Сюжеты

ОДНОКАРАТОВЫЙ БРИЛЛИАНТ В КОРОНЕ МОСКОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ

Этот материал вышел в № 52 от 24 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Начало, как обычно, было несколько нервным, несколько скомканным. Автомобилисты 19-го числа поминали фестиваль недобрым словом: центр практически парализован. Ждали приезда Касьянова. Синяя дорожка замерла в ожидании гостей. Сквер перед...


       

 
       Начало, как обычно, было несколько нервным, несколько скомканным. Автомобилисты 19-го числа поминали фестиваль недобрым словом: центр практически парализован. Ждали приезда Касьянова.
       Синяя дорожка замерла в ожидании гостей. Сквер перед «Пушкинским» был мастерски оцеплен. Множественные милицейские кордоны прослаивались крутыми ребятами в черных костюмах (очень похожими на гангстеров из фильмов) из охранного агентства «Карат». Уже без четверти шесть все подходы, кроме напрягшегося в ожидании синедорожечного — для звезд, были перекрыты с тщательностью, больше походившей на оцепление террористов. Во всяком случае, ни съемочные группы канала ТВ-Центр, ни фотокорреспонденты, ни пишущая братия как ни молили, ни доказывали право своих телезрителей и читателей ознакомиться с фестивальными сюжетами, услышаны не были. Молодцы-каратовцы изображали невозмутимую тугоухость, строго выполняя волю заказчиков: гнать и не пущать.
       Но устроителям ММКФ следовало бы помнить, что не праздный интерес влечет на фестиваль журналистов, что без них показанное может быть и не услышано...
       Само же открытие сложилось на редкость легко, я бы сказала, элегантно. Как хороший костюм, оно нигде не топорщилось вялыми пустотами и не жало ненужными попсовыми номерами. Несмотря на лаконизм, оно имело явный привкус... большого михалковского стиля.
       В прологе — традиционная, в сдержанных черно-белых тонах ностальгия по прошлому: киножурнал 59-го года «Новости дня» с незабываемыми Бондарчуком, Герасимовым, Джульеттой Мазиной и малоизвестными кинематографистами дружественных развивающихся стран. Тут же съемки фильма всех времен и народов «Баллада о солдате», большая стадионная кинофиеста.
       Краткий спич председателя жюри — современного классика, греческого режиссера Тео Ангелопулоса — был в равной степени философичен и ироничен: жюри — ничто, единственное справедливое жюри — это Время, оно-то все и рассудит. Совпадет ли точка зрения нынешнего жюри с вердиктом времени — вопрос. Вот в том самом 59-м году жюри сработало отменно, и Гран-при фестиваля — фильм «Судьба человека» — продолжает трогать и сегодня.
       Не успели под виртуозную барабанную дробь проплыть по заднику сцены лазерные голограммы с названиями конкурсных картин... Не успел вальяжный президент фестиваля Никита Михалков в небрежно наброшенном поверх пиджака шарфе станцевать с воздушной девушкой хачатуряновский вальс, как микродействие достигло своей финальной точки — вручения председателем правительства Михаилом Касьяновым специального приза «За выдающийся вклад в развитие мирового кинематографа» режиссеру Глебу Панфилову. Видимо, возвышенность момента воодушевила и председателя правительства, который произнес почти искусствоведческий текст об особом языке, даже нет — особой «музыке» кино, не требующей перевода.
       В завершение Никита Михалков и Тео Ангелопулос дружно щелкнули киношной хлопушкой с цифрой ХХII. Фестиваль начался.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera