Сюжеты

РАДИО — НАША ПРОФЕССИЯ

Этот материал вышел в № 42 от 19 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Премия чуть было не настигла олигарха прямо в Бутырке Владимир Гусинский радио не слушает совсем. Он им владеет — немного. Этого оказалось достаточно, чтобы заполучить Национальную премию Александра Попова в области радиовещания — едва ли...


Премия чуть было не настигла олигарха прямо в Бутырке
       
       Владимир Гусинский радио не слушает совсем. Он им владеет — немного. Этого оказалось достаточно, чтобы заполучить Национальную премию Александра Попова в области радиовещания — едва ли не единственную профессиональную награду радийщиков. Победил Владимир Александрович в категории «Информационная, информационно-аналитическая передача». И с очередной продуктово-бельевой передачей в Бутырку главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов намеревался послать радиоприемник, чтобы олигарх хотя бы в тюрьме отработал заслуги перед радиовещанием, да не успел, Гусинского уже выпустили
       
       Премия Попова была учреждена в 1998 году Благотворительным фондом развития радиовещания и поначалу присуждалась только московским радиостанциям — «Хит-ФМ» как радиостанция-98, «Эхо» («Эхо Москвы») как лучшая информационная передача-98, Маргарита Митрофанова («Максимум») как лучший диджей-99. Государственные станции побеждали в солидных категориях вроде «За заслуги в области радиовещания» («Радио-1» как старейшая станция страны) или «Информационно-аналитическая программа» («Политический Олимп», «Маяк», 1999 г.). Иногда победители были растроганы (Диана Берлин с «Радио-1» как лучший программный директор-99), бывало, что разгневаны («Русское радио», получившее в прошлом году только одну статуэтку бога Эфира за работу звукорежиссера, в запале не только отказалось от премии, но и растоптало худенького бога ногами при большом стечении журналистов, решив больше в конкурсе участия не принимать). Кое-кто из победителей уже пропал из эфира, и теперь премию дают уже не старейшим станциям, а новейшим — спасибо, мол, что живой («Радио Монте-Карло»).
       Номинация, которой не было. А жаль... За страдания в области радиовещания.
       Ночь, питерская станция «Суперрадио» работает в автоматическом режиме. В четыре часа заедает диск. Заедает диск. Заедает диск. В восемь утра передающий радиоцентр, озверев от дееееефекта звука, отключил станции передатчик. Навсегда! Шутка.

       В 2000 году жюри, состоящее из победителей прошлых лет, решило принимать заявки не только от московских, но и от региональных радиостанций, из-за чего в списке номинантов появилось много совсем незнакомых названий и имен, рассеянных на пространстве от Владивостока до Питера. Провинциальные радиостанции получили и несколько Эфиров, но только в тех номинациях, где москвичей не было: «Радио Модерн», популярная питерская станция, за лучшую развлекательную программу (утреннее шоу «Два в одном»); екатеринбургское представительство закрывшейся, к огорчению многих, московской станции «Радио 101» за лучшую специализированную программу («ЛюБлюз. Настоящая мужская музыка»); радио «Восточный экспресс» из Челябинска за лучшую детскую передачу («Переменка»). Москвичи получили все остальное.
       Номинация, которой не было. А жаль... За художественную выразительность
       Ночной эфир Айрата Дашкова на «Радио-101». Чтобы не заснуть, Дашков согласен принимать заявки на всякие опусы от слушателей по телефону.
       — Что будем слушать?
       — «АукцЫон», пожалуйста. Все равно что, но лучше что-нибудь с альбома «Жопа».
       — О, альбом «Ж...»!!! Это совершенно замечательный альбом, эта «Ж...»!!! Как вы знаете, альбом «Ж...» записан группой «АукцЫон». И вот с альбома «Ж...»!!! мы сейчас что-нибудь послушаем. Лично мне очень нравится «Ж...»!!! Замечательно, что и нашим слушателям эта «Ж...»!!! тоже нравится. Сейчас я найду альбом «Ж...»!!! в нашей фонотеке...
       И еще минут пять чисто детской радости.

       Лучшей спортивной программой была признана радиостанция «Спорт-FM», культурной — посвященная этнической восточной музыке «Арба семи муз» («Говорит Москва»). Единственным (!) номинантом в категории «Репортер» оказалась журналистка «Радио-1» Елена Жарова, она же, понятно, и получила Эфира.
       Номинация, которой не было. А жаль... За связи с общественностью.
       Репортер «Эха Москвы» Илья Птицын (светлая ему память!) ехал в лифте на этаж «Эха» с одним Березовским и двумя охранниками Березовского. Попутчики молча изучали друг друга.
       — Борис Абрамович, не могли бы вы открыть мне кредитную линию? — наконец сказал Илья.
       Борис Абрамович смутился — мол, он лично банковскими делами не занимается, это надо в банк...
       — Мне бы небольшую, — скромно сказал Птицын. — Долларов пятьдесят.
       Борис Абрамович попыхтел, пхнул охранника в бок, и охранник немедленно открыл Илье Птицыну небольшую кредитную линию.

       Чем серьезней была номинация, тем меньше почему-то было номинантов. На программного директора, редактора радиостанции претендовали только Юрий Аксюта («Европа плюс») и Филипп Галкин («Наше радио»). Победила отмечающая в этом году свое десятилетие «Европа». Ее давнишний обозреватель Григорий Погосян стал в этом году «Лучшим информационным ведущим» (не забыв рассказать на церемонии, что сначала работал на «Европе» кем-то чуть побольше уборщицы), обойдя информационщиков «Маяка» и «Русского Радио-Екатеринбург».
       Лучшим диджеем был объявлен Константин Михайлов, любимец юных и не очень дев, слушающих «Максимум».
       Номинация, которой не было. А жаль... За дружбу и любовь в радиовещании.
       Ветеран музыкального вещания Ксения Стриж ведет дневной эфир на радио «Классика». Скучно. Ксения устраивает розыгрыш и названивает своему приятелю Косте Михайлову домой — жаловаться на якобы уволившее ее начальство.
       Прямой эфир.
       — Костя, меня уволили.
       Костя, живо переживая за Ксению — да что, мол, с твоего руководства взять, это же «Классика», такая дерьмовая станция, г... г... далее непечатно.
       Прямой эфир.
       Михайлов надолго обиделся. Стриж отстранили от эфира на две недели. И вроде как и вправду уволили.

       Лучшей радиостанцией 2000 года стало «Наше радио», чья победа в этом году была, кажется, предсказуема. Новую станцию Михаила Козырева любят не только простые смертные, но и один из ее владельцев Борис Березовский. Он, правда, не любит отечественный рок-н-ролл, основной материал «Нашего радио» (за рок-н-ролл станцию любят все остальные). Но в отличие от другого медиа-магната, Гусинского, медиа-магнат Березовский свою станцию слушает, и чуть ли не с удовольствием, что, правда, жюри премии Попова не считает особыми заслугами в области радиовещания.
       
       P.S.
       Спасибо сайту «Я слышал п(р)о радио».

       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera