Сюжеты

ДУШИ ПРЕКРАСНЫЕ ПОРЫВЫ, или КАК ЗАДУШИТЬ СВОБОДУ СЛОВА

Этот материал вышел в № 49 от 13 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

или КАК ЗАДУШИТЬ СВОБОДУ СЛОВА Послание президента Совету Федерации — по сути «месседж» власти нам всем. Весьма оптимистичная его часть, касающаяся СМИ, по идее, должна была бы убаюкать самого закоренелого скептика от оппозиции. В...


или КАК ЗАДУШИТЬ СВОБОДУ СЛОВА
       
       Послание президента Совету Федерации — по сути «месседж» власти нам всем. Весьма оптимистичная его часть, касающаяся СМИ, по идее, должна была бы убаюкать самого закоренелого скептика от оппозиции. В особенности тезис о том, что свобода прессы была и останется основополагающим принципом российской демократии. Казалось бы, чего теперь волноваться, дорогие собратья по перу, микрофону и телекамере?
       Азбука: терпимость к оппозиции, в том числе к масс-медийной, свидетельствует об истинной силе власти. Но кто нам гарантировал реально сильную власть? И кто даст гарантии, что президент при первых же признаках слабости не начнет демонстрировать доказательства своей силы? Слово и дело — категории неадекватные.
       Вопреки колыбельной президента о перманентной свободе слова борьба с независимыми СМИ может стать очень даже конкретной.
       Мы продолжаем игру в пиар. Если угодно, играем превентивно, на опережение. Знание — сила. Знание ходов власти — сила умноженная.
       «Новая газета» предлагает свой метод уничтожения независимых СМИ. Он хорош тем, что достаточно эффективен и не вызовет протеста ни внутри, ни снаружи лагеря демократов.
       Итак: власть создает свои «независимые» СМИ, которым поручает резко критиковать ее политику. Когда кричащих много, голос обесценивается. А потом тихо душит реально оппозиционные СМИ. Кто тогда скажет, что идет наступление на свободу слова? Ведь «ручные» режут правду-матку на глазах у восхищенной публики!
       Наш метод комментируют доктор философских наук, креативный директор по PR-проектам фирмы «ИМА-Консалтинг» Мария ГОЛОВАНИВСКАЯ и консультант по организационному развитию Центра информационных ресурсов «Прагма» Павел РАСТЯННИКОВ

       
       ВОПРОС ПЕРВЫЙ:
       Насколько реален для постановки на политической сцене спектакль, разработанный «Новой газетой»?

       
       Мария ГОЛОВАНИВСКАЯ. Сюжет устранения оппозиции, предложенный вами, абсолютно реален. За исключением одной детали: псевдооппозиционным СМИ может стать абсолютно любое издание, если сменится курс контролирующих его сил. То есть создавать псевдооппозиционные СМИ для конкуренции реально оппозиционным СМИ нет никакой необходимости. Их проще назначить. И такие назначения, возможно, уже состоялись.
       Вспомним некоторые издания, которые еще вчера яростно лоббировали нынешнего президента, а сегодня начинают его ругать. К примеру, Издательский дом «Коммерсантъ».
       Над «Коммерсантом» «шефствует», как известно, господин Березовский. И он сейчас находится в той самой псевдооппозиции, которая и нужна для создания видимости существования реальной фронды Кремлю. А тот же Гусинский перестал играть роль такой псевдооппозиции. Ведь если Березовский и Гусинский говорят одно и то же, то один из них явно лишний. Поэтому «Медиа-МОСТ» со всеми его изданиями могут тихо задвинуть в тень и начать девальвировать. Я не думаю, что кто-то хочет их совсем стереть «с лица земли». Задача в том, чтобы убрать неугодных с медийного поля как основных игроков.
       Но на самом деле, как ни банально, все решают кадры. А умные кадры решают еще больше, чем все. Они позволяют делать такие преобразования, которые проходят незаметно и необратимо. И в этом случае даже не нужны тонкие технологические решения. Главное — поставить правильных людей на правильные места. Это и есть банальное и в то же время эффективное пиаровское ноу-хау, например Б. Березовского.
       Павел РАСТЯННИКОВ. Я думаю, Путин не настолько просто мыслит, чтобы демонстрировать силу власти путем удушения оппозиционных СМИ. Для «показательных» силовых выступлений есть другие способы и сцены — Чечня, Совет Федерации, олигархи...
       Предполагаемый вами сюжет борьбы с масс-медийным инакомыслием — слишком сложная конструкция. Чтобы ее реализовывать, нужны особые специалисты, в том числе в регионах, а также организационные усилия непростого порядка. Мне кажется, по этому пути никто не пойдет.
       Вообще для неявной борьбы с оппозиционными СМИ существуют проверенные способы.
       Во-первых, экономические — в виде не бесстрастных налоговых инспекционных проверок.
       Во-вторых, влияние на ключевые фигуры — ведущих корреспондентов и редакторов: их перекупка, предложение гарантированного престижного места с приличной зарплатой. Плюс вечные ценности — квартиры, дачи, машины...
       Есть еще один способ: внедрение в издание своих людей — редактора или зама. Но это уже представляет собой захват плацдарма противника и рождение совсем новой газеты или журнала. Это не тонкий технологический прием. Всем сразу станет ясно, что меняется профиль издания. Вряд ли такой способ станет типичным.
       Существуют специальные методики и источники для создания псевдокритических материалов, имеющих целью продемонстрировать якобы демократичность СМИ. Но это не является эффективным средством удушения настоящих оппозиционных газет и журналов, потому что они существуют независимо от мнений других СМИ. Расправляются же с оппозицией преимущественно экономическими методами.
       Ваш прогноз выглядит скорее гипотетическим еще и потому, что никто не занимается сейчас серьезно прессой, — нет у власти такой первоочередной задачи. Кремль идет по пути структурной перестройки власти, ориентируясь, к сожалению, не на развитие гражданского общества, а на правильные с точки зрения властных структур силовые решения. Они наиболее просты и понятны тем людям, которые сегодня вершат судьбу страны. И нашему президенту они более знакомы и близки. Путин, видимо, искренне верит, что именно таким путем он сможет сделать что-то полезное для страны.
       Но социальные процессы очень сложны, и последствия такого регулирования могут быть очень печальными. Увлеченные наведением порядка, чиновники не вполне понимают последствия своих действий и то, как они выглядят при этом в глазах мировой общественности. А последствия нужно уметь просчитывать, иначе процессом невозможно будет управлять.
       
       ВОПРОС ВТОРОЙ:
       А существуют ли вообще в России независимые, свободные СМИ?

       
       Мария ГОЛОВАНИВСКАЯ. Давайте прежде определимся в понятиях «свободные» и «оппозиционные» СМИ. Строго говоря, в России нет свободной прессы. Если масс-медиа свободны от неких государственных структур, то они не свободны от тех капиталов, которые за ними стоят. Или, напротив, какие-то из них свободны от капиталов, но не свободны от госструктур. Но если учесть, что капиталы и госструктуры очень часто «встречаются», то получается дважды замкнутый круг.
       Свободные СМИ — это СМИ, которые существуют на свободном рынке и живут по его законам. На сегодняшний день издание газет и журналов, как известно, убыточно. Издание выживает, только если является инструментом лоббирования и обструкции, который используют те, кто за ним стоит. Хотя существуют и относительно свободные издания. Кстати говоря, ваша газета, на мой взгляд, одно из наиболее независимых изданий и в большей степени свободна, чем многие другие.
       Что такое «оппозиционные» СМИ, и к кому они оппозиционны? По сути, это СМИ, хозяева которых используют их в борьбе против хозяев других СМИ. Многие газеты служат своеобразными «почтовыми ящиками»: администрация президента переписывается с Думой, какие-то коммерческие структуры, которые стоят за администрацией президента, — с другими коммерческими структурами, которые хотели бы там стоять... Вот такой бесконтактный обмен любезностями. Подавляющая часть так называемых оппозиционных СМИ не является оппозицией по убеждению, а представляет собой ОППОЗИЦИЮ ПО НАЙМУ.
       Павел РАСТЯННИКОВ. Независимых СМИ просто не бывает. У центральных и региональных СМИ разный род зависимости. Региональные очень сильно зависят от губернаторов, центральные — от финансовых групп, которые если и определяют их политику, то не так жестко, как в регионах.
       В то же время нельзя говорить, что все СМИ куплены. Они зависимы от спонсоров и соответствуют их интересам. Но это вовсе не означает, что журналисты выражают исключительно точку зрения финансовых кругов. Они высказывают свое мнение, исходя из своего ракурса видения мира. Просто мировоззрение и политическая позиция тех и других совпадают. Иначе говоря, журналисты концентрируются вокруг тех изданий, политическая позиция которых соответствует их собственному видению социально-политических процессов.
       А в целом свобода СМИ в демократическом обществе формируется из большого количества точек влияния на них. Но именно в результате этого общество и может получать совершенно разные мнения из очень разных газет. Если уменьшать количество точек влияния и делать СМИ зависимыми от государства, то они потеряют свою полифоничность.
       
       ВОПРОС ТРЕТИЙ:
       На ваш взгляд, арест Гусинского — это попытка Кремля указать должное место оппозиционным СМИ? Была ли занесена рука власти над свободой слова?

 
       Мария ГОЛОВАНИВСКАЯ. Думаю, это не замах на оппозиционные СМИ, потому что Гусинский — это не СМИ. Если бы замахнулись на конкретного журналиста, например, на Киселева, благородный гнев народа был бы значительно сильнее.
       Оппозиционные взгляды «Медиа-МОСТа» очень далеки от диссидентского мировоззрения. Это не диссидентство, это кураж. Возможно ли существование канала, подобного НТВ, который бы открыто игнорировал реальный статус людей, облеченных высшей государственной властью, в других цивилизованных странах? Думаю, нет. В этом смысле власть замахнулась на людей, которые отказываются признавать статус этой власти так, как это принято в цивилизованном обществе. Они, в свою очередь, получили такой же нецивилизованный ответ. Для меня история с Гусинским символизирует закат эпохи политического пиара в России.
       Павел РАСТЯННИКОВ. На мой взгляд, намерение «прижать» свободные СМИ, принадлежащие «Медиа-МОСТу», не являлось первоочередной задачей акции. Просто у прокуратуры появилась возможность, преследуя чистоту закона, поступить так, как она считает нужным, не обращая внимания на общественное мнение. Власть решила показать олигархической элите, что и на нее есть управа. Не могу утверждать, водятся ли за Гусинским некие нарушения закона или нет, но акция была проведена абсолютно без учета последствий и без должной пиаровской подготовки.
       Этот сценарий может повторяться не только на федеральном уровне, но и в регионах. Силовые ведомства будут решать задачи укрепления власти, как они их понимают. Разрушение независимых СМИ будет лишь побочным эффектом. А специально такую задачу никто ставить не будет.
       
       ВОПРОС ЧЕТВЕРТЫЙ:
       Предложите свои возможные пиаровские ходы, которые власть может использовать в борьбе с оппозиционными СМИ.

       
       Мария ГОЛОВАНИВСКАЯ. В реальности, я думаю, способы удушения в России чего бы то ни было будут простыми и незатейливыми в силу отсутствия политической культуры. Ведь наши политики девальвированы в массовом сознании. Впрочем, как и журналисты, привыкшие брать «черные» деньги за свою работу и являющиеся носителями идеологии «черного» пиара. А военные и генералы, которые сейчас в большом количестве пришли во власть, являются носителями совсем другой культуры. Ведь политическая культура — это не боевые действия и зачистки.
       Если мы говорим о нашей сегодняшней реальной власти, то всем известно, как генералы расправляются с неугодными им структурами — без церемоний, если угодно, без пиара. Максимальный пиар, на который они могут быть способны, — внедрить в оппозиционные издания своих ручных заместителей главных редакторов. Главных можно даже не снимать, а наоборот, похвалить, премировать. Главное, чтобы удушение происходило не зрелищно, а в виде плавного, медленного перерождения.
       Но наиболее вероятен все же простой вариант. В России уж точно. И не нужно переоценивать возмущение в обществе, которое может возникнуть, если власть открыто применит жесткие меры. Поэтому можно не строить таких сложных сценариев. Наше государство абсолютно готово к самому «несветскому» развитию событий.
       Павел РАСТЯННИКОВ. Президент уже начал реализовывать центральный сценарий, и заключается он в активном укреплении федеральной власти и всей ее вертикали. Осуществляя эти планы, президент не собирается душить оппозиционные СМИ, но последствия его действий могут привести к этому даже помимо его воли.
       В случае формирования послушного Совета Федерации не останется таких властных рычагов, которые могли бы противостоять не столько Путину, сколько другим вертикальным структурам, в частности силовым. В этом случае они оказываются неподконтрольными демократическому механизму и даже не по воле президента, а по своей собственной могут производить вполне понятные действия по свертыванию влияния четвертой власти.
       Сейчас пока не заметно «плановых», специальных гонений на оппозиционные СМИ. Наблюдается тенденция концентрации власти в одних руках — президентских. У Путина ее гораздо больше, чем было у Ельцина. И он может с этим не справиться, оказаться один на один с силовиками, которые могут ему не подчиниться.
       А бюрократия силовых структур просто по определению начнет выполнять свои функции привычным ей способом, следствием чего и могут стать гонения на инакомыслящие СМИ. В связи с тем, что силовики не отягчены политической культурой, то и методы их работы с прессой будут примитивны.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera