Сюжеты

ЦЕЛУЯСЬ, МОЖНО НАЙТИ ОБЩИЙ ЯЗЫК

Этот материал вышел в № 51 от 20 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А кусаясь — находят зубы Хулиганская разборка во Львове стала причиной смерти украинского композитора Игоря Билозира. По одной из версий, убил его сын влиятельного милицейского чина за то, что музыкант не согласился петь на русском языке....


А кусаясь — находят зубы
       
       Хулиганская разборка во Львове стала причиной смерти украинского композитора Игоря Билозира. По одной из версий, убил его сын влиятельного милицейского чина за то, что музыкант не согласился петь на русском языке.
       В ответ национал-патриоты стали демонстрировать благородную ярость. Разрушили кафе, в котором погиб музыкант, устроили массовые манифестации против русского слова, песни и духа на территории независимой державы.
       Львовские власти выпустили несколько подзаконных актов, ограничивающих хождение русского языка, и попытались закрыть местное «Радио FM», в программах которого преобладали песни российских исполнителей.
       Рисование всевозможных границ даже там, где их провести невозможно, из любимого занятия амбициозных политиков превратилось в народную забаву. И эта зараза распространяется с катастрофической скоростью. По логике подобных новостей, вот-вот должна разгореться поп- или рок- война между Россией и Украиной. Но, оказывается, на практике дела обстоят не так печально.
       Сегодня в качестве экспертов по национальному вопросу на эстраде у нас популярная украинская рок-группа «Грин Грей», которая недавно побывала в Москве. На вопросы нашего корреспондента отвечают солисты «Грин Грея», известные под псевдонимами Дизель и Мурик.

       

 
       — Как на вас, людях, поющих исключительно на русском языке, отразились события во Львове?
       Д. О том, что народ Украины выступает против русского языка, мы чаще узнаем из российских СМИ. На днях мы выступали во Львове, и публика принимала нас, как обычно, на «ура». Мы, как всегда, пели на русском языке, и 10-тысячный стадион подпевал нам на протяжении всего концерта. Никаких языковых претензий и агрессии не было. Говорили, будто УНСОвцы собирались посетить концерт, но, видимо, не решились.
       — С публикой ясно. Но запреты идут свыше. Львовские власти официально запретили приезд российских исполнителей в свой город.
       М. Совсем недавно во Львов приезжала российская группа «Хай-фай», и никаких проблем у них не возникло. Никто на этом не фиксировался.
       — В одном из выпусков питерского «Музыкального ринга» какой-то юноша спросил у музыкантов «Шао-Бао»: «Зачем вы приехали в Россию, гривны что ли кончились?» А на самом деле, для чего вам российская сцена?
       Д. Мы живем на Украине, и наша база там же. Песни записываем в Киеве. В нашем графике выступления как на Украине, так и в России и Белоруссии. Работаем мы везде, где нас хотят слышать. Идея работать в России совершенно естественна. Во-первых , территориально мы находимся совсем рядышком. Во-вторых, совершенно очевидно, что это еще один большой музыкальный рынок, и музыкальные технологии, к слову, здесь на более высоком уровне.
       Да, мы поем только на русском языке, но это тоже не политическое заявление. Просто наш поэт Мурик с детства говорит только по-русски. Москва была столицей той страны, в которой мы выросли. Потом выяснилось, что у нас есть «историческая родина». Все как-то переломалось, но связи не рушатся моментально, даже по чьему-то очень сильному желанию.
       — А вы часто сталкиваетесь с хамством националистического характера, работая в России?
       М. Не часто, но однажды был смешной случай в Нижневартовске. Ведущие объявили нас как группу, которая ворует российский газ. Но все это не имеет к музыке никакого отношения. В России у нас замечательные друзья, и мы чувствуем себя как дома.
       И, как выясняется, россияне слушают песни на украинском языке. Можно было бы говорить о случайности, если бы успешно выступали только «Вопли Видоплясова». Но в Россию приезжают многие команды, которые не поют по-русски и находят свою публику. Это говорит о том, что на музыку не влияют языковые различия. На концертах мы часто просим поднять руки тех, кто родом с Украины, кто украинец «по паспорту», и тех, кто просто понимает украинскую речь. В любом городе России — лес рук.
       Д. Нет сверхзадачи покорить Москву. Почему-то многие думают, что украинские женщины приезжают сюда, чтобы заняться проституцией, а музыкальные группы мечтают продаться России. Нам своего сала хватает. Мы не стремимся стать москвичами. Мы просто переносим профессиональный опыт на другую территорию. Предлагаем россиянам свою продукцию. Нужно отличать туризм от эмиграции.
       — Сейчас многие творческие люди говорят о развале Союза как о личной трагедии. Они разлучились не только с близкими и родными, но и потеряли многомиллионную публику. Россияне оказались в более выгодном положении — их может смотреть весь бывший СССР. Украинцам осталась энная часть суши.
       М. Преувеличивать трагичность ситуации не нужно. Мы отнеслись к тому, что случилось, как к неизбежности. Все понимали, что дальше так жить нельзя. И поломалось все только для того, чтобы создать что-то новое, способное к выживанию. Мы за Украину как независимое государство, в котором нам удобно и легко жить. Кроме того, сейчас шоу-бизнес не на таком уровне, чтобы музыканты зарабатывали на компакт-дисках. Основные доходы — от концертной деятельности. А на нее не влияет полусоюзная или четвертьсоюзная популярность. Все равно находится свой слушатель. У рекорд-лейблов свой бизнес, и им уже надо беспокоиться о том, как нас раскручивать, чтобы не прогореть.
       — На Украине вы — в музыкальной элите. В России — одни из многих. Вам все равно, в каком эшелоне заниматься творчеством?
       Д. Мы не видим особенной конкуренции нашей музыке. Конкуренция создается только в том случае, когда каждую неделю чарты меняются на сто позиций. А какие 100 позиций в России? Здесь есть элита молодежной культуры, в которую мы, по мнению критиков, в музыке разбирающихся, входим. И думаем: если тинейджер начнет перечислять названия модных групп, про «Грин Грей» он вспомнит. В элиту, состоящую из поп-исполнителей, мы не стремимся. У нас другое поле деятельности.
       — С российскими звездами дружите?
       Д. Звезды ведь тоже люди и светят по-разному. С одними мы дружим, других просто ценим. Некоторые нам неинтересны. Мы очень любим Сережу Крылова. Встречаемся с ним при самых плотных графиках. Восторгаемся Чичериной. В России очень красивые женские группы. Нам нравится то, что делает Лагутенко. И когда он приезжает в Киев, мы очень хорошо общаемся. Илья, кстати, помогает нам с записью нового альбома в Лондоне.
       — Говорят, что некоторым украинским солистам предлагали работать в России (Александру Пономареву, например, после Гран-при в Ялте), но они отказались. Вам по-разному предлагали?
       Д. Для того чтобы раскручиваться в России, надо жить в России. А так как мы опять же не эмигранты, а туристы, в России бываем не так часто. График выступлений на Украине удовлетворяет наши потребности. Мы собираем большие аудитории и переселяться в Россию не считаем нужным. Пономарев — молодец, что не заделался эмигрантом. Да, есть группы, которые стыдятся своего происхождения. Нам это непонятно и неприятно.
       — А в каких вы отношениях с такими вот «манкуртами»?
       М. Они окружены презрением...
       Д. И позором!!!
       — Российский и украинский шоу-бизнес работает по одним и тем же законам или есть какая-то специфика?
       М. У нас по-настоящему популярны и собирают залы только команды, играющие рок. Попса с ее фанерой конкуренции не выдерживает. Даже поп-исполнительницы, которым пока еще удается держаться на плаву, потихоньку переходят в наше направление. И эта специфика нас очень радует. Слава богу, что мы не родились попсовиками. Нас абсолютно не прельщает роль Лаймы Вайкуле, Филиппа Киркорова и Бори Моисеева. Иначе у нас не было бы будущего на Украине.
       — Ну а не тянет ли, как и украинских политиков, на Запад?
       Д. В музыкальном отношении мы ориентируемся именно на Запад. Но это другая ситуация. На пространстве России, Украины и Белоруссии языки не сильно «разбежались». А для того, чтобы заявить о себе в Европе, мы должны подготовить качественный материал на английском языке. Европа не завоевывается годами. Достаточно нескольких месяцев. И на данный момент мы чувствуем в себе силы, чтобы совершить этот «прорыв». В этом смысле все ведущие российские музыканты — тоже «западники». То есть вопрос не в политике или патриотизме, а в профессионализме.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera