Сюжеты

РАСТРЕСКИВАНИЕ № 8

Этот материал вышел в № 49 от 13 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Постичь эту красоту невозможно. Посмотреть в кулачок, потрогать, покрутить глазами, сделать умное лицо еще, может, получится. У нас другая история культуры, бэкграунд так называемый. Выставка современной японской фотографии в Московском...


       
       Постичь эту красоту невозможно. Посмотреть в кулачок, потрогать, покрутить глазами, сделать умное лицо еще, может, получится. У нас другая история культуры, бэкграунд так называемый. Выставка современной японской фотографии в Московском центре искусств как раз об этом. И если бы не встреча «большой восьмерки» на Окинаве, Бог знает, когда бы у нас появился повод слегка изменить ситуацию.
       Вся выставка условно поделена на две части: «Дистилляция — особые проявления» и «Перевертыши — особые отношения». Черно-белые «Объятия № 3, 7, 48...» Эйко Хосоэ достигают столь высокой степени очистки, что понимание того, что перед тобой прекрасное человеческое тело, приходит не сразу. Художественный аромат их сравним разве что с «Шанелью № 5» или с номерными ноктюрнами и симфониями — так много запахов, смыслов и мелодий они содержат при всей своей бесхитростности и дистилляции. О подтверждении бренности материи — серия того же Эйко (японцы сначала пишут фамилию) «Сильное растрескивание кожи», близкая к газетной публицистической фотографии, порой элегическая («Растрескивание № 8»), порой ультраэкспрессивная («Растрескивание № 7»).
       Архитектурная фотография Хироси Сугимото отрицает материальную основу зданий и превращает их в скопление теней. Часовня Нотр-Дама в его руках — опустевший цирк-шапито с прокусанной гигантскими комарами стеной-полотном и одновременно нечищеный зуб бобра. А деревья на ветру и рождение тени в лучах солнца Михо Акиока похожи на фотографии ауры человека в салоне-магазине «Путь к себе».
       «Цвет обстоятельств» и «Спирали» Акико Сугияма по-настоящему абстрактны, но их кислотные, рекламные цвета не должны никого обманывать. Предлагаемые обстоятельства очень конкретны — красные, синие, белые, желтые кирпичи-обстоятельства уложены на отдельные полки и ждут своего часа и свою жертву.
       Наиболее близкие русскому взгляду и уму Митихиро Симабуку («В поисках оленя») и Хироку Иноуэ («Отсутствие») в разделе «Перевертыши». Серия «Отсутствие» кажется нарисованной — в то, что это снято, поверить почти невозможно. Съемки происходили в лечебнице для душевнобольных, сквозь решетки — на чужие окна, страшно и привлекательно, мертвяще и освобождающе. Фантазия и документальность серии «В поисках оленя» обнажают прелесть странничества или туризма — ты открыт, свободен, ты ничей.
       Стремление к свободе самовыражения — тот редкий перекресток, на котором еще могут встретиться японская старательность и русское разгильдяйство, японская эргономичность и русское расточительство, самурайство и христианство, трудолюбие и лень. Мы никогда не будем обожествлять бумагу и искать душу в камне, траве, чайниках и чашках. Из чашек можно выпить сакэ. Пока они не растрескались.
       Московский центр искусств на Неглинной, 14. До 3 августа
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera