Сюжеты

ОШИБЛИСЬ В ОТЧЕСТВЕ ИЛИ ОТЕЧЕСТВЕ?

Этот материал вышел в № 49 от 13 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Арест с ошибкой в ордере — это очень грамотно Не лишенное стройности и почти грамотно (с пропагандистской точки зрения) выстроенное обращение Путина к Федеральному собранию оставило оппозиции немного шансов для эффективной критики. Ей...


Арест с ошибкой в ордере — это очень грамотно
       

  
       Не лишенное стройности и почти грамотно (с пропагандистской точки зрения) выстроенное обращение Путина к Федеральному собранию оставило оппозиции немного шансов для эффективной критики. Ей остается лишь спрашивать, почему президент обошел вниманием кучу важнейших вопросов политической стратегии. И ждать, насколько дела его администрации будут совпадать со сказанным. Одновременно произошли события, штрихами рисующие картину текущих дел власти.
       Помощнику и личному другу Гусинского Александрову было предъявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого по делу его патрона. То есть по делу о патронах Гусинского к его наградному оружию. Объяснять, для чего это понадобилось, заместителю генпрокурора Колмогорову — только бумагу переводить. Эти объяснения уже неделю, как тоннами выходят из типографий. Важнее другое.
       Государева бумага была адресована Михаилу Александровичу Александрову. А расписался на ней в кабинете следователя Михаил Игоревич Александров. Попутали служивые. Ну, бывает. Только вот теперь в соответствии с действующими разъяснениями Верховного суда сама бумага недействительна. Следовательно, не имеет никакой силы и выбранная следователем мера пресечения.
       С момента торжественного зачтения строгого документа вообще все было незаконным. При наличии фактической ошибки в документах такого рода отменяются даже расстрельные приговоры, не то что соплями клеенные дела новейшей эпохи «диктатуры в натуре». Даже если перепутана хотя бы дата рождения.
       В смешном постановлении, махом перечеркнувшем все старания грозного коллектива, абсолютно точно расставлены все запятые, положение которых может повлиять на смысл документа. Только с отчеством обвиняемого беда случилась. Ясно, что постановление готовилось на ходу. Может быть, даже на коленке в полюбившемся нашей вертикали сортире.
       Пожалуй, все последние лихорадочные шаги власти можно охарактеризовать так: давление и суета. Давай, давай, там разберемся. Малашенко — невыездной. Нет? Контрабандист. Нет? Значит, просто сволочь.
       11 мая, вдохновленные выступлением Путина перед Федеральным собранием, сотрудники ФСБ и Генпрокуратуры радостно бросились мочить врагов государства на НТВ и в Палашевском переулке. С чего начались процессуальные действия на этот раз? Разумеется, с переделывания постановлений о выемке документов. Уставший от малограмотных слуг отечества Гусинский так следователю и сказал: «Не будем сутяжничать. Вот вам стол, доставайте бланк. Переписывайте». И строитель диктатуры закона действительно достал чистый бланк и, шевеля губами, накатал постановление заново.
       Они что теперь, чистые бланки пачками носят? Так эту практику надо бы усовершенствовать. Приходишь к гражданину, выясняешь паспортные данные, реквизиты. Присаживаешься в кухне на табурет и пишешь ордер. Дальше, понятно, наручники, Бутырка. По плану, в общем.
       А если без зубоскальства? Все действия силовиков с майских праздников сопровождались переделыванием собственных бумаг. В недавнем письме Потанину генпрокурор требует деньги на ровном месте, при закрытых уголовных делах. И ни единой ссылки на действующие законы. Сплошное «я так хочу». Так «шьются» документы в центральных аппаратах силовых ведомств. О районном звене молчим.
       Значит, исполнителей воли государевой законность их действий в частных офисах волнует не больше, чем опричников в Новгороде. А Путин не Петр I, а Иван IV. И его велеречивые тезисы о европейской законности ровно через трое суток являются нам азиатской государственной «распальцухой».
       Разумеется, и ошибка в постановлении на Александрова будет в очередной раз исправлена. Но если в делах, находящихся на контроле лично у Путина, генералы путают в важнейших бумагах отчества подследственных, полковники путают адреса обыскиваемых помещений (как в истории с майским налетом на штаб-квартиру «МОСТа»), что спрашивать с оперов? Как они будут укреплять властную вертикаль, на вершине которой — наш президент? Что же это за исполнительный аппарат такой дивный, что живет в дачах, которые, хоть убей, меньше чем за миллион долларов не продашь, а приказы исполняет, как пьяный прораб на комсомольской стройке?
       В послании к Федеральному собранию Путин о прокурорах, спецслужбах и судах не вспоминал. А что тут скажешь, если ФСБ, призванная перехватывать героин на подходах к границам и ловить террористов, получает задание уничтожать СМИ? Этой работой Патрушев занимается в первую очередь и уже месяца два этого не скрывает.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera