Сюжеты

ЛЮБОВЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА К МУЗЫКЕ ПРИТЯНУТА ЗА УШИ

Этот материал вышел в № 47 от 06 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Второй этаж в евангелическо-лютеранском соборе Святых Апостолов Петра и Павла существует вопреки всем архитектурным и историческим канонам. Но в этом что-то есть: сидеть на этаже, которого не должно быть, и слушать малоизвестные концерты...


       
       Второй этаж в евангелическо-лютеранском соборе Святых Апостолов Петра и Павла существует вопреки всем архитектурным и историческим канонам. Но в этом что-то есть: сидеть на этаже, которого не должно быть, и слушать малоизвестные концерты Вивальди. Некая стилизация под Гофмана, слегка фантастическая...
       Изнутри собор смотрится чуть логичнее, чем снаружи. Бежевые стены, высокие узкие окна вымыты дождем. Там — старенькая Москва и серое небо, здесь — тонкий золотой крест и алюминиевые пюпитры. Ощущение пространства, которое украл неправильный этаж, собору вернула классическая музыка. Когда флейтист продувал свою флейту, был шум, как будто у электрического клавира что-то заворчало внутри, — соборная акустика, ее, очевидно, трудно испортить. Через полтора-два года обещают собор отреставрировать. А благодаря пастору Дитриху Лотову установят прекрасный немецкий орган середины XIX века. Его перевезут из крематория на улице Орджоникидзе. Не так давно крематорий был отдан во владение Донскому монастырю. В этом здании теперь православный храм, и это уже отнюдь не гофманская реальность. Скорее, примета уродливого времени...

       
       Классическая музыка полезна человеческому организму: метроном Генделя или Рахманинова безукоризненно соответствует нашему пульсу — ритмическим движениям сердца. Теперь эту музыку все чаще называют старинной, а умирать все больше стали от сердца. Не выдерживает.
       Безусловно, руководитель «Ансамбля старинной музыки» Виктор Борисович Фелициант — человек несовременный. Все вокруг меняется, даже его соседи на втором этаже. Жили вместе с 61-го года. Папа, известный скрипач, репетировал в одной комнате, сын, известный скрипач, — в другой. И сверху, и снизу заслушивались. Жаловались только, что Моцарт заставляет плакать. Невольно... А после сорока лет соседства подали в суд. Из межмуниципального Хамовнического пришел Фелицианту иск на предмет невозможных для психики нормального человека шумов. «Это они так о классической музыке», - подумал Фелициант, и у него случился гипертонический криз.
       
       * * *
       В квартире на третьем этаже старого московского дома нет и как будто не существует понятия «евроремонт». Возможно, там вообще никогда не было ремонта. Зато много ценных вещей, например, довоенные выцветшие до желто-коричневого цвета черно-белые фотографии. По отцовской линии Фелицианты — музыканты, по материнской — служители Мельпомены.
       Отец Виктора Борисовича поступил в консерваторию в 11 лет и по окончании ее красный комиссар Луначарский сделал его государственным стипендиантом — отправил в Берлин на пять лет учиться у известного немецкого профессора. А потом еще на полтора года в Румынию — стажироваться у величайшего скрипача Джордже Энеску. Так советский стипендиант услышал живьем Ойстраха и Крейслера, видел, как во время исполнения «Чаконы» Бузони русским эмигрантом Горовицем люди вскакивали с кресел и даже падали в обморок...
       О смерти папы Фелициант говорит очень грустно: «Мне было тридцать три года. Вдруг перестала звучать скрипка в соседней комнате...»
       
       * * *
       Виктора Борисовича после консерватории отправили на край родины: в Благовещенск. Турне называлось очень романтически — «На три четверти, или Вальс, вальс, вальс». Это был 74-й год, и надо было видеть благовещенскую набережную. Революционно настроенные бузотеры-китайцы чудили на противоположном берегу Амура. Стреляли не так чтобы редко, и некоторые пульки долетали до советского берега, вывешивали транспаранты с прямо-таки огромными неприлично голыми телесными местами. Молодость, китайская сексуальная революция и Штраус...
       И последнюю поездку на край Родины запомнил Виктор Борисович. Было это в середине 80-х, когда в гостинице аэровокзала Петропавловска-Камчатского к ним подошли представители культурного отдела городской администрации и предложили устроить День печати. То есть для отчета проштамповать три филармонических концерта на бумаге, а сыграть только в местной музыкальной школе и на телевидении. Дело в том, что две недели в Петропавловске-Камчатском гастролировали лилипуты и сделали культурному отделу всю кассу. Начиналась перестройка...
       
       * * *
       Чтобы выжить с помощью и ради искусства, «Ансамбль старинной музыки» под руководством Фелицианта дает по две новые программы в месяц. Уже на протяжении 12 лет. Вы не представляете даже, сколько неизвестной музыки раскопал фанатик Фелициант. По сути, он является читателем всех музыкальных библиотек мира.
       
       * * *
       На концерте, посвященном 50-летию Израиля, Виктор Борисович исполнил Сюиту для скрипки-соло современного воронежского композитора Щурика, которую нашел в Париже. Сюита была написана под впечатлением живописи Марка Шагала. А в программе ансамбля — «К восшествию на престол императрицы Елизаветы Петровны» — совершенно не известная современной России музыка середины XVIII века немецкого композитора Хассе и придворного капельмейстера российской императрицы Доменико Далольо. Фелициант обнаружил ее в Амстердаме.
       Совсем недавно в Париже в серии «Музыка русского барокко» вышли отредактированные Виктором Борисовичем вариации Ивана Хандошкина на тему «Калинушки». Оказалось, равные этим вариации для скрипки были написаны только 30 лет спустя. Написал их Паганини.
       
       * * *
       Мне приходилось слышать «старинную» музыку в разных местах. А однажды — в маленьком желтом трамвае № 26, следующем по маршруту мимо больницы им. Кащенко.
       Пьяный скрипач играл Баха. Пассажиры плакали.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera