Сюжеты

ХЛЕБНЫЙ БИЗНЕС

Этот материал вышел в № 50 от 13 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Неэффективное управление отраслью может привести к скорому повышению цен на главный продукт России Как любое стратегически важное сырье, хлеб нуждается в своей политике. То есть системе мер, обеспечивающей ситуацию, когда сырья много, а...


Неэффективное управление отраслью может привести к скорому повышению цен на главный продукт России
       
       Как любое стратегически важное сырье, хлеб нуждается в своей политике. То есть системе мер, обеспечивающей ситуацию, когда сырья много, а его качество контролируется. Во времена СССР в этом отношении действовал принцип, пригодный опять-таки лишь для советского времени. Государство являлось абсолютным монополистом, контролируя отрасль через Министерство хлебопродуктов и комитет по хлебопродуктам Министерства торговли и материальных ресурсов.
       Изменение ситуации традиционно уходит корнями в начало 90-х. В соответствии с Указом президента РФ
       № 826 от 07.08.1992 в России появилось открытое акционерное общество «Федеральная контрактная корпорация «Росхлебопродукт». Оно было учреждено Роскомимуществом на базе Минхлеба. Уставный капитал же сформировали из здания, сооружений, денежных средств и другого имущества Минторговли.
       «Росхлебопродукту» вменили в обязанность закупки зерна, хлебопродуктов, продуктов зернопереработки и поставки всего этого для федеральных нужд. Возглавил корпорацию Леонид Чешинский, занимавший до этого пост главы комитета по хлебопродуктам.
       «Росхлебопродукт» сразу после своего образования начал активно действовать. Тут нужно сделать маленькое отступление

       

 
       Молодая российская хлебопромышленность существовала все эти годы в условиях фактического отсутствия национальной сельскохозяйственной политики. Специфика аграрной страны диктовала необходимость самообеспечения зерном и продуктами зернопереработки. Самое распространенное и обидное явление — гниющие запасы зерна в каком-нибудь захудалом совхозе и тонны импортной пшеницы на элеваторах. Все это объясняется просто: отечественное зерно имеет слишком высокую себестоимость. Устаревшая техника и отсутствие денег на ГСМ приводили и приводят к тому, что аграрники вынуждены увеличивать цену на зерно, сохраняя тем самым хоть какую-то прибыль. Село не спасло даже картельное соглашение, в результате которого в прошлом году топлива в регионы ушло едва ли не на порядок больше, чем вернулось из того же села продукции. Кстати, в нынешнем году картельное соглашение не подписано.
       Единственный выход из ситуации — демонополизация. И как следствие развитие здоровой конкуренции между хозяйствами, каждое из которых контролировало бы объемы горючего, износ техники и спрос на собственную продукцию. Именно в этих условиях «Росхлебопродукт», государево ведомство, развернул мощнейшую кампанию... по скупке элеваторов, причем по всей России. Делается это, как правило, под видом передачи прав собственности. Однако в итоге во многих регионах страны у «Росхлебопродукта» уже появились собственные комбинаты по переработке зерна, а в ряде областей корпорации принадлежат все крупные элеваторы. В такой ситуации «Росхлебопродукт» имеет все возможности устанавливать диктат цен на муку. Иначе говоря, вместо гаранта эффективной работы рынка хлебопродуктов страна получила еще одного монополиста. С соответствующими возможностями и потребностями.
       На элеваторах корпорация Леонида Чешинского не остановилась. Прошлым летом на юге страны, в Краснодарском крае, разгорелся скандал. В порту Новороссийска выявили партию недоброкачественного зараженного зерна, поступившую из США. Продукт содержал аж пять видов сорняков, в частности амброзию трехраздельную, пыльца которой является мощнейшим аллергеном.
       Опасный, так называемый карантинный, груз поступил в виде гуманитарной помощи. Пока сотрудники Новороссийской карантинной службы разбирались, что да как, груз был отправлен на переработку в Тимашевск. По пути, как это часто бывает в России, часть зерна просыпали. Весила эта «часть» 29 тонн.
       Когда об этом узнали, в Краснодарском крае спешно собрали внеочередную сессию Законодательного собрания. Для решения этой проблемы были задействованы практически все государственные службы края.
       В этот самый момент президент корпорации
       Л. Чешинский направил письмо на имя заместителя председателя правительства Н. Щербака. В нем было сказано, что поступающая в Россию продукция предназначена практически для всех регионов, а ее переадресация невозможна. Также в письме указывалось, что контракты на поставку гуманитарного зерна с Краснодарским краем... еще не подписаны. То есть зерно не должно еще было поступить в край. Как подобное могло произойти, непонятно. Ведь ФКК «Росхлебопродукт», согласно постановлению правительства № 1379 от 25.11.1998, является государственным агентом, на которого возложена реализация сельхозпродукции и продовольствия, поставляемых в Россию из-за рубежа в качестве дара и в виде товарного кредита. На этом фоне ввоз в Краснодар зараженной пшеницы выглядел чуть ли не провокацией. Когда скандал поутих, губернатор Краснодарского края Кондратенко дал «Росхлебопродукту» броское и довольно емкое определение: «зерновая мафия». Произнесена фраза была на встрече с Путиным во время визита последнего в Краснодар еще в ранге и.о. премьера.
       Впрочем, если рассмотреть повнимательнее принципы работы корпорации Чешинского, многое становится понятным.
       В свое время государственный чиновник Леонид Степанович Чешинский «нашел себя» также и в деле поставки в Россию гуманитарной помощи из-за рубежа. Во многом способствовал этой деятельности и тот факт, что Чешинского называют личным другом занимавшего одно время должность вице-премьера правительства Г. Кулика.
       Кто же получал выгоду от поставок в Россию продовольственной помощи? Конечно, это американские фермеры, а с нашей стороны — крупные оптовые компании, ставшие госагентами, главы администраций, некоторые производители — у всех у них появилась возможность получить гарантированный заработок. АО «Федеральная контрактная корпорация «Росхлебопродукт», например, с самого начала оказалась в числе участников переговоров. Считается, что ее глава господин Чешинский, находясь в США, и попросил о помощи. Во всяком случае, Кристофер Голдтуэйт (глава Минсельхозпрода США?) говорил о том, что еще до всех переговоров его ведомство получило неофициальную просьбу от России о зерновой помощи. Потом уже был проведен тендер на право называться государственными агентами.
       «Росхлебопродукт» начал заниматься поставками и распределением помощи уже в 1991—1992 годах. В этот период значительное количество продуктов, предназначенных для бесплатной раздачи нуждающимся, продавалось за деньги на рынках по всей России — прямо из мешков с надписью «В дар от народа Соединенных Штатов». Кроме «Росхлебопродукта», тендер выиграли «Росмясомолторг» (бывшее Министерство мясо-молочной промышленности), государственное унитарное предприятие «Внешнеэкономическое объединение «Продинторг» и внешнеэкономическое акционерное общество «Разноимпорт». Государственные агенты взяли на себя заботы по разгрузке, складированию и поставке грузов получателям, за что получали комиссионные. Первые три фирмы — 2,5% стоимости «обработанной» ими продукции, последняя — 2%.
       Интересно, что за месяц до назначения «Росхлебопродукта» главным продавцом гуманитарных харчей контору Чешинского проверяла Счетная палата, нашла там какие-то незаконные операции, письмо направила в правительство: «Рекомендуем рассмотреть вопрос о целесообразности привлечения «Росхлебопродукта» к участию в поставках продовольствия». Письмо, ясное дело, попало к Кулику, и скандал был быстро замят.
       
       А откуда, собственно, Чешинский брал деньги под поставки гуманитарки? Ответ прост — средства выделяли коммерческие банки под гарантии Минфина.
       Банк МЕНАТЕП в лице вице-президента Валерия Чешинского (сына нашего героя Леонида Чешинского) первым выступил с инициативой дать денег государству на хлебозакупки. Тут же к МЕНАТЕПу присоединились ОНЭКСИМбанк и Инкомбанк. В итоге Федеральная промышленная корпорация (ФПК) получает кредит в 2,7 трлн руб. И направляет его в основном в сибирские сельскохозяйственные регионы, где был собран вполне приличный урожай.
       
       Ясное дело, что в махинациях участвовал не один Чешинский и «Росхлебопродукт» был лишь одним из фигурантов в этих «делах».
       22 марта 1996 года глава правительства РФ Виктор Черномырдин подписал распоряжение об освобождении «по собственному желанию» от должности первого заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия и главы ФПК Магомедтагира Абдулбасирова. Уже тогда из Минсельхозпрода просачивается информация, что эта отставка связана прежде всего с исчезновением (более мягкая формулировка — нецелевым использованием) 2,5 трлн руб. кредита, полученного от коммерческих банков в конце 1995 года. Комментарий к этим слухам в самом конце 1996 года дал заместитель начальника ГУЭП МВД РФ генерал-майор Борис Терещенко. По его словам, из полученных ФПК 2,7 трлн руб. только 10% средств было направлено на закупку сельхозпродуктов. Остальные были перечислены в различные коммерческие структуры, большинство которых самоликвидировалось сразу после получения денег. К тому времени было заведено 13 уголовных дел на такие структуры. В итоге вся госдотация 1996 года пошла на погашение кредита коммерческим банкам, и крестьяне снова остались без средств. По признанию вице-премьера Александра Заверюхи, руководства Минсельхозпрода, специалистов ГУЭПа МВД, 1996 год стал самым тяжелым для сельского хозяйства России за все время перестройки. И тем не менее цены на хлеб не поднялись ни до 10 тыс. руб., обещанных Л. Чешинским, ни до 5 тыс. руб., «рассчитанных» специалистами ФПК. Интересно, что регионы, не связавшие себя договорами с ФПК, оказались в явном проигрыше. Через полгода шеф МВД Анатолий Куликов публично заявил, что
       2 трлн руб. из пропавших в ФПК удалось вернуть (после почти годичного прокручивания в банковских структурах). Однако до суда было доведено только одно дело — алтайское. Именно на нем был опробован механизм перекачки бюджетных денег из ФПК в частные руки.
       
       Видимо, почувствовав себя далеко не бедным человеком, господин Чешинский решил заняться благотворительностью. Но поскольку дело это не прибыльное, быстро его бросил.
       Так, благотворительный некоммерческий фонд «Покров», одним из основателей которого был Чешинский, сейчас на грани закрытия или уже закрыт. С марта 1999 года он не имеет помещения, 9 месяцев не совершалось никаких благотворительных выплат. (В 1997 году, например, фондом было произведено 60 выплат на общую сумму 42 млн рублей.) Причина бедственного положения организации кроется, по словам управляющей делами Антонины Колосковой, в охлаждении учредителей (они же спонсоры) к благотворительной деятельности.
       Благотворительный некоммерческий фонд «Покров» был зарегистрирован в сентябре 1995 года. Образовали его несколько частных лиц, одним из которых был президент АО «Росхлебопродукт» Леонид Чешинский.
       Именно в «Покров» обращалась Федеральная служба безопасности с просьбой помочь раненным во время боевых действий в Чечне и семьям сотрудников, потерявшим единственного кормильца. Леонид Чешинский сделал тогда весомый взнос — предоставил в безвозмездное пользование помещение и телефон.
       Интересно, что в число учредителей фонда вошли также Борис Березовский и Игорь Руденя, генеральный директор ЗАО «Росзерно» — председатель собрания учредителей фонда. Так что компания у господина Чешинского вполне соответствующая...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera