Сюжеты

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЮБИЛЕЮ ЗАКОНА О ПЕЧАТИ

Этот материал вышел в № 44 от 26 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В уходящем июне средства массовой информации не только рассказывали о событиях, но и сами оказались в центре событий. Начало месяца прошло под знаком десятилетия со дня принятия Верховным Советом СССР «Закона о печати и других средствах...


       
       В уходящем июне средства массовой информации не только рассказывали о событиях, но и сами оказались в центре событий.
       Начало месяца прошло под знаком десятилетия со дня принятия Верховным Советом СССР «Закона о печати и других средствах массовой информации». Медиасообщество подводило итоги лет, прошедших после того, как гласность перестала зависеть исключительно от смелости редакторов и была узаконена. Светлые ностальгические чувства при воспоминаниях бойцов о минувших днях сменялись мрачным настроем при обсуждении дня сегодняшнего: обесценение журналистского слова в глазах читателей, слушателей и зрителей, усиливающееся давление государства...
       11 июня телепередача «Пресс-клуб» провела в эфире опрос своих зрителей и выяснила, что среди откликнувшихся число сторонников введения цензуры превзошло, хотя и незначительно, количество тех, кто цензуры не хочет.
       13 июня был заключен под стражу владелец «Медиа-Моста» Владимир Гусинский. 20 июня освобожденный из-под стражи Гусинский стал главным героем в «Гласе народа» на НТВ. Собравшиеся в студии журналисты проявили с ним солидарность. Среди поступивших по телефону и по Интернету вопросов и комментариев от аудитории дружественных почти не было.
       Но не будем торопиться сокрушаться по поводу тяжелых времен, наступивших для свободной прессы. На себя посмотрим.
       Президент Союза распространителей печатной продукции Ольга Никулина поделилась недавно следующими данными. Лишь десять процентов стабильно выходящих в России изданий живут за счет профильной деятельности, т. е. создают такой информационный продукт, за который читатели не жалеют выкладывать свои кровные рубли. 60—70 процентов изданий — органы пропаганды и инструменты влияния. По деньгам, если верить экспертным оценкам, это выглядит следующим образом. Объем затрат на производство печатной продукции в России составил в 1999 году от 50 до 120 млрд руб. (1,8—4,2 млрд долл.). Доходы от реализации тиражей за тот же период колебались в пределах 12—14 млрд рублей (округленно — 500 млн долл.). По данным Российской ассоциации рекламных агентств (РАРА), на рекламе печатные СМИ в прошлом году заработали порядка 7,5 млрд рублей (260 млн долл.). Итак, покрываемая из неведомо каких источников разница между расходами и доходами на рынке газетно-журнальной продукции составляет от 1 до 3,4 млрд долл. В электронных СМИ цифры другие, но ситуация та же.
       Что получается? Во-первых, информационная индустрия сложилась в России как отрасль теневой экономики, где «черный» оборот превосходит оборот «белый» (и не надо привычно кивать на несовершенство налогового законодательства, ведь большинство средств проводится через схемы, которые никто не стал бы «светить» и при минимальных налогах). Во-вторых, она оказалась очень привлекательной для инвестиций, но инвестиций весьма своеобразных, вовсе не предназначенных для извлечения прибыли из самой отрасли. Во что же вкладываются денежки? А вкладываются они, пользуясь подходящей терминологией, в информационный рэкет (шантаж, вымогательство, «постановка крыши») и в информационное киллерство.
       И вот парадокс: лишь меньшая часть прессы развивается как нормальные средства массовой информации, большая же — скорее как средства массового поражения. Но и те, и другие пользуются защитой Конституции, обеспечивающей свободу слова, гарантиями редакционной независимости, предоставляемыми Законом о печати, а также льготным налоговым режимом по сравнению с другими отраслями бизнеса. С точки зрения обыденного здравого смысла это выглядит, как если бы к Уголовному кодексу прилагался особый закон «О наемных убийцах и вымогателях», гарантирующий представителям этих «профессий» более мягкое отношение правоохранительных органов, чем остальным нарушителям закона.
       Рискну предположить, что и возрастающее давление государства разных уровней — от федерального до регионального — на СМИ вызвано не только и не столько аллергией на свободное слово вообще, сколько реакцией на практику отечественных СМИ здесь и сейчас. Мы, журналисты, редакторы и управленцы, сами загнали себя в такую ситуацию и сами виноваты в том, что с нами сегодня происходит. Виноваты прежде всего в том, что дискредитировали священный и универсальный принцип свободы слова и довели ситуацию до абсурда, когда, отстаивая свободу печати, по существу отстаиваем право беспрепятственного выполнения оплаченного «черным налом» заказа.
       Юбилейная вахта показала, что журналистское сообщество все лучше осознает собственное несовершенство. Правда, самобичевание в основном идет по линии этики. Дело хорошее, но бесперспективное. Моральные принципы охотно подстраиваются к деньгам, а деньги по отрасли гуляют гигантские, и выделяются они именно на неэтичное поведение.
       Следовательно, лечение нужно начинать с денежных потоков.
       


       ОТ РЕДАКЦИИ:
       Редакция не разделяет точку зрения автора, но дает ему возможность пользоваться свободой слова. Лишь напоминаем, что цены на почтовые услуги в стране безумны. На бумагу — запредельны. Налоговые проверки — бесчисленны. А полиграфическое оборудование почти невозможно ввезти в страну. Скорость доставки изданий из Москвы в регионы ниже, чем в начале века. То есть вся государственная составляющая фактически враждебна рынку СМИ. А потом коллега Панкин удивляется перекосам на медиарынке. Один русский царь был честнее: он со вздохом разрешил крестьянам жить лесом, а рыбакам — рекой.



Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera