Сюжеты

«ПОДЬЯЧИИ СУКИН ВСЕ СМУТНОЕ ВРЕМЯ ПРОСИДЕЛ В КРАКОВЕ…»

Этот материал вышел в № 43 от 22 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Литературные журналы в мае о русской интеллигенции Только два журнала в мае вспомнили о Дне Победы и о войне. В «Конференц-зале» «Знамени» прозаики и поэты разных поколений вели разговор о том, почему «нет сейчас писателя моложе 60 лет,...


Литературные журналы в мае о русской интеллигенции
       
       Только два журнала в мае вспомнили о Дне Победы и о войне. В «Конференц-зале» «Знамени» прозаики и поэты разных поколений вели разговор о том, почему «нет сейчас писателя моложе 60 лет, который писал бы о той войне. Неужели огромный трагический мир войны стал совсем неинтересен русской литературе?» «Октябрь» предоставил свои страницы Олегу Павлову, который с обычной для него невнятностью мысли, но зато с истерическим пафосом прокричал о том, что «Наша война — это наша судьба. Мы не просто люди — мы народ. Почему русским вообще необходимо высшее моральное оправдание войны?» А другим народам, получается, этого не надо, они воюют и приговаривают: «А вот какие мы аморальные злодеи!»
       
       Главной темой оказалась такая: интеллигенция сегодня и всегда. С уточнением-заострением: пишущий человек всегда и сегодня. Даже Кузьма Минин в прелестном рассказе Вячеслава Пьецуха «Смерть героя» возопил: «За что боролись господа либеральные писатели? А за то, чтобы тиражи «толстых» журналов упали с миллионных практически до нуля, чтобы народ вообще перестал читать!
       Подъячий Сукин все Смутное время просидел в Кракове, при низложенном царе Василии Шуйском, и кто за что боролся, сказать не мог» («Дружба народов»).
       «У русских интеллигентов всегда были только две темы для разговора: судьбы России и интеллигенция и народ. Обе темы переплетены. Обе порядком обветшали», — заметил Борис Хазанов и увлеченно занялся обветшавшими темами, придя «к осознанию глухого одиночества в собственной стране, традиционного удела русской интеллигенции». (Джон Глэд — Борис Хазанов. Из бесед. — «Волга», № 4.)
       Алена Злобина в «Новом мире» размышляет на ту же свежую тему в статье «Кто я? К вопросу о социальной самоидентификации бывшего интеллигента». Оригинально только то, что в романе Анатолия Королева «Человек-язык» автор умудрился усмотреть издевательство над идеалами русской интеллигенции.
       Статья Владимира Мау «Интеллигенция, история и революция: Очерки из жизни современной России» («Новый мир»), напротив, блестяще прослеживает те печальные последствия, к которым приводит убеждение-внушение, что русскому народу присущи такие «исконные черты», как коллективизм, общинность и государственность.
       В страстной и спорной статье «Великий инквизитор на марше, или Культура как власть» («Октябрь») Лариса Березовчук постоянно отрывается от анализа релятивистского сознания и культуры постмодернизма, чтобы предупредить гуманитариев: «Складывается режим тоталитарного типа!» Виноваты в этом, впрочем, по мнению публицистки, телевидение, Интернет и Деррида...
       Борис Василевский в статье «Русский Робинзон, или Шло бы оно все...» («Дружба народов») задумывается об интеллигенции и народе, перечитывая бессмертный роман Даниэля Дефо: «У нас Робинзон был отвергнут, может быть, подсознательно, чутьем и, следовательно, безошибочно. Причина — в особенности вечной нашей и, видимо, предначертанной нам природы: нам всегда был чужд труд». В. Кардин в мемуарном отрывке «И коммунизм опять так близок, как в девятнадцатом году», перечитывая антологию «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне», размышляет об иллюзиях народа и интеллигенции: «Иллюзии обычно насаждались сверху и подхватывались низами, чем-то отвечая внутренним потребностям. Отсюда их стойкость, живучесть и после того, как наверху сменили пластинку» («Знамя»).
       Почти вся проза мая посвящена проблемам «творческой» интеллигенции. «Про это» и повесть Олега Ермакова «Вариации» («Знамя»), и роман Сергея Носова «Член общества, или Голодное время» («Октябрь»). Жутковато-комический сюжет у Носова и житейский — у Ермакова не слишком, честно говоря, заинтересовывают, но оба произведения привлекают особой атмосферой осеннего Петербурга и осеннего Смоленска.
       В повести Марии Рыбаковой под более чем ответственным названием «Героиня нашего времени» сквозь фантастические ответвления сюжета четко просматривается главная линия: взаимоотношения интеллигенции и народа — любовь-вражда загадочной славистки Елены и не менее загадочного вора и хулигана Мишки. Эта любовь-вражда народа и интеллигенции и есть, по-видимому, героиня нашего времени.
       Беспощаднее всех к пишущей интеллигенции оказался Владимир Маканин. Символическая повесть «Удавшийся рассказ о любви» («Знамя») — это, так сказать, признание в ненависти, начатое сдержанно и законченное с предельной брезгливостью. Бывшая советская цензорша, ныне капиталистическая бандерша Лариса всю жизнь любила подававшего надежды писателя, а ныне телеведущего Тартасова: «Приодет, при галстуке. Ведет престижную беседу «Чай». (Писатель на ТВ). Солидно и культурно». Советские писатели и советская цензура, в сущности, обожали друг друга и друг друга стоили, но если цензорша все же способна со временем понять, «что была сволочью», то писатель Тартасов оказался не просто сволочью, а чем-то несравненно худшим: талдычит с экрана, что литература умерла, и пристает к «девочкам» своей бывшей возлюбленной с униженными просьбами, гм, «дать в долг». Пытался приспособиться, расчеловечился, но новым хозяевам жизни не нужен: «А то ведь замену найдут быстро. Возьмут Витю Ерофеева. И неглуп. И тоже готов повторять, что литература умирает. — Зачем это повторять? — Как зачем? Сферы влияния. Телевидению выгодно, чтоб люди не читали. Меньше читают — значит, больше смотрят. Створаживаем словесность». Очень зло, очень мастерски... Но когда все журналы не отрываются от одной темы, это вызывает у читателя законную досаду: да в самом деле, еще какие-нибудь проблемы на свете существуют?
       Все же существуют. Высокоинформативная статья Бориса Чистых «Укрощение строптивых» («Знамя») посвящена парадоксам «зеленого» движения. А в «Дружбе народов» начата публикация романа Даниила Гранина «Вечера с Петром Великим».
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera