Сюжеты

ПРЕЗИДЕНТ НА НАРАХ

Этот материал вышел в № 45 от 29 Июня 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

На классический оперный вопрос безумного Германа «Что наша жизнь?» ответил политолог Глеб Павловский, заявив в Интернете, что жизнь наша — просто «куча пиара». Дальше — совсем грубо: «Общество по уши в пиаре, и собственные судороги для...


       
       На классический оперный вопрос безумного Германа «Что наша жизнь?» ответил политолог Глеб Павловский, заявив в Интернете, что жизнь наша — просто «куча пиара». Дальше — совсем грубо: «Общество по уши в пиаре, и собственные судороги для него тоже пиар».
       Мы незамедлительно мобилизовались: если исполнительная власть ставит важные задачи перед профессионалами в области политтехнологий, отчего бы и нам не поиграть в государственные игры?
       Мы не хотим играть впустую и ставим практическую цель — помочь Политику.
       Ведь настоящий Политик — это человек, способный действовать в сложной ситуации нестандартно. Вероятно, и нашумевшую проблему, связанную с арестом Гусинского, наш президент, будь он менее зашорен рамками политических условностей и более свободен в выборе средств, мог бы разрешить самым неожиданным образом...
       Итак, сюжет первый: Путин, будучи в Испании, узнает об аресте Гусинского. Ситуация стрессовая. Что делать? Предлагаем: Путин возвращается в Москву. Из аэропорта — прямиком в Бутырку, садится рядом с Гусинским на нары и разговаривает с олигархом.
       Общественный резонанс: весь мир прильнул к телевизорам, бросив насущные дела. Путин — главный герой мировых теленовостей. «Мыльный» сериал «Клинтон и Моника Левински» сразу теряет стабильную популярность и роняет пальмовую ветвь, полученную за умопомрачительную остросюжетность... Президенты других государств не отрываются от телеэкранов, и ревность к популярности российского коллеги разъедает их умы и сердца...
       За что посадили Гусинского? Свобода слова? Все забыто. Говорят лишь о президенте на нарах.
       Экспертную оценку нашей идее дают председатель совета директоров Центра политического консалтинга «Никколо М» Игорь МИНТУСОВ и президент Информационно-аналитического центра «Новоком» Алексей КОШМАРОВ

       
       ВОПРОС ПЕРВЫЙ: «Насколько успешен с точки зрения пиара игровой сюжет под условным названием «Президент на нарах»?
       Игорь МИНТУСОВ:
       — Если не доводить ситуацию до абсурда, сажая Путина на нары рядом с Гусинским, то есть если убрать крайности, то сюжет общения президента с олигархом был бы, безусловно, хорошим пиаровским ходом. И не только для Путина, но также для Гусинского.
       Резонно было бы, чтобы Путин задал олигарху ряд вопросов типа: «Как вам здесь живется?», «Как кормят?», «Не обижает ли охрана?», «Какие ваши личные ощущения?»...
       Ответ Путина в конце разговора следовало бы свести к следующей сентенции: «Все понимаю, сочувствую. Но единственное, чем могу вам помочь, — это попросить хороших знакомых адвокатов подключиться к господину Резнику и заняться вашим делом». И это всё.
       Вот в такой бы ситуации Путин как политик, возможно, набрал бы очки и у российской, и у международной общественности.
       Алексей КОШМАРОВ:
       — Стремительный поход в Бутырку к Гусинскому — это сюжет из области ненаучной фантастики: глупо, смешно, не по-президентски, не по-пиаровски — вообще без правил. А правила должны существовать даже в неожиданных, нестандартных ходах, которые, безусловно, необходимо ограничивать некоторыми рамками приличия или солидности. Я бы не посоветовал Путину так поступать. В большой политике нельзя делать резких движений.
       Если уж говорить о нестандартном, нетрадиционном ходе, который мог бы сделать Путин и остаться в глазах общественного мнения совершенно адекватным, — это посадить в соседнюю камеру Березовского. Можно даже в одну камеру с Гусинским — все же интеллигентные люди...
       Тогда и шуму было бы меньше, и народ отнесся бы с пониманием. «Молодец Путин!» — сказали бы избиратели. Кстати, рейтинг президента вырос после того, как Гусинский оказался в Бутырке, и упал — когда его выпустили оттуда. Мнения в народе отличаются от мнений демократической прессы. Так часто бывает.
       Вообще есть ощущение, что вся эта акция была совместно спланирована Березовским и Гусинским и полностью была направлена против президента. Или по крайней мере они знали об этом. Ну не бывает в Бутырке трехместных камер с телевизором, холодильником и биотуалетом! Бутырка — не страна чудес. Если бы случилась такая ситуация и Путин действительно приехал в Бутырку, то, кроме смеха, ничего бы это не вызвало.
       
       ВОПРОС ВТОРОЙ: «Какие, на ваш взгляд, ошибки допустил президент, реагируя на сообщение об аресте олигарха?»
       Игорь МИНТУСОВ:
       — В целом Путин реагировал правильно. За время пребывания за рубежом он произносил определенный текст, в котором содержались совершенно правильные фразы о том, что эта информация для него — неприятный сюрприз, что он не имеет права влиять на генерального прокурора...
       Единственное, что я бы посоветовал президенту, — это убрать, сократить, вырезать ни для кого не понятные слова о невозможности связаться с генеральным прокурором по телефону. И не на третий, а в первый же день следовало бы сказать, что мера пресечения для Гусинского выбрана неадекватная, что если действия правоохранительных органов проведены в нарушение закона, то за это должностные лица понесут наказание. Хотя в обтекаемой форме в его словах эта мысль все же прозвучала.
       С чисто технологической, пиаровской точки зрения следовало бы сделать больший акцент на тезисе о правовом государстве, с одной стороны, а с другой — выразить более интенсивное сочувствие Гусинскому.
       Если выставить школьную отметку президенту, то, по моему мнению, он сдал экзамен на «хорошо», но не на «отлично». В своем тексте Путин не смог расставить соответствующие акценты, ослабить или умолчать о том, о чем можно было вообще не говорить.
       Хотя все, что я сказал, можно воспринимать не более как чисто «вкусовые» ощущения.
       Алексей КОШМАРОВ:
       — Неправильны были все комментарии Путина. Президент не должен был заявлять, что он «не в курсе дела». Ему следовало бы сказать: «Знаю, что арестован Гусинский. Но дела не видел, приеду — разберусь». И никаких комментариев. А говорить, что он ищет и не может найти генерального прокурора... Это несерьезно и отрицательно сказалось на его имидже сильного лидера.
       После возвращения в Москву нужно, естественно, разобраться: если есть основания держать олигарха в тюрьме — надо его там оставить, если нет — надо снять генерального прокурора. И не надо метаться. К чему нелепые заявления о том, что правительство «было в курсе»? При чем тут правительство? Кто курирует генеральную прокуратуру в администрации президента?
       Путину следует серьезно заботиться о «сохранении своего лица». Альтернатива проста: либо «теряешь лицо», либо «руби головы», то есть «симметрично» отвечай на «подножки» ближайших «соратников». Нужно выяснить, кому это выгодно, а затем произвести определенные действия с людьми, у которых был в этом свой интерес. Тогда всем станет ясно, что президент в стране есть.
       Вообще получается странная ситуация: Путин начал целый ряд реформ, направленных на то, чтобы укрепить свои позиции как президента и как можно дальше дистанцироваться от «старокремлевской», или проельцинской, команды. Но начал вести игру против того, что существовало до него, сразу по всем фронтам. И это неправильно — никто никогда сразу на всех фронтах не выигрывал.
       Фокус с Гусинским имел функциональный смысл — как ракета с большим количеством разделяющихся боеголовок. Он дискредитировал президента на разных уровнях. Путину, по сути, сорвали зарубежный визит — он ни о чем существенном не договорился. Американцы вообще теперь пересматривают концепцию отношений с Россией. Президент фактически перессорился со всей элитой, даже олигархи объединились против него, чтобы «превентивно защищаться», а в реальности — нападать.
       События вокруг ареста Гусинского показали слабость и бессилие президента или по крайней мере продемонстрировали, что он пиаровской ситуацией в полной мере не владеет.
       
       ВОПРОС ТРЕТИЙ: «Ситуация с Потаниным — что это, по-вашему? Решительное начало борьбы с олигархами?»
       Игорь МИНТУСОВ:
       — Путин сейчас, видимо, пытается выровнять ситуацию, и его команда идет правильным, верным путем. Сейчас из Швейцарии направляются в Москву дела по Аэрофлоту, «Мабетексу». Есть ощущение, что президент начал наступление по всем фронтам. Но крайне неудачно, что первым оказался Гусинский, — он-то как раз должен стать, может быть, последним. Надо было начать одновременно с нескольких олигархов.
       Можно было бы придумать хороший пиаровский ход.
       Собралась бы коллегия Генеральной прокуратуры и решила: продолжить пять или десять наиболее крупных дел и одновременно запустить их в производство. Плюс несколько дел по нераскрытым убийствам — Листьева, Старовойтовой, Холодова... Выпустили бы подробный пресс-релиз. Широкая общественность вместе со СМИ не смогла бы «собраться» вокруг какого-то одного «обиженного» и была бы просто дезориентирована — чьи интересы попраны? Кто против кого? Кого защищать?.. Началась бы паника.
       Алексей КОШМАРОВ:
       — Во власти есть большая группа людей, которая мыслит традиционно. По-другому они не умеют и живут устоявшимися, привычными категориями. Посадить, завести дело для них — это один из способов ведения переговоров. Мне кажется, что они сейчас получили некий карт-бланш, или молчаливое согласие, или действуют самостоятельно, пользуясь тем, что президент занят другими делами. Но, скорее всего, есть молчаливое согласие на такие действия. Я почти уверен, что это не последнее дело. Ведь еще с «нефтяниками» никто не разбирался. Разборка грядет, и это — в стилистике времени.
       Некоторые опасаются, что такие действия властей могут привести к диктатуре. Ничего подобного — у нас нет для этого законодательной базы. То есть в России настолько разрушена и дискредитирована государственная власть, что диктатуре не на что опираться. Даже ФСБ сейчас для опоры не годится.
       
       ВОПРОС ЧЕТВЕРТЫЙ: «По телевизору показали чудный футбольный матч из Бутырки — трогательное зрелище: «интеллигентные люди» в красивых майках, сам начальник СИЗО с удачным голом... Это чьи-то специальные пиаровские ходы? Для чего?»
       Игорь МИНТУСОВ:
       — Это просто журналистский стёб. Обсуждать всерьез эти сюжеты не более полезно, чем анализировать название какого-нибудь заголовка с двойным-тройным смыслом. Есть события сущностные, которые происходят в политике, — арест и освобождение Гусинского, письмо Лужкова, текст, произносимый президентом... И есть какой-то фон.
       Я вполне допускаю, что лагерному начальству просто пришла в голову мысль: покажем, как хорошо живут зеки в Бутырке. Но для меня это факт неинтересный, и я никак не могу это интерпретировать.
       Если это кем-то задуманный пиар-ход, то он оказался пустышкой, прошел мимо. И не важно, придуман он политтехнологами или кремлевским кланом. Не понятно, зачем этот сюжет вообще придумали, — «выстрел» попал в никуда.
       Я как профессионал наблюдаю за мишенью. Под мишенью понимается некая социально значимая и важная тема. Пиар-приемы — это стрелы, которые бросаются в мишень. В случае с Гусинским попали в десятку. В случае с футболом стрела пролетела мимо. Вы меня спросите: «А кто стрелял?» Отвечаю: «Стрелял любитель». Это похоже на телепрограмму «Времечко» — интересно, но ни о чем. Утром бабушку задушил дедушка.
       Алексей КОШМАРОВ:
       — Сейчас идет чемпионат Европы по футболу. Значительная часть населения активно обсуждает эту тему. Но чтобы к этой теме добавить актуальности и злободневности и чтобы общественность, не дай Бог, не забыла про Гусинского и про президента, и был применен этот пиаровский ход. Его цель — закрепить и расширить «референтную» группу охвата.
       Это ход тех людей, которые защищают Гусинского. Потому что в головы всаживается мысль: «Путин посадил Гусинского». Навязывается и закрепляется мнение. Ведь каков механизм его формирования? Сначала постулируется некий тезис, а потом максимально расширяется, как круги на воде, охват вовлеченных. На самом деле это не что иное, как антипрезидентская кампания. А это опасная тенденция. Ведь нашу страну в мире воспринимают через первое лицо, и у президента сосредоточена огромная власть.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera