Сюжеты

ЛЮДИ У КОСТРОВ

Этот материал вышел в № 48 от 10 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В это трудно поверить, но финансирование лагерей беженцев прекращено 416 семей чеченских беженцев в Нальчике вышвырнуты на улицу, они подлежат выселению из Кабардино-Балкарии. Беда пришла в обычном для нашей страны виде — толпы неизвестных...


В это трудно поверить, но финансирование лагерей беженцев прекращено
       
       416 семей чеченских беженцев в Нальчике вышвырнуты на улицу, они подлежат выселению из Кабардино-Балкарии.
       Беда пришла в обычном для нашей страны виде — толпы неизвестных в черных масках и с «калашниковыми» наперевес. Утром 5 июля кабардино-балкарские пансионаты «Дружба» и «Октябрь» окружили плотные цепи нальчикского ОМОНа. Началась операция по ликвидации пунктов временного размещения чеченских беженцев в республике, руководимой президентом Валерием Коковым
       Людей вытаскивали из комнат, женщины кричали, дети плакали. С седьмого и восьмого этажей вниз летели вещи несчастных, кастрюли с едой, куклы, тряпки. В первом корпусе пансионата «Дружба» кабардинские милиционеры не нашли ничего лучше для самоутверждения, как ранить 16-летнюю девушку, с криком попытавшуюся противостоять вышвыриванию ее белья в окно. Несколько человек в результате госпитализированы. Остальные, уверенные, что идти им совершенно некуда, расположились лагерем вокруг пансионатов. Спят, греются у костров, готовят на них еду. Гражданская война в России продолжается.
       Рассказывает Темура Хасанова, родом из Грозного, семья которой из десяти человек в 1996 году нашла приют в «Дружбе»: «Все входы в пансионат круглосуточно перекрыты ОМОНом. А мы ждем одного — когда разрешат вернуться обратно. Нам идти некуда. Наш сосед Расул Гамаев в день выселения специально отправился в Грозный — узнать, можно ли все-таки вернуться домой. А ему федералы на постах сказали, что город опять на неопределенное время закрыт и есть приказ: никого не пускать. Поймите, нам некуда больше податься, кроме этой лужайки у пансионата».
       Предыстория нынешней трагедии такова. Власти Кабардино-Балкарии были крайне недовольны пребыванием на их территории беженцев из Чечни. И если переселенцев первой волны — 1995-го—1996 гг. — они еще как-то терпели, то в сентябре 1999 г., когда началась вторая война, границы республики оказались попросту перекрыты для людей, бегущих от бомб. Дальше началось давление на «старых» беженцев. Несколько раз власти КБР грозили пансионатным жильцам выселением. Издевались, насылали ОМОН. Но мучай не мучай, а людям некуда было идти.
       Потом дело перекочевало в суд. Беженцам выплатили компенсации за утраченное в Чечне жилье и имущество. Но «с процентом». Так в беженской среде именуется положение, когда предлагают оставить определенную — и весьма немалую — часть полагающейся по закону суммы в пользу конкретных сотрудников миграционной службы, ведающей выплатами компенсаций. В результате на руки семьи получили такие деньги, за которые нигде на Кавказе не купишь никакого жилья, а в других областях и регионах их, естественно, никто и не ждет.
       Однако, когда выплата состоялась, власти республики объявили: «Все. Конец. Уходите». Был еще один суд. Самый «справедливый» суд в мире — который в городе Нальчике. Как и следовало ожидать, он подтвердил то жесткое решение, которое и ждало от него руководство республики: «Всех — вон!»
       Впрочем, до последнего люди все-таки верили, что они живут в стране, где детей, больных и стариков на улицу не вышвыривают. Наивные... 5 июля как раз и состоялось выселение под присмотром судебных приставов и на основании решения суда.
       Шокирует сегодня позиция всех без исключения государственных органов, причастных к нальчикской трагедии. В приемной президента Кокова корреспонденту сообщили (солгали, конечно), что не могут с ним связаться которые сутки подряд. Что это за страна такая, где главным аргументом в пользу бесчинств силовиков над людьми становится плохая связь с теми, кто гипотетически способен их защитить.
       Но еще дальше пошел руководитель миграционной службы Кабардино-Балкарии Заир Калов. Он оказался срочно командированным в Москву, и там следов его отыскать не удалось — он просто не явился в то учреждение, куда якобы отправился. Испарился. Дабы не держать ответа. Надо сказать, что взывать действительно сейчас особенно не к кому. Беженского министерства в стране больше нет — указом президента Федеральная миграционная служба расформирована и влита в новое Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политике. Министр — Александр Блохин — пока не разобрался в беженских проблемах и к комментариям не готов.
       Однако пока структуры ФМС все же функционируют! А значит, есть надежда, что кто-то разберется и поможет? Ничего подобного. Увы. Владимир Калашников, бывший первый заместитель руководителя ФМС и ныне глава ее ликвидационной комиссии, вообще не видит ничего особенного в происходящем в Нальчике, а значит, не намерен ничего предпринимать для облегчения судеб несчастных.
       Некоторые другие высокопоставленные сотрудники расформированной ФМС, но еще остающиеся на рабочих местах, а потому запретившие называть свои фамилии в печати, дабы не подвергнуться, по их словам, репрессиям, вроде бы и готовы разделить беду, но сделать ничего не могут. Дело в том, что наш президент России в самый разгар беженских страстей в государстве своим указом полностью прекратил финансирование этой проблемы. Кстати, в том числе и лагерей в Ингушетии. По одной простой чиновничьей причине: в связи с идущей реорганизацией все счета ФМС блокированы до ее окончания! В это трудно поверить, но факт очевиден. В бывшей ФМС сегодня разводят руками: быть может, они и смогли бы уломать власти Кабардино-Балкарии, перечислив какие-то суммы пансионатам, дабы те согласились бы принять беженцев обратно, но — денег нет!
       Кому-то из идеологов нынешней войны очень нужно, чтобы трагедии у нас не кончались никогда, ни на секунду, чтобы возмущения людского всегда было через край.
       Вся надежда сегодня только на прокуратуру как надзирающий орган. И над судом, и над распоясавшимися властями. Она в лице или Генеральной, или республиканской обязана встать на защиту бездомных.
       
       От редакции.
       В Госдуме появился документ: информация о деятельности комиссии по Чечне пункт 2 гласит: Контроль за расходованием направляемых на восстановления Чечни средств из федерального бюджета и внебюджетных фондов возложить на депутата от ЛДПР А.Г. Егизаряна.
       Да, того самого, разорившего бюджет Московской области путем увода активов Уникомбанка и Моснацбанка.
       Война обещает быть вечной.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera