Сюжеты

ИГРЫ ВЗРОСЛЫХ И СЕРЬЕЗНЫЕ ДЕТИ

Этот материал вышел в № 49 от 13 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Японцы снимают кино так же, как строят машины: добротно и современно. За эталон что в автомобильной промышленности, что в кинопроизводстве берется, как правило, американский образец. В итоге получается хорошо снятое, достаточно интересное...


       
       Японцы снимают кино так же, как строят машины: добротно и современно. За эталон что в автомобильной промышленности, что в кинопроизводстве берется, как правило, американский образец. В итоге получается хорошо снятое, достаточно интересное и при этом совершенно никакое кино. Во всяком случае, ни один из фильмов фестиваля нельзя было даже рядом поставить с шедеврами Акиро Куросавы. Уж слишком велик разрыв между гением и ремесленником.
       Может быть, именно для того, чтобы у российского зрителя не сложилось такого впечатления, фестивальный показ открывал идущий вне конкурса фильм режиссера Такеши Китано «Кикуджиро».
       Для тех, кто привык считать Такеши Китано автором фильмов о гангстерах и чуть ли не певцом насилия на экране, новая картина режиссера может стать разочарованием. На первый взгляд, «Кикуджиро» — достаточно слезливый фильм о том, как взрослый и ребенок учатся понимать друг друга. Девятилетний Масао в сопровождении мужа бабушкиной подруги Кикуджиро (которого играет сам Такеши Китано) отправляется на поиски своей матери, что называется, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В бесконечной череде подобных картин (от «Человека дождя» до «Шестого чувства») «Кикуджиро» мог бы стать продолжением поднадоевшей, но вечной темы дороги, которая с каждым пройденным шагом превращается в очередной путь к себе.
       Однако точно так же, как «Фейерверк» Такеши Китано не становится банальной историей о мести полицейского за смерть друга, «Кикуджиро» упорно не вписывается в американскую категорию road-movie и уж тем более в рамки комедии. Для тех, кто хорошо знает творчество режиссера, фильм становится своеобразным сеансом психоанализа. Причем в роли пациента выступает автор.
       Критики считают, что «Кикуджиро» — это предпринятая режиссером Такеши Китано попытка вернуться в те далекие годы, когда он выступал с юмористическими номерами в ночных клубах и на телевидении. В самом деле, в фильме достаточно много моментов, которые позволяют назвать его комедией. Однако «Кикуджиро» комедией не становится уже потому, что происходящее на экране слишком близко связано с судьбой самого режиссера.
       Китано говорил, что Кикуджиро очень похож на его немногословного, но склонного к чудачествам отца, который состоял в мафии якудза. Вот и получается: Такеши играет собственного отца, а Сэкигути Юсукэ — Такеши в молодости.
       По сути дела, «Кикуджиро» — виртуозная игра мастера со зрителем, с самим собой, критиками и созданными ранее образами. Главный герой картины — вспыльчивый, переваливающийся с ноги на ногу, как гималайский медведь, Кикуджиро словно пинцетом хирурга вытащен из кровавых фильмов Китано и помещен в стерильную среду мира Масао, где жестокость и насилие уже не срабатывают. Зрители, привыкшие видеть, как главный герой Китано с присущим самураю спокойствием одного за другим отправляет врагов на тот свет, вдруг за маской уверенного в себе «крутого» обнаруживают человека с комплексами, для которого агрессия — единственный способ наладить какое-то общение с миром.
       Для Кикуджиро самый простой способ остановить машину — это подложить под колеса острый гвоздь. «Когда шина сдуется, нас попросят помочь и уж тогда обязательно подвезут туда, куда нам нужно». В результате машина с пробитой шиной падает с насыпи вниз, а герои спасаются бегством. Дубль два. «Зачем ты прокалываешь шину? Я бы тебя и сам подвез. Мне все равно нечего делать. Ты бы просто попросил», — говорит, обращаясь к Кикуджиро, молодой художник, который разъезжает по Японии в мини-фургончике в поиске интересных историй.
       Китано говорит о том, что детские игры — лучшее лекарство для душевных травм. Игры, которые серьезные дяди — Кикуджиро, молодой художник и двое байкеров — устраивают для Масао, должны отвлечь мальчика от нервного потрясения: у мамы своя семья, и Масао ей совсем не нужен. Когда на кону счастье ребенка, игра становится важнейшим и серьезнейшим делом взрослых. Кикуджиро поневоле вынужден «выйти из образа», отбросить в сторону свою маску. А Масао? Масао играет, путешествует, внимательно приглядывается своими не по-детски серьезными глазами к окружающему его миру, в котором, оказывается, есть бордели, велогонки, маньяки, затаскивающие маленьких детей в кусты, жестокие якудза, избивающие Кикуджиро за излишнюю агрессивность. Но есть и влюбленные, которые от чистого сердца дарят Масао голубой рюкзак с приделанными к нему крыльями ангела.
       МДМ-кино, до 17 июля
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera