Сюжеты

ПАРИЖ. КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ

Этот материал вышел в № 47 от 06 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Свободная любовь, конечно, не фонтан. Но это лучше, чем свободная ненависть Ну что с того, что 8 июля считается днем рождения Парижа и ему на сей раз исполняется 1049 лет? Что нам-то до этого — в конце концов, у нас есть своя Москва, тоже...


Свободная любовь, конечно, не фонтан. Но это лучше, чем свободная ненависть
       

  
       Ну что с того, что 8 июля считается днем рождения Парижа и ему на сей раз исполняется 1049 лет? Что нам-то до этого — в конце концов, у нас есть своя Москва, тоже городок себе на уме, разгадывай — не хочу?..
       Однако современная история вырисовывается так, что гражданину России-2000 опять очень хочется в Париж, и постоянно, а в «нашу древнюю столицу» — лишь временами. А значит, день рождения Парижа — чем не повод поразмышлять, почему.
       Что такое Париж? Если попытаться объяснить одним словом. Это воля. Свобода. Упоение ими. Как наслаждение степью. Каждодневное их воспевание соответственным образом жизни. Голова вверх, плечи развернуты — это «Я» иду. Цыганщина по-европейски, с лоском и шиком цивилизации. Никаких видимых норм поведения — одни лишь невидимые и крайне нитеобразные. Как хочу, так «Я» и одеваюсь. Как заблагорассудится, так «Я» себя и веду. Как хочу, так и рулю по Площади Звезды. Где желаю, там и поворачиваю на Елисейских полях. Свободное волеизъявление, возведенное в культ.
       Правда, сетуют парижанки, в результате тотальной свободы почти половина местных мужчин оказалась для них безвозвратно потерянной. Стреляй глазками — не стреляй (а в Париже это особая часть быта: кокетливая игра взглядами), но 50 процентов сильного пола реагирует на внешние раздражители лишь братьев по половым признакам. Гомосексуализм развился необычайно — и масштабы уже оскорбительны для женщин.
       А у нас как? Сами знаете. Хотя гомосексуалистов тоже достаточно, о свободном волеизъявлении говорить просто не приходится. Как ОНИ захотели, так МЫ проголосовали. В какие шеренги ОНИ захотели втиснуть страну, так, значит, и гениально — стройсь по семь (семь губерний) под знаменами сотрудников КГБ. Ра-а-азговор-р-р-чики в строю...
       А МЫ что же? Чем ответила на этот каток сверху наша внутренняя свобода, расхваленная литературными классиками прошлого?
       Не в Париже небось. МЫ встали в предложенные шеренги, МЫ охотно бросили разговорчики в строю, МЫ с лету подчинились силе кулака, даже не дождавшись, когда его продемонстрируют. А как же наша внутренняя свобода? Наша русскость? Наша особая порода? Увы. Без ломок и боли, прямо на марше, она обернулась социальной мимикрией.
       Да вы пройдитесь в Москве по Тверской — туда-сюда, раз десять для чистоты эксперимента — и вы почувствуете, что в моду уже вошли мужские костюмы в обтяжечку и «походка вечного майора». Это когда этак чуть вразвалку, но все же сохраняя линию строя, одна рука приклеена к боку, а другая — с амплитудной отмашкой. Очень, кстати, удобно с мимикрийной точки зрения: оказался в кругу генералов, ничего особенно в облике не меняя, лишь уменьшил амплитуду и выглядишь скромно. А если вокруг капитаны да лейтенанты, тут же отмашку на полную катушку — и ТВОЙ сжатый кулак доходит прямо до ИХ челюстей.
       Сами понимаете, о чем речь. Это дефиле «новой России» — каждый день по телевизору.
       Так что держись пока, Париж. Будь счастлив еще 1049 лет. И чтобы — смотри! — уже без революций, Бастилий, инквизиций, гильотин. Нам же надо куда-то вырываться из нашей огромной закомплексованной Москвы.
       С днем рождения, Париж!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera