты (что не помешало бы, отмечу, учителям обоих полов). Но даже предполагаемое в самых радужных программах двукратное повышение учительской зарплаты едва ли решит эту проблему.
       Потому что не только ноль, умноженный на два, дает ноль, но и почти ноль, увеличенный вдвое, остается почти нулем (можете поверить учителю математики с немалым стажем).
       Есть и второй не менее очевидный путь. Давно уже идут разговоры о работе в школе как альтернативной службе. Конечно, это было бы сегодня цивилизованным и достойным решением вопроса.
       И не только, замечу, «школьного» вопроса, которому посвящены мои заметки.
       Споры вокруг обозначенной в Конституции, но никак не реализованной ни законодательно, ни практически альтернативной службы идут давно. Не только споры, но и суды. Однако речь в основном ведется об уважении к религиозным убеждениям и моральным императивам призывников.
       Меж тем не менее важна и другая сторона вопроса: пока идут дискуссии о сроках и формах альтернативной службы, практически без всякой помощи и поддержки остаются совсем другие «горячие точки» России — интернаты и больницы.
       Однако, близко познакомившись с особенностями наших парламентских процедур, я, увы, не думаю, что даже в самом радужном варианте достойный и цивилизованный закон об альтернативной службе, требующий множества обсуждений, чтений и согласований, может появиться и начать реально работать в ближайшее время.
       Поэтому хочу предложить сегодня нашему Законодательному собранию еще один путь, по-моему, достаточно простой и по сути, и по процедуре.
       Дело в том, что для появления в школах молодых учителей-мужчин достаточно убрать поправкой всего лишь ОДНО слово в ныне действующем законе «О воинской обязанности и военной службе».
       Поясню. В статье 24, пункт 2 этого закона, где речь идет о праве на получение отсрочки от призыва, есть пункт «в», где сообщается, что таким правом обладают «имеющие высшее педагогическое образование и постоянно работающие на педагогических должностях в государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию негосударственных СЕЛЬСКИХ образовательных учреждениях — на время этой работы».
       Я выделил слово СЕЛЬСКИХ, потому что сегодня такая отсрочка только у сельских учителей.
       Уважаемые господа законодатели!
       Уберите поправкой только одно это слово из закона, дайте возможность получить отсрочку имеющим высшее педагогическое образование (которое дают, напомню, не только педвузы, но и университеты) и работающим не только в сельской, но и в городской школе — и без дополнительных денег, без долгих законодательных процедур мы решим наконец этот вопрос, и в наших школах появятся молодые учителя-мужчины.
       Конечно, не все они придут в школу по призванию, не все они станут настоящими учителями, не все они останутся в школах навсегда... А у вас есть другие предложения при нынешних школьных зарплатах?
       И поверьте учителю, работающему в школе почти четверть века: ремесло учительское — увлекательное, осмысленное, благодарное и потому затягивающее.
       По крайней мере для тех, кому имеет смысл оставаться в школе.
       
       P.S.
       «ЯБЛОКО» уже поддержало эту идею и собирается в ближайшее время внести такую поправку.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera