Сюжеты

90 СЕМЕЙ, КОТОРЫЕ ПРАВЯТ РОССИЕЙ

Этот материал вышел в № 49 от 13 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

За время президентства Ельцина в России сложился весьма своеобразный политический режим. Несмотря на декларируемую федерацию, сегодняшняя Россия имеет гораздо больше черт, присущих конфедерации. После ельцинского призыва «Берите столько...


       
       За время президентства Ельцина в России сложился весьма своеобразный политический режим. Несмотря на декларируемую федерацию, сегодняшняя Россия имеет гораздо больше черт, присущих конфедерации. После ельцинского призыва «Берите столько суверенитета, сколько проглотите» регионы, а точнее, региональные вожди быстро схватили, что сумели. А сумели они многое. Возьмем, например, Конституции ряда республик в составе Российской Федерации. И что же мы видим? В Адыгее, Башкирии, Ингушетии, Коми, Северной Осетии, Татарстане в Конституциях присутствуют нормы, характерные для абсолютно независимых государств, за источник власти принимается народ данной республики, а не «многонациональный народ Российской Федерации», как написано в Конституции РФ. Местные законы превалируют над российскими, республики имеют статус субъекта международного права (отсюда башкирские и татарские граждане), а природные ресурсы объявлены собственностью данной конкретной республики.
       Одновременно с политическим обособлением регионов шел и процесс их экономического обособления. Многим памятны призывы краснодарского губернатора Николая Кондратенко о запрещении вывоза продуктов из его края. Чем это не создание региональных таможен? А ведь именно с этого начинался распад СССР: тогда прибалтийские республики первым делом тоже ввели свои таможни. Региональные власти добивались, каждая для себя, тех или иных привилегий. Причем это касалось зачастую экспортных отраслей промышленности. Вспомним то время, когда Якутия добилась серьезных налоговых льгот для своей алмазной промышленности и права самостоятельного экспорта алмазов. Дело дошло до того, что в Татарстане, Башкирии и той же Якутии создавались свои государственные фонды, бывшие по сути золотыми запасами этих республик. Губернаторы чисто российских областей пытались не отставать от своих национальных коллег. В той же Калининградской области было инициировано движение за создание Балтийской республики для еще большего отдаления от центра. Временами казалось, что Россия вернулась к периоду феодальной раздробленности.
       Могла ли такая Россия с успехом отвечать на те или иные вызовы внутренних и внешних деструктивных сил? Мы все помним национальное унижение России в Югославии, когда нашу точку зрения государства НАТО просто проигнорировали, впервые после Второй мировой войны применив силу без всяких на то санкций ООН. Да и дальше, несмотря на марш-бросок наших десантников в Приштину, роль российских миротворцев в Косово декоративна. Под их защитой политики стран НАТО ведут дело к полной независимости этого края. А ведь Югославия (не Милошевич!) всегда была союзником России.
       Неспособность России навести у себя порядок в Чечне явилась также следствием регионализации и конфедерализации России. Во время первой чеченской войны развал в армии достиг такого уровня, что невозможно было собрать даже необходимое количество войск. А как тогда воевали, знают все. Да и вообще руководство чеченских сепаратистов — это крайний случай поведения той же региональной элиты. И события в Чечне как раз и стали прообразом грядущего распада России.
       Какая же партия привела нас к такому состоянию государственности? Уж точно не КПРФ: хотя коммунисты при Ельцине твердо вписались в систему власти, до командных высот их не допускали. Остальные партии — партии только по названию. Единственная реальная партия у нас была и до сих пор есть — Совет Федерации. Когда Ельцин в 1995 году допустил туда губернаторов, то все реальные вопросы экономического, да и политического развития решались там. Именно туда «рванули» все выкинутые из жизни центральные политики и, избравшись губернаторами, как Лебедь или Руцкой, чувствовали себя отменно. А на последних президентских выборах мы уже видели и претендентов на пост президента в лице губернаторов. Вспомним Титова и Тулеева.
       Партия губернаторов сосредоточила в своих руках истинные богатства России. И ее партийные начальники превратились в глав экономических кланов России. Стало правилом, что близкие родственники губернаторов получали в свои руки самые лакомые куски собственности, становились руководителями процветающих фирм и банков. Всем памятны заслуги родственников Александра Руцкого на ниве поставок медикаментов и комбайнов в Курскую область. Константин Титов, один из самых амбициозных губернаторов, живет только на зарплату госслужащего, но его сын процветает в местном газпромовском банке. Говорят, что большинство экономических вопросов в Петербурге можно решить через жену губернатора Ирину Яковлеву, а в Красноярске — через сына губернатора. Таким образом и образовались в России 90 семейств, правящих и владеющих Россией. Эти 90 семейств и возглавили настоящие региональные олигархи.
       Одновременно в СМИ был придуман и вовсю обсуждался миф о еврейских олигархах, владеющих Россией. И вообще о мировом жидомасонском заговоре. Огонь от себя пытались отвести проверенным средством — антисемитизмом. Многочисленные поминания тех или иных еврейских фамилий служили ширмой для делишек настоящих олигархов. А в наиболее доходных сырьевых экспортных отраслях влияние местных олигархов становилось все весомее. Омский губернатор Полежаев для «Сибнефти» значит иногда даже больше, чем ее непосредственные владельцы. А тюменский губернатор Рокецкий? Настоящий нефтяной шейх.
       Недаром Борис Абрамович Березовский, вовремя оценивший ситуацию и понявший, кто в доме хозяин, попытался пристроить буквально к каждому губернатору своего личного советника, так сказать, «умного еврея при губернаторе», хотя совсем не обязательно, что эти советники были евреями.
       И могла ли Россия как единое и независимое государство сохраниться в таких условиях? Могла ли она уберечься от распада, по пути к которому она уже проделала большую часть пути? Если не верить своим глазам, то стоит поверить хотя бы иностранным экспертам. Буквально на днях шведский институт МВД опубликовал доклад, в котором без лозунгов и эмоций, на основе широко применяемых сейчас методов предсказал, что единственным реальным исходом для России представляется окончательный распад.
       И в это время появились путинские законопроекты. Конечно, они носят чрезвычайный характер. Но их чрезвычайность обусловлена тем чрезвычайным положением, в которое попала Россия. Выбор становится максимально конкретным: либо развал России и 90 семейств региональных олигархов, либо единая Россия с укрепленной вертикалью власти. Вспомним и слова депутата фракции СПС в ГД Виктора Похмелкина: боярская Дума — это не демократия. Это точка зрения не просто демократа, а последовательного сторонника западных либеральных ценностей. Так что будьте осторожны, Борис Абрамович со товарищи пытаются под разговоры о демократии всучить нам все тот же самый олигархический набор и развал России. Кто хочет купить визу для поездки в Саратов?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera