Сюжеты

О ШАРИКЕ ВСПОМИНАЮТ, КОГДА ОН ЛОПНЕТ

Этот материал вышел в № 43 от 22 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

О ШАРИКЕ ВСПОМИНАЮТ, КОГДА ОН ЛОПНЕТ Мы продолжаем идти по следу Игоря Маслова. Напоминаем, что наш спецкор вышел на большую дорогу 27 мая в Москве. И зашел уже глубоко в Европу. У него есть маленький компьютер — инструмент связи,...


О ШАРИКЕ ВСПОМИНАЮТ, КОГДА ОН ЛОПНЕТ
       
       Мы продолжаем идти по следу Игоря Маслова. Напоминаем, что наш спецкор вышел на большую дорогу 27 мая в Москве. И зашел уже глубоко в Европу. У него есть маленький компьютер — инструмент связи, балалайка — средство пропитания и большой палец правой руки — единый проездной для всех автостопщиков. На последнем сеансе связи редакция обязала его отчитаться о своем финансовом положении. Он обещал сделать это в литературной форме и попутно сообщил, что час игры на балалайке в европейском городском парке равняется примерно четырем бутылкам пива. У нас отлегло от сердца: речь все же о пиве, а не о черствой корочке хлеба. Хотя некоторые считают, что пиво — это жидкий хлеб...
       

    
       Есть такая профессия — Родину защищать. А есть такая профессия — Родину зачищать. Можно работать химиком на таможне и иметь два доллара с каждой машины. Очень просто: на границе с Румынией обязательна дезинфекция. Стоишь себе на посту со шлангом, «пшик-пшик» — два бакса, «пшик» — бакс.
       Но я не тачка и пробираюсь в Румынию немытым.
       Парк в Бухаресте.Тут можно спать на лавочке, а можно писать эту заметку на маленьком компьютере, и никто — ни менты, ни подростки — вас не тронет. Но большинство сидят на лавочке и целуются или на лодке гребут. Дети ловят в земле толстых, в палец, червяков и пугают ими родителей.
       Вот идет Кристи Ширяев. Поскольку именем его никто здесь не интересуется, скажем так: идет мужик с шариками. Что-то приговаривает, вроде: «Балонас буратор, балонас буратор», кто их разберет, этих румын. Румыны покупают у него шарики.
       Кто продает шарики в Москве, те прикованы к баллону с гелием, вокруг них очередь, в одной руке сдача, в другой — вентиль, в зубах — веревочка. Кристи сам ходит по аллеям, он выгуливает шарики, как щенков, и отдает в хорошие руки. Руки, которые тянутся к шарику, это всегда хорошие руки, потому что детские. Взрослые руки тянутся за деньгами — десять тысяч лей — это как десять наших рублей, фигня, не правда ли. Шарик заводят и тут же и забывают. Забытый шарик привязывают к папе. О шарике вспоминают, когда он лопнет.
       Раньше Кристи Ширяев работал не то геологом, не то геодезистом. Не разберешь этих румын. Теперь Кристи пенсионер. Гелием для шариков его снабжает друг с гелиевой фабрики. Кристи все-таки румын, человек почти западный, поэтому торгует по лицензии.
       Я купил у него шарик за десять тысяч, привязал к рюкзаку, и сразу стало легче. Физика, шестой класс, закон Архимеда. Вот пацаны на пруду раскачивают лодку, а она не тонет — тот же параграф.
       Шарик бесполезен в домашнем хозяйстве. Он просто есть, пока не лопнет, да плюс десять тысяч лей пенсионеру Ширяеву, который придумал себе работу, как в романе «Над пропастью во ржи».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera