Сюжеты

ВОЛКОВ ПОДОБРАЛ КОТЕНКА И ДОПРОСИЛ БЕРЕЗОВСКОГО

Этот материал вышел в № 51 от 20 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

С некоторых пор боюсь звонить следователю Генпрокуратуры Волкову. Только задам пару пустяшных вопросов и напечатаю его ответы — добрый мой знакомый отправляется на ковер к начальству: что это за беседы с каким-то там журналистом? Вот и...


       
       С некоторых пор боюсь звонить следователю Генпрокуратуры Волкову. Только задам пару пустяшных вопросов и напечатаю его ответы — добрый мой знакомый отправляется на ковер к начальству: что это за беседы с каким-то там журналистом?
       Вот и сегодня — мне надо спросить у Николая Васильевича, о чем он в минувшую пятницу беседовал в своем кабинете на Мясницкой с Борисом Березовским, когда собирается в Берн и много ли документов по делу Аэрофлота собирается оттуда привезти. И не звоню — чего человека перед поездкой подставлять под начальствующий гнев?
       Способ, который я втайне от прокурорского начальства изобрел, позволяет мне мало-мальски точно знать о некоторых занятиях Николая Васильевича. Действительно, 14 июля перед полуднем в кабинете у Волкова побывал Борис Березовский, бывший обвиняемый по делу Аэрофлота. Дел у Бориса Абрамовича в те дни было уйма — он расставался с местом депутата Госдумы, помогал Шабдурасулову создавать медиахолдинг из подвластных ему СМИ и вживался в образ оппозиционера Кремля. И все же по вызову Волкова прибыл немедленно, был сама любезность и уверял следователя, что ничего нового по делу Аэрофлота сказать не может. Волков тоже мило улыбался и не напоминал своему собеседнику скверный его поступок: еще в январе Березовский обозвал Волкова нехорошими словами и даже грозился посадить. Любопытство Волкова было понятным: 24 июля он вылетал в Швейцарию, в Берн, — там его ждали без малого 40 коробок документов, изъятых тамошней прокуратурой в фирмах «Андава» и «Форус». Может быть, в них содержится ответ, куда исчезли сотни тысяч долларов Аэрофлота, в чьих карманах осели, и не поторопился ли Березовский отказываться от депутатской неприкосновенности? Волков считал это победой: с минувшего ноября, когда мы виделись с ним в Берне, адвокаты обеих фирм наседали на прокуроров: не отдавать русским ни листочка. Теперь же Волкову придется тащить в Москву ящики бумаг весом более полутонны.
       Вернется он в Москву скоро — в конце будущей недели, а через несколько дней я смогу сообщить читателям, что мой друг там вычитал.
       Что же касается моего разговора с самим Волковым, то он все же был, и я излагаю его для бдительного начальства полностью. Две недели назад Николай Васильевич случайно увидел осиротевшего котенка и тут же его подобрал. «Он очень славный и умный, — сказал Волков. — Кому бы его отдать?»
       А больше мы ни о чем не говорили — нельзя так нельзя.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera