Сюжеты

В НИЦЦЕ РАЙ И В ШАЛАШЕ

Этот материал вышел в № 44 от 26 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В НИЦЦЕ РАЙ И В ШАЛАШЕ Наш спецкор Игорь Маслов решил ненадолго задержаться во Франции. Заветные 80 долларов заканчиваются, и в его светлой голове созрел некий авантюрный план. Пока мы его не разглашаем, но с большим интересом ждем через...


В НИЦЦЕ РАЙ И В ШАЛАШЕ
       
       Наш спецкор Игорь Маслов решил ненадолго задержаться во Франции. Заветные 80 долларов заканчиваются, и в его светлой голове созрел некий авантюрный план. Пока мы его не разглашаем, но с большим интересом ждем через неделю новый масловский репортаж. Он обязательно обойдет земной шар!
       

  
       Каждое лето нам обидно, что украинцы не отдают полуостров Крым. Ничего, зато все вместе мы отбили у француза город Ниццу. «Наши» в городе — русские, украинцы, литовцы, и под их контролем супермаркеты, вокзал и телефонная связь. Явка — в девять вечера в городском парке, где раздают благотворительные пирожки. Пароль — любое слово по-русски. И вас уже не оставят, вам объяснят, где вкусно поесть, где переночевать, как бесплатно позвонить домой.
       Наши в Ницце называются «азюлянты». Их здесь человек пятьдесят. Чтобы стать азюлянтом, надо сдаться властям и попросить убежища. Спасаться можно от армии, засухи, тещи, президента Лукашенко, селей и оползней, эпидемии гриппа, наводнения 1873 года в Петербурге. Любая просьба рассматривается несколько месяцев, потом наверняка придет отказ и попросят (!) покинуть страну. Значит, пора сдаваться в другой европейской стране под другим именем. Ведь ваши документы сгорели вместе с танком на Курской дуге.
       Вот стоят они на углу и ждут пирожков. Сегодня воскресенье, и все знают, что никаких пирожков точно не будет, ну и хрен с ними. Азюлянты общаются, точат лясы, в каком магазине что спереть, стреляют у французов сигареты, подмигивают девушкам. Кстати, с девушками здесь не очень. То есть на пляжах Ниццы встречаются очень даже... экземпляры. Только вот азюлянты не знают языка и не имеют денег, а одними улыбками француженку не купишь. Зато презервативы азюлянтам выдают три раза в день. Издеваются благотворители, сволочи. Много чего еще раздают — обеды, одежду, лекарства. Чего не хватит, то азюлянт возьмет сам. А солнце, воздух и вода, и даже души на пляже, и тем более туалеты в «Макдоналдсе» — это для всех бесплатно.
       Завтра в Ницце триатлон, и по набережной расставили велосипеды. А вот азюлянт Профессор из Омска, у него вечно какие-то идеи. Например, он знает, что если «алармка» на одежде в супермаркете синего цвета, то ее нельзя ломать кусачками — забрызгает краской. Но главное, что умеет Профессор, — это заряжать мобильные телефоны. Каждый второй азюлянт красуется с «Мотороллой» или «Эрикссоном». Откуда — здесь так не спрашивают. Один алкаш-литовец за неделю потерял четыре телефона. Теперь Профессор предлагает: «Когда они все завтра нырнут, можно великами разжиться».
       Давным-давно в Ницце жили великие русские писатели. А что в русской литературе самое главное? Человек! Желательно — лишний человек, бродяга, босяк. У всех азюлянтов трагические судьбы. Вот, к примеру, Арвидас — двадцать лет, сын полковника КГБ. Папу зверски пытали в литовской полиции, он бежал, его догнали, убили, самого Арвидаса били, он бежал в Европу... Так он в своей анкете написал. На самом деле папа — уважаемый в Вильнюсе электрик. Арвидас третий день с литовским упорством рассказывает всем один анекдот. Причем не смешной уже с первого раза. Завтра вот намылился поступать в Иностранный легион. Там через пять лет службы, если нигде не погибнешь, дадут французское гражданство.
       Тот же Профессор — это кадр, как из книжки писателя Довлатова. Профессор работал на киргизском радио. В пять утра он должен был выключать рубильник, а в шесть — включать, чтоб в городе заиграл гимн Советского Союза. На дворе 82-й год, прибегает на студию жена, говорит: «Иди, держи очередь за маслом». Профессор стоял в очереди два часа, радио молчало. Профессора уволили, с тех пор в «совке» не работал, а сейчас — мозговой центр русских азюлянтов.
       Костя сидел в бельгийской тюрьме за драку сразу с тремя арабами. Бросили Костю в камеру и выслали бы на родину, если б не его история. Русский, жил в Чечне, когда пришли федеральные силы, сражался на стороне чеченцев. Получил осколок в живот. Отлежался, переправили в Европу. История, кстати, невыдуманная. Теперь Костя ворует одежду в супермаркетах. В легион не хочет — навоевался.
       Итак, где в Ницце покушать? На Западе милосердие — это такая профессия. Есть люди, которые просто обязаны вас пожалеть. Кроме пирожков в парке, есть бесплатные столовые. Сами французы туда ходят, они на правах хозяев первые у окошка. Но хватает всем. Рис, курица, ветчина, пирожное. В общем, как в «Аэрофлоте» первым классом. А тут заведующая столовой, пожилая француженка, как детей малых, уговаривает: не толкайтесь, мсье, вы уже сегодня обедали, силь ву пле...
       Или вы привыкли к дорогой пище? Сказано же — супермаркеты под контролем. Давайте без моральных оценок — этим в Ницце занимались великие русские писатели сто лет назад. Итак, вы умеете кушать на ходу? Да ладно... Тут, когда был этот триатлон, люди три километра по морю плыли, потом еще сорок на великах шпарили и еще по набережной десять бежали, некоторые с финиша своим ходом уползали. Вот на что способен человеческий организм! А вы не сможете на ходу, прогуливаясь по бескрайнему супермаркету, прожевать какую-нибудь сосиску, запить соком? Ах! Люди смотрят! Вы имеете право кушать, они имеют право смотреть, па де проблем.
       Один азюлянт выносил из компьютерного магазина дорогущий модем — повязали. Пока полиция ехала, азюлянт придумал, что сказать. Я, говорит, хочу записаться в Иностранный легион. Мне, мол, сказали: чтобы туда приняли, надо чего-нибудь украсть, да не какую-то фигню, а подороже. Полицейские посадили азюлянта в машину, отвезли на вербовочный пункт, сдали сержанту. Два дня азюлянт кроссы бегал, потом сказал сержанту, что устал. Никто служить не заставляет — отпустили.
       Теперь с ночевкой. В общем-то, в Ницце и зимой плюс пятнадцать — можно спать на лужайке. Одно плохо — по ночам включают поливалки. Есть бесплатная гостиница, так называемая «мандрага». За порядком следят монахини, так что все строго. Вчера литовцев среди ночи выперли на улицу — за пьянку. Плохо, что в общей камере хранения арабы крадут рюкзаки.
       Но помните, что сказано вначале, — вокзал под контролем! Можно идти ночевать в вагоны. Утром вагоны поедут в Париж и Ганновер, а пока стоят на путях незапертые, в них постельное белье. Украинцы отыскали в тупике два списанных вагона, которые уже никогда не поедут. Тем не менее в туалете все еще журчит вода.
       Азюлянты не знают французского и не читали местных законов. Но все азюлянты уверены, что где-то в кодексах писаны такие-то положения. В супермаркете можно есть, если есть больше нечего. Если выносишь товаров до тысячи франков — это не воровство. В пустующем доме можно жить, пока нет хозяев, — это не взлом.
       Одно не совсем ясно: на кой черт азюлянты нужны Франции. Азюлянты клевещут, что за каждого из них ООН выделяет кучу денег, которые идут в бюджет. Мол, мы еще посмотрим, кто кому должен!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera