Сюжеты

ВОЙНА НЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ: ГЕНЕРАЛАМ НЕЙМЕТСЯ

Этот материал вышел в № 51 от 20 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Чечня — это такое место в нашей стране, где можно целыми днями метаться из одного района в другой, из маленького селения в город, — и везде ты найдешь одно и то же: признаки трех глобальных явлений, правящих современным миром. Первое —...


       

  
       Чечня — это такое место в нашей стране, где можно целыми днями метаться из одного района в другой, из маленького селения в город, — и везде ты найдешь одно и то же: признаки трех глобальных явлений, правящих современным миром.
       Первое — отчаянная, вся в бесконечных расстрелах борьба за власть, когда даже крошечная должность начальника мизерного РОВД заполняется путем давления из Кремля. Не говоря уже о постоянной грызне между главой республики Кадыровым и его первым заместителем, ставленником начальника Генштаба ВС России Анатолия Квашнина — Бесланом Гантамировым, которого в Чечне называют не иначе, как Бес.
       Второе явление — это то, ради чего, собственно, и идет борьба за власть. Итак, в Чечне в самом разгаре передел нефтяного рынка. Разнокалиберные группировки, неизвестно кого представляющие, пытаются установить контроль над 776 скважинами. Каждый пытается урвать свой кусок и уже завоеванное никому не отдать. В результате одни скважины «случайно» зажигаются и полыхают день и ночь на окраинах селений. Другие вдруг «случайно» тушатся. Это значит: хозяин установлен. Тем временем на трубе полно свежих врезов. Нефтяные ямы-отстойники без выходных и проходных делают чей-то конкретный карман все шире. Возобновила свою деятельность в селении Цацан-Юрт и нефтяная биржа. Сюда съезжаются со всей Чечни перекупщики нелегального черного золота и нефтепродуктов.
       Где тут генералы? Где спецназы? Вокруг биржи — наши доблестные блокпосты, создающие расхитителям условия для эффективного труда.
       Наконец, третье чеченское явление (и именно в таком порядке они определяют жизнь республики). Это война. Везде, повсюду, в каждой щели. Та пропасть, куда упали тысячи беженцев, бездомных, несчастных. Та бездна, где барахтается Грозный, ставший Сталинградом-2000. Руины, голод, мины, болезни, сумасшедшие. Жизнь на краю. Ненависть в глазах.
       Война никак не прекращается. В Чечне говорят так: «Когда нужно генералам, тогда она и возобновляется». В результате население ждет нападения каждую секунду.
       И дожидается.
       16 июля ни с того ни с сего в полдень по селению Агишты, что примерно в 20 километрах от райцентра Шали, упали на дома восемь танковых снарядов. Незадолго до этого по селу прогрохотала военная колонна. Дети продолжали плескаться в речушке Басс — жара-то под пятьдесят. Взрослые распивали чаи под орехами. Итог: 6 человек погибли, 13 ранены. Из них ни одного боевика. Все — женщины, дети, старики.
       В шалинской больнице на меня с ненавистью смотрит Берлант Магомадова, 29-летняя раненая агиштинка. И упорно молчит в ответ на все вопросы: шестеро убитых — ее родственники. Рядом пытается что-то объяснить Султан Нунаев, пожилой хирург-онколог из Агиштов: «Ну хотя бы причина была для ударов... Если бы боевики вошли... А тут... Село озлоблено. Крайне. Что нам говорить молодежи?»
       Война в Чечне прет из каждой двери. И ее всё подпитывают. Генералам неймется.
       18 июля. Трасса Гудермес — Аргун — Грозный. В районе Аргуна, где и без того главное слово, украшающее заборы, — не из трех, а из шести букв: «Джихад». Так вот, в районе Аргуна все идущие машины начинает сдвигать в стороны мчащаяся на всех парах с включенными фарами вереница «Жигулей» и «уазиков» без номеров. Из каждого окошка или автомат наружу, или миномет. Свист, вопли, хохот. Банда Махно? Братва? Спрашиваю офицеров: кто такие? Говорят: это не братва, а новый чеченский ОМОН, только что нами созданный по желанию Кремля.
       Но что же они могут делать в столь разбитном виде?
       Ответ: «Экспроприируют то, что масхадовцы отобрали у них ранее».
       Дележка власти, нефти, новое вооружение, война — вот она, Чечня, сегодня.
       А где же люди? Их беды и нужды?
       Пока это не волнует никого. По крайней мере, такого встречать не приходилось.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera