Сюжеты

ОБЫЧНАЯ «СТРАНА ЧУДЕС»

Этот материал вышел в № 49 от 13 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В Москве закончилась Неделя нового британского кино, которую совместно с Союзом кинематографистов проводил Британский совет. Англичане показали десять фильмов молодых и практически никому не известных в России режиссеров Побывав в «Зоне...


       
       В Москве закончилась Неделя нового британского кино, которую совместно с Союзом кинематографистов проводил Британский совет. Англичане показали десять фильмов молодых и практически никому не известных в России режиссеров
       

  
       Побывав в «Зоне военных действий» Тима Рота (режиссерский дебют известного актера), познакомившись со «Славными людьми» Джасмена Диздара («лучший фильм» в программе «Особый взгляд» МФК в Канне 1999 года), послушав «Голосок» Марка Хермана, невольно пытаешься, словно в школе, «выделить общие мысли». Общих мыслей всего две. Первая — Питер Гринуэй все-таки лучше. И вторая — в «новом» английском кино (точнее, в тех картинах, которые Британский совет привез в Россию) нет практически ничего оригинального.
       А само словосочетание «английский кинематограф» заставляет вспомнить не столько режиссеров, сколько актеров: худощавого и невероятно динамичного Тима Рота, слащавого Хью Гранта, «звездного» Эвана МакГрегора, излучающего зловещее обаяние Гэри Олдмана. Так уж получилось, что все они стали известны благодаря американской киноиндустрии.
       Впрочем, не стоит думать, будто англичане тиражируют Голливуд. В общем и целом фильмы сняты в жанре... сурового реализма. Пролетарские окраины, семейные драмы, маленькие трагедии человека в большом городе — что называется, социальное кино at it`s very best. Правда, немного сменились жанры. Социальные драмы стали менее ужасными. Появились робкие ростки оптимизма.
       Пожалуй, только фильм-дебют известного комедийного актера Тима Рота как-то выбивается из общей тенденции. Вот уж где полный «глушняк». Минимум действующих лиц: мать, пятнадцатилетний подросток, старшая сестра, которую регулярно насилует ненавистный отец. Картина невыносимая и поэтому прекрасная. Существуют только затянутый туманной дымкой дом и сжатые до предела в яростный комок нервы. И откровенная до бесстыдства камера. Зритель, семья, стопроцентный эффект присутствия.
       Завершили показ оптимистичным фильмом «Страна чудес» одного из самых уважаемых в Англии режиссеров — Майка Уинтерботтома.
       Манера съемок, впрочем, как кажется заимствована у Ларса фон Триера. Дрожащая камера, отсутствие декораций, никаких вступительных титров — как говорится, «это мы уже проходили». Прибавьте сюда модные клиповые эффекты убыстрения кадра и дрожащий бит лондонских дискотек в качестве музыкального сопровождения (видимо, чтобы не отстать от «Трейнспоттинга») — перед вами один из лучших образцов английского современного кино.
       Сценария у картины как такового нет. Расползающийся художественный материал держат временные рамки: три дня из жизни трех сестер, их отца, матери, ушедшего из дома брата, прошлые и возникающие по ходу действия связи. Символичного подтекста тоже практически нет. Ассоциации первого уровня. Алисой называют родившуюся у младшей сестры Молли дочку. Подразумевается, что «Страной чудес» должно стать пространство фильма.
       Не знаю, как для англичан, а для русских словосочетание «три сестры» вызывает вполне определенные ассоциации. Парадоксальным образом чеховская тема существует и в фильме «Страна чудес». Вот только нет уже возгласа «В Москву, в Москву!», потому что уже живешь в столице, самом центре, самом сумасшедшем городе Англии. Пространство человеческой души все то же: одиночество, семейные конфликты, неудовлетворенность своим положением. Хочется продолжить — нелюбимая работа, ночной город, автобусы, секс со знакомыми по объявлению, футбольные матчи. Такая нормальная жизнь среднестатистических людей в большом мегаполисе.
       При чем здесь, спрашивается, волшебство? Вопрос следует адресовать не столько Майку Уинтерботтому, сколько его «крестному отцу» Ларсу фон Триеру. Людей перестали интересовать картинные драмы в стиле «Клеопатры» или переполненные эмоциями сказки о дочках миллионеров в объятиях арабских шейхов. Лейтмотив современности — песенка модной английской группы Pulp: You want to live with common people, you want to sleep with common people, you want to do whatever common people do («Ты хочешь жить с обычными людьми, ты хочешь спать с обычными людьми, ты хочешь делать то же, что и обычные люди»). Иными словами, волшебство окружает нас со всех сторон. И каждый автобус, в котором едет заплаканная Надя (известная в основном по телевизионным сериалам Джина МакКи), становится съемочной площадкой фильма о таких же «обычных» людях. Тех, которые волнуются за беременную сестру, спят с теми, кого даже не успевают полюбить, и ходят по городу со смешной прической пятнадцатилетнего подростка, чтобы не походить на окружающих.
       Посмотрите на парня, который устало глядит в зеркало бара. Он ушел с работы, которую не любил? Поссорился с беременной женой, которая в эту ночь рожает? Или это вы сами смотрите в зеркало экрана? Добро пожаловать в «Страну чудес».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera