Сюжеты

СТАНУТ ЛИ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПОЛЯ СИЛОВЫМИ?

Этот материал вышел в № 52 от 24 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Об истории с 250 миллионами кредита от швейцарских фирм, выданных Костромской, Рязанской, Черепетской электростанциям, «Новая газета» уже писала. В 1995 и 1996 годах Московский межрегиональный коммерческий банк и Часпромбанк зачислили эти...


       
       Об истории с 250 миллионами кредита от швейцарских фирм, выданных Костромской, Рязанской, Черепетской электростанциям, «Новая газета» уже писала. В 1995 и 1996 годах Московский межрегиональный коммерческий банк и Часпромбанк зачислили эти деньги на указанные энергетиками счета под залог, как казалось, высоколиквидных векселей
       
       1 декабря 1997 года, когда наступил срок платежа по этим векселям, следственный комитет МВД возбудил уголовное дело по заявлению руководства Рязанской ГРЭС. Суть всех претензий энергетиков к банкирам звучала так: нас обманули, векселя похитили, а кредитов мы и в глаза не видели. Чуть позже аналогичные заявления поступили от Черепетской и Костромской ГРЭС. Короче, подшили-подкололи. Так и возникло дело о мошенничестве в особо крупных размерах.
       Кабинет следователя МВД, где во весь красный угол да огромным шрифтом написано: «Тяжело собирать выбитые зубы сломанными руками», конечно, место жизнеутверждающее. Но не в этой скромной тиши родилась хоровая песня «дайте нам денег, верните наши векселя».
       Первыми ценные бумаги у векселедержателей потребовала «братва» из тех городов, в которых эти станции являлись градообразующими предприятиями. Чуть позднее гонец пошел более представительный. Черепетская ГРЭС, например, делегировала на «разборки» команду из Тульского РУБОПа.
       Сразу оговоримся: обманывать энергетиков банкирам было просто невыгодно. И невозможно — гарантии оплаты получали только от самого РАО «ЕЭС России». Чистая сделка сулила, кроме немалой прибыли, и долгосрочные перспективы. Руководство Рязанской ГРЭС, например, обещало в ближайшем будущем открыть в Часпромбанке свой счет. Заполучи банк такого макроклиента — горя бы не знали. Самим энергетикам «мухлеж» тоже вроде бы ни к чему: 250 миллионов долларов, сумма, несомненно, большая, но не такая, чтобы репутацией размениваться.
       Но действия директора Рязанской ГРЭС Т. Шумилова не лезли ни в какие рамки — ни в правовые, ни в общечеловеческие. Экспертизой было установлено, что гарантии были заверены подлинной подписью директора, а печать стояла фальшивая. Зато факт получения кредита тогда не отрицал даже сам вице-директор Рязанской ГРЭС А. Курочкин: «АООТ «Рязанская ГРЭС» подтверждает, что 1.02.96 ему был выдан кредит в сумме 560 000 000 000 (560 миллиардов) рублей». Несмотря на очевидные факты, через год и десять месяцев следователь по особо важным делам В. Лобанов вдруг находит все основания для возбуждения уголовного дела.
       Уголовному разбирательству предшествовали иски в арбитражные суды. Иск Черепетской ГРЭС арбитражный суд отклонил. Отказали тульским энергетикам и в апелляции, и в кассации. Но тем не менее должники стояли на своем — не знаем, не видели, не получали.
       Остальные тоже «не в белом». Есть еще в российской энергетике кадры — настоящие хозяева своего слова. Хотели — дали его, хотели — взяли назад. Взять хотя бы костромичей. Вначале главбух Костромской ГРЭС дает показания, что в балансе электростанции все-таки фигурировали 500 миллиардов рублей краткосрочного кредита. Того самого. Впоследствии этот баланс не раз «светили» и в арбитраже, и в уголовном деле. Только этого кредита там уже не было. Исчез средь бела дня. Испарился.
       Межрегионбанк сумел доказать в суде выдачу кредита Костромской ГРЭС. Тогда костромичи подали иск... на своего гендиректора. Говорили, что он сам превысил свои полномочия — не должен он был подписывать кредитный договор.
       Не должен — так не должен. Кто вас, акционеров, тем более директоров, разберет. Но зачем же тогда на ответчиков напраслину возводить? В августе 1998-го вы в арбитражном суде вытаскиваете на всеобщее обозрение внутриведомственные разборки, а еще в марте несетесь в следственный комитет с заявлением о возбуждении уголовного дела — нас, мол, обдули нехорошие банкиры. О том, что весь 1997 год «Кострома» принимала эти векселя к погашению, ни слова.
       Дело «энергетических вампиров» пахнет не керосином. От него за километр несет обыкновенной гнильцой. «Таких аферистов, как наши следователи, Техас не знал. Техас по сравнению с ними — Новоафонский монастырь. До его закрытия» — в этой цитате от Фазиля Искандера вся суть процессуально-уголовной «тянучки» длиною в пять лет.
       31 июля 1995 года замминистра топлива и энергетики РФ А. Козырев уведомляет председателя совета Межрегионбанка, экс-премьера России И. Силаева о разработке российским правительством вексельной программы в топливно-энергетической системе страны и приглашает к сотрудничеству. И. Силаев поручает зампреду правления Межрегионбанка Д. Анощенко «проработать и доложить».
       Сегодня Д. Анощенко — один из обвиняемых по делу. Обращался с предложением о кредитах в «Центрэнерго»? Обращался. Значит, «с преступными намерениями», а чтобы эти «намерения» выглядели более правдоподобно, так о поручениях правительства можно и забыть.
       Все — вранье. Получали электростанции эти кредиты. Получали. Если бы их не было, то откуда взяла бы в 1996 году Рязанская ГРЭС 560 миллиардов рублей, чтобы рассчитаться с «Мострансгазом»? С этих денег и налоги какие-то заплатили. Неужели трудно отследить этот денежный поток?
       Трудно. Если вся красная канва следствия шьется белыми нитками. Не случайно на днях Генпрокуратура РФ уже дала указание исключить из дела эпизод по Черепетской ГРЭС. Станет ли этот аргумент фактом для «портных» — не уверен.
       В этом деле очевидное становится невероятным. Есть банковские выписки, есть подтверждение платежей в компьютере Межрегионального информационного центра при ЦБ РФ, а следователи гнут свое — имитация внутрибанковских проводок. Есть многочисленные заключения московской лаборатории судебной экспертизы при Минюсте России, что кредит имел место, а в ответ — «банки не имели кредитного ресурса».
       У следствия свои экспертизы. О кредитном ресурсе Часпромбанка например. Анализ сделан только по пяти корреспондентским счетам банка. Выборка, как говорят социологи, нерепрезентативная. Потому что существовало еще тридцать пять корсчетов. И искать их надо на сервере Часпромбанка, эдакого махонького ящика килограммов в триста, который исчез из комнаты вещдоков в одном из ОВД Москвы. Или в архиве банка, который полностью уничтожен «неизвестными лицами».
       Над вымыслом слезами обхохочешься. Вот Евгению Федотову, как он любит говорить, очень весело. Евгения Федотова, руководителя фонда «Экология жизни», члена совета действующего банка «Конкорд», куда были переданы эти векселя, (по договору, как третьим лицам), очень хотят обвинить в том, что он крутит этими векселями, банками, прокурорами, как кукловод марионетками.
       «Уважаемый Виктор Анатольевич. Вы написали, что я давал взятку вашему куратору из Генпрокуратуры. После вашего ложного доноса у меня нет никаких сомнений в вашем «бескорыстии», — сказал он как-то Виктору Лобанову, теперь уже бывшему руководителю следственной группы.
       В том, что в этом деле крутится немало «черного нала», у Евгения действительно нет никаких сомнений:
       — Нам тоже предлагали «откат». За два месяца до возбуждения дела гендиректор Костромской ГРЭС Богачко так и заявил на совещании: «Не думайте о своих швейцарцах. Берите пять процентов наличными пока дают, а не то отнесем эти деньги в милицию, в суд. И не получите ничего».
       Весело было — детективы можно писать. 9 декабря 1997 года, сразу после возбуждения уголовного дела, был у нас очередной арбитраж с «Рязанью». Судья требует подлинники кредитных договоров. Схитрили — сказали всем, что подлинники в сейфе Межрегионбанка. За час до суда в банк за подлинниками приехала следственная группа. Я думаю, чтобы подменить на фальшивки. Только подлинники лежали у меня в папке, а в сейфе — лишь результаты экспертиз. А чего они хотели? Я всегда говорю, что рано или поздно любой Людоед нарывается на своего Кота в сапогах.
       «Людоедов» в жизни Евгения Федотова хватало. У него отношения с любой властью складывались непросто. Причем с детства. И без того не «пионер — всем детям пример», Женя Федотов в седьмом классе написал сочинение на очень вольную тему — о вреде колхозного строя. В последний момент «малолетку» заменили перевоспитанием на Харьковском авиационном заводе.
       Осудили Федотова намного позже — в 1984 году. Якобы за хранение наркотиков. На спецконтроле в аэропорту Адлера оперативники из местной милиции вытащили несколько пачек таблеток от кашля для прооперированной матери, сверх рецепта, да еще подбросили пустую ампулу из-под морфия. На полтора года как раз хватило.
       — Помнишь знаменитое «сочинское» дело? Так со мной в СИЗО сидели «интеллигентные» люди. Почти весь партхозактив Сочи. Во главе с председателем исполкома города-курорта товарищем Воронковым. А от меня просто требовали показаний на моего московского знакомого — одного из тех, кто их сажал.
       При Сталине у нас была одна базовая статья — 58-я. Сегодня другая — 159-я, «государственное мошенничество» (как ее точно называют по телевизору). Демократия у нас? Конечно. Теперь зубы подследственным никто на допросах не выбивает. Зачем, когда просто можно подделать экспертизу, расписаться за обвиняемого, проинструктировать судей арбитражного суда, выбросить на помойку исполнительные листы, как это сделали судебные приставы в Туле.
       За время этой кредитно-вексельной эпопеи первый президент нашел себе преемника. Сменились три генеральных прокурора и три главы РАО «ЕЭС России». Менялись следователи и руководители государственных электростанций. Не менялась только суть. И теперь РАО «ЕЭС России» ищет новых инвесторов. Тенденция, однако, как любит говорить мой знакомый чукча.
       — Пока наш народ будет выбирать тех, кто защищает интересы сановных казнокрадов, ничего и не изменится, — говорит Евгений Федотов, — четыре миллиона долларов с этих кредитов, которые должны были пойти на зарплату рабочим электростанций, разворовали. А сколько налогов благодаря этому уголовному делу не доплатили — сразу и не подсчитаешь. Зря президент успокаивает весь мир, что у нас не будет полицейское государство. Мошенническое государство полицейским не может стать по определению.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera