Сюжеты

БЕРЕЗОВСКИЙ БОИТСЯ ПУТИНА

Этот материал вышел в № 50 от 13 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Краткий курс истории борьбы олигарха за сохранение богатства Создание разного рода политических конструкций — давнее хобби Березовского. Но если прежние его конструкции лишь укрепляли власть Кремля, а стало быть, и его, Бориса Абрамовича,...


Краткий курс истории борьбы олигарха за сохранение богатства
       
       Создание разного рода политических конструкций — давнее хобби Березовского. Но если прежние его конструкции лишь укрепляли власть Кремля, а стало быть, и его, Бориса Абрамовича, позиции, то теперь, в смутное для олигарха время, он взялся за проект с совершенно иными целями. Он хочет создать и возглавить оппозицию «авторитарной власти», то бишь Кремлю и Путину персонально. Формальная причина, подвигшая Березовского на этот отчаянный шаг, — законопроекты Путина по реформированию Федерации. Но есть и причина фактическая...
       

 
       Подковерный стратег
       Усиливающаяся с каждым днем атака Березовского и армии его пропагандистов на Путина заставляет бросить беглый взгляд на историю десятилетней борьбы олигарха за место под солнцем.
       Известно, что профессор математики Березовский за десять лет, с момента основания в 1989 году своего первого доильного аппарата «ЛогоВАЗ» по сию депутатскую пору, роковых для себя ошибок не совершал и серьезных потерь не нес. За те же десять лет он, кажется, ни разу не позволил себе в отношении Ельцина той жесткости, какая звучит в адресованной Путину критике. Разнеся в пух и прах президентский план федеративной реформы, Березовский поставил Путину диагноз: «не стратег». Более того, путинская реформа, по утверждению олигарха, — угроза не только демократии, но и самому существованию России как федерации.
       Мы не рассматриваем в этой публикации ни собственно путинский план реформы (он, мягко говоря, далек от совершенства — устраняя проблему безвластия, создает не менее серьезную проблему всевластия центра), ни аргументы Березовского-критика (они достаточно убедительны). Нас занимают подлинные причины, побудившие олигарха собирать губернаторское ополчение против Путина.
       Десятилетие Березовского являет нам следующую закономерность. Все свои успешные проекты, как коммерческие, так и политические, он реализовывал, как правило, без шума и пыли, в закулисном торге — с Кремлем ли, с главами регионов или лидерами политических организаций. А редкие выходы на широкую публику предпринимались, лишь когда уходила из-под ног земля либо когда надо было лить воду на мельницу Кремля. Мы помним эти случаи: олигархический блок против Зюганова в 1996-м, война с Чубайсом в 1997-м, кампания против Примакова и Лужкова в 1999-м. И вот нечто, казалось бы, совершенно противоестественное для Березовского — целый залп антипрезидентских выпадов: по сути ультимативное открытое письмо Путину, последовавшие затем еще более жесткие выступления в Госдуме и на канале ОРТ, который олигарх содержит при скромном пособничестве государства.
       Парадоксальная интрига заключается в том, что дьявольски осторожный человек шумно бросился спасать демократию и федеративное устройство России в момент, когда самые «отвязные» губернаторы продолжали оставаться в коме, вызванной нежданным посягательством Путина на их властные полномочия. Это уже потом сенаторы проснутся и будут сотрясать воздух требованиями «поставить на место» президента. Юношеский задор Березовского, его бросок на амбразуру во имя демократии и вправду удивительны. Он ведь не привык брать неприятельские крепости лобовыми атаками. Он привык либо мирно договариваться о сдаче, либо покупать эти казавшиеся неприступными крепости (истории с приобретением некогда антиберезовских газет). А тут такой романтизм, такая боль за Россию...
       
       Поле безопасности
       Помнится, лет пять назад Борис Абрамович заявил в интервью, что решил одну из двух своих стратегических задач — стал богатым человеком. И что теперь на повестке дня задача № 2 — обеспечить сохранность нажитого богатства. Счастлив должен быть журналист, которому делают такие признания такие люди. По сути было заявлено кредо жизни Бориса Березовского. После этого можно сколько угодно говорить о судьбах России, о демократии, о страданиях мирных чеченцев и нуждах избирателей Карачаево-Черкесии. Все это в лучшем случае вторично. Первично — обезопасить созданный капитал. Но как обезопасить себя и свое богатство в этом мире хищников, особенно если учесть, что создан-то капитал, деликатно говоря, не вполне честным трудом? Борис Абрамович ответил на этот вопрос тогда же, пять лет назад: путем создания вокруг себя благоприятного политического микроклимата.
       И Березовский не сидел наседкой на своих яйцах. Он вынужден был скидываться на Ельцина в 96-м, чтобы красный петух не склевал накопленный жир, он согнал Лебедя с безопасного гнезда, когда почуял угрозу своим яйцам. Пусть ненадолго, но сбегал во власть позаниматься безопасностью как бы страны, а фактически собственного капитала. Пристраивал своих людей во властные структуры, вплоть до администрации президента. И напротив — усаживал родных и близких Ельцина на теплые места в своих структурах. Короче говоря, создавал вокруг себя поле безопасности. Все это требовало немалых денег, и олигарх не забывал о первой своей задаче — накопительской. Пока Россия нищала, Березовский прирастал Сибирью — нефтью, алюминием.
       
       Неправильные олигархи
       В целом процесс дележа российского имущества шел успешно. А если и случалась грызня, то по причине зверского аппетита олигархов. И это многое объясняет. Когда-то давно отец русской приватизации Чубайс утешал народ: поделим ничейное добро — будет в стране много богатых людей, а там и вся Россия встанет на ноги. Но время шло, число олигархов оставалось величиной постоянной (росло только их состояние), а страна, уже приватизированная на три четверти, продолжала нищать. И тогда возникло подозрение, что у нас олигархи какие-то неправильные. Периодически на политическом горизонте появлялись люди, которые превращали смутные народные подозрения в идеологию и формулировали цель «выправить» олигархов. В такие времена Березовский прекращал войну внутри олигархической корпорации и переключался на врагов «классовых», поскольку именно последние представляли реальную угрозу безопасности его, Березовского, капиталу. Жертвами маленьких победоносных войн олигарха в разное время выбирались Александр Лебедь (заговоривший некстати о борьбе с коррупцией), Евгений Примаков (намеревавшийся, по словам самого Березовского, посадить олигарха), Юрий Лужков (высказавший однажды предположение о сатанинском происхождении Бориса Абрамовича).
       Секрет полководческих успехов Березовского прост. Все последние годы на его стороне был административный ресурс Кремля, вынужденного платить олигарху по его долгосрочным вкладам. Не было проблем и с агитобеспечением боевых действий: в руках Березовского — мощный отряд спецназовцев от журналистики.
       Характеризуя Примакова и Лужкова, Березовский часто употреблял слово «опасный». С Чубайсом он воевал потому, что тот «предал», не вручив полагавшийся Борису Абрамовичу суперприз «Связьинвест». Лебедя он вышвырнул из Совбеза потому, что тот стал «неуправляемым». Но совсем иное дело Примаков и Лужков. Они были действительно опасны для Березовского, и олигарх, решая задачу номер 2, направил против них всю мощь своей империи. Не забудем, что фактически частью его империи были и администрация президента, и главный, с позволения сказать, государственный телеканал — ОРТ. Полгода из передачи в передачу Доренко «разоблачал» двух самых опасных для своего хозяина политиков. Что сейчас, спустя время, вспоминается из «разоблачений», которыми ОРТ, обслуживая интересы своего хозяина, морочило головы миллионам телезрителей? Разве только то, что Примакову когда-то резали сустав и что Евгений Максимович выходец из спецслужб, а потому голосовать за него опасно (одновременно на канале, к слову сказать, шла безудержная агитация за бывшего директора ФСБ).
       В отношении же Лужкова Березовский использовал известный русский клич «Держи вора!». Вспоминается, как неутомимый Доренко, не жалея хозяйских денег, колесил по Испании, чтобы землю Лужкова крестьянам отдать. Не нашел землю, однако. Нашел только родную сестру Шандыбина, какую-то больную на голову депутатку испанской провинции, и она долго изливала душу борцу за дело Березовского. Вспоминают ли на ОРТ мифическую «испанскую землю» Лужкова? Это уже неактуально, выборы позади. Разумеется, Примаков и Лужков никуда не делись, они остаются потенциально опасными для Березовского и нажитого им состояния. Но сегодня появилась куда более серьезная и уже вполне реальная опасность. И исходит она от человека, на которого еще три месяца назад Березовский возлагал главные свои надежды. Этот человек — Путин.
       
       Коварный изменщик
       Весь 1998 год и добрую половину следующего года Борис Абрамович вместе с прочим окружением Ельцина посвятил поиску преемника. Нужна была фигура абсолютно лояльная, чтобы не сказать ручная. Перетасовав всю политическую колоду, так называемая «семья» почему-то решила, что Путин и есть искомая фигура. «Наилучший выбор» — это выражение не раз употреблял Борис Абрамович после голосования 26 марта. «Теория наилучшего выбора» — кажется, именно так называется докторская диссертация Березовского, не имеющая, впрочем, никакого отношения к политике.
       Математик ошибся в расчетах. Время шло, и с каждым днем становилось все яснее, что Путин не собирается «платить по счетам». Привыкший открывать кремлевские двери левой ногой, олигарх оказался в числе пресловутых «равноудаленных». Он стал нервничать. После того как Путин взял в зарубежные поездки Лужкова и Примакова, Березовский в очередной раз натравил на своих смертельных врагов верного Доренко. Тот быстренько реанимировал американского гражданина Тейтума, «убитого» Лужковым несколько лет назад. Однако былого эффекта от леденящих душу сюжетов телекиллера уже не было и в помине. Попытка Березовского предостеречь Путина от «порочных связей» и напомнить о себе, бывшем кассире и стратеге Кремля, оказалась слишком примитивной.
       Березовский почувствовал себя обманутым. Он, по всей видимости, полагает, что немало способствовал тому, чтобы расчистить место Путину, — и своей жестокой борьбой с Примаковым в бытность его премьер-министром («Примаков хотел меня посадить»), и интригами вокруг Кириенко и Степашина, и, конечно, беспримерной по части грязи информационной войной с конкурентами Путина на президентских выборах. А сегодня ему, Березовскому, дают понять, что никаких таких заслуг за ним не числится и относиться к нему будут так же, как к владельцу коммерческого ларька с площади трех вокзалов.
       Для Бориса Абрамовича это уже почти катастрофа. Пять долгих лет положил он на то, чтобы создать вокруг себя поле безопасности, оброс связями, выше которых только связь с всевышним (у последнего, впрочем, к олигарху, если верить Котенкову, могут быть серьезные претензии). И вдруг все это рушится. Теперь он, как простой лавочник, может иметь дело с законом. Задача № 2 не решена.
       
       Цугцванг
       Березовский, по его собственному утверждению, не идиот. И если он предпринял беспрецедентное для себя наступление на президента по всем фронтам, значит, он понял, что мосты, связывавшие его с Кремлем, сожжены. Путиным сожжены. Понятно и то, что целью наступления Березовского не может быть восстановление мостов — для реализации такой задачи был иной вариант поведения: сидеть тише воды. Раз Березовский не стал этого делать, значит, он готовится к встрече с прокуратурой. Ну в самом деле, никому же в голову не придет, что атака на Путина продиктована заботой Березовского о судьбах федерации, демократии и прочих чуждых олигарху материях. Оказавшемуся в подвешенном состоянии Березовскому надо было срочно найти точку опоры, политическую силу, на которую он может опереться в критическую для себя минуту. Есть только одна такая сила в сегодняшней России — недовольная часть губернаторов. В надежде возглавить эту силу Березовский и выстрелил первым.
       Верит ли сам Березовский в перспективу возглавить строптивых губернаторов? Этому может помешать пустячок — сатанинская слава Бориса Абрамовича. Какими бы резонными ни были его доводы, изложенные в открытом письме президенту, губернаторы вряд ли пойдут под знамена олигарха. В отношении же депутатов Березовский и вовсе не питает никаких иллюзий: «Дума с огромной любовью единогласно лишит меня любой неприкосновенности».
       Борис Абрамович в шахматном цугцванге. Каждый последующий ход только ухудшает его позиции. Объяснить это можно тем, что он попал в совершенно незнакомую для себя ситуацию, он оторван от сильных мира сего. Отсюда абсолютно примитивные провокации вроде публикации во влиятельной газете о готовящейся отставке московского правительства. Психиатрам это знакомо: тяжелобольному человеку хочется верить, что где-то есть еще более несчастные.
       Стилистика высказываний Березовского вряд ли кого может ввести в заблуждение, его критика президента похлеще воплей анпиловцев об антинародном режиме. Путин не простит бывшему кассиру Кремля обвинения в разрушении федерации. И уж тем более уничижительную характеристику «не стратег». Но Березовский уже пошел вразнос. Идеологический отряд олигарха методично обрабатывает позиции президента. Благо, руководство ОРТ пополнилось представителями Березовского. Но это не может продолжаться долго. Часовая аудиенция, которой удостоил Путин Доренко, не оставляет сомнений: президент решил отнять Доренко от груди Березовского и направить энергию телекиллера в государственное русло. Следующим шагом, по логике вещей, будет цивилизованный развод канала с олигархом. Березовский останется наедине со своим капиталом и нерешенной задачей № 2.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera