Сюжеты

Сергей СУПОНЕВ: ДЕТИ — ЭТО БИОЛОГИЧЕСКИЙ ВИД, который всегда будет таким, какой он есть

Этот материал вышел в № 52 от 24 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ДЕТИ — ЭТО БИОЛОГИЧЕСКИЙ ВИД, который всегда будет таким, какой он есть Детские игры Сережи Супонева были маргинальны. Сплошь и рядом культмассовые затеи «тюремно-детдомовского плана». Играли в расшибалку в банку и в пробки. В казаков и...


ДЕТИ — ЭТО БИОЛОГИЧЕСКИЙ ВИД, который всегда будет таким, какой он есть
       
       Детские игры Сережи Супонева были маргинальны. Сплошь и рядом культмассовые затеи «тюремно-детдомовского плана». Играли в расшибалку в банку и в пробки. В казаков и разбойников. В фашистов и в наших. Наши побеждали. Фашисты шмыгали носом и шли домой. Сереже не хватало доброты. Прививки надо делать в детстве, когда организм еще не сопротивляется. Детское телевидение должно быть прививкой доброты.
       Сережа вырос и стал делать детям доброту. Теперь он может. Теперь он Сергей Евгеньевич Супонев — директор дирекции детского вещания на ОРТ

       
       — ТВ изменилось в принципе, а детское — особенно. Как вы думаете, уже выросло поколение детей, воспитанных на новом ТВ?
       — Нет, это поколение еще не выросло. Если мы говорим именно о детском ТВ, ему всего-то два года без малого. С достойной наглостью я считаю, что началось тогда, когда я стал продюсером детских программ на 1-м канале, а произошло это 1 октября позапрошлого года. Именно тогда появилось подавляющее большинство нынешних детских программ.
       — Не думаете, что многие дети предпочитают вашим программам западные мультики и MTV?
       — Московские дети — да. Москва — это город-мутант, и дети, которые в нем живут, — тоже мутанты. Детский мозг вряд ли может правильно воспринять и уложить в голове все, что он видит: рекламу с голыми женщинами, машину президента с черными шторами и мигалками, бомжей, проституток в огромном количестве. Поэтому у столичного ребенка достаточно изуродованное мировоззрение. А если взять нашу необъятную родину, там все совершенно по-другому. Там нет проблем восприятия, там есть проблема, что воспринять, там полный вакуум. Дети видят большой мир только в телевизоре. А в Москве и без него можно прожить.
       — А как воспитывает московских детей то же MTV?
       — Воспитывать может только нечто художественное и то, что затрагивает внутренний мир человека. Бутылка кока-колы не может воспитать, так же как не может воспитать никакая другая бутылка. И второсортные западные мультфильмы, мне кажется, никого не воспитывают. Смотришь и сразу забываешь.
       — Это взрослый тут же забывает, а ребенок начинает копировать. Может быть, поэтому дети сейчас стали более жестокими.
       — Детей воспитывает все, что их окружает. Продукция, сделанная не для них, воспитывает детей в гораздо большей степени, чем продукция, сделанная для них. Они все равно смотрят новости, боевики. Нельзя же ребенка заставить что-то смотреть, а что-то не смотреть. Поэтому, когда говорят, что ТВ плохо влияет на детей, я не чувствую вины конкретно за собой. Я спокоен, потому что мы кормим их качественным и свежим продуктом, абсолютно им не вредим и вредить не можем по определению.
       — Вы считаете, ваше добро способно перевесить все то основное зло, которое есть.
       — Хотелось бы, чтобы оно хотя бы каким-то образом если не перевесило, то компенсировало.
       — Со времен «Марафона-15» дети изменились?
       — Нет, они абсолютно не изменились. И такими же будут, я думаю, еще через сто лет. У нас не происходит процесса радикального ухудшения нравственности или характера детей. Дети — это биологический вид, который всегда будет таким, какой он есть. Другое дело, что у них могут изменяться ценности, но это происходит медленнее, чем у взрослых. Взрослого человека легче испортить какими-то внешними воздействиями. Мне кажется, дети обладают неким внутренним иммунитетом.
       — Как ваш сын относится к тому, что вы делаете?
       — Сейчас ему 16 лет. Раньше, когда он был маленький, он смотрел мои программы, и мы с ним это обсуждали. А теперь он уже не ребенок, главный канал у него теперь MTV. Он уже не мой клиент.
       — Чем детское ТВ отличается от взрослого?
       — Детские программы по творческим, материальным затратам и по телевизионному ремеслу более сложные. Взрослому человеку достаточно посадить в кадр какого-нибудь дядьку, и он будет его смотреть, а ребенку этого мало. Ему нужно, чтоб все мелькало, сверкало, переливалось, чтобы менялись картинки на экране, чтобы музыка звучала, была компьютерная графика, чтобы экран был живой. Раньше телевидение было неправильно ориентировано. Считалось, что если в кадре есть дети, это уже детская программа. У нас есть вопиющий пример такой ошибки — «Утренняя звезда». Она набита детьми, которые поют, танцуют и ведут программу, но дети ее не смотрят, потому что им это неинтересно. Эта ошибка превалировала прежде практически во всех детских программах и привела к тому, что их смотрели в основном бабушки. А самыми лучшими детскими программами были фильмы Спилберга и «Неуловимые мстители».
       — Откуда вы знаете, что нужно детям?
       — Беру на себя смелость утверждать, что знаю! Во-первых, я еще сам недалеко ушел от этого возраста — если не по годам, то по восприятию. Я знаю: что интересно обычному человеку, ребенку интересно вдвойне, а что обычному человеку неинтересно, вдвойне неинтересно ребенку.
       — Какую свою программу вы считаете лучшей?
       — Какое-то время я считал идеальным прорывом в детском ТВ «Зов джунглей». Потом мне нравился «Звездный час», потом программа «Царь Горы». У меня нет абсолютно идеальной программы, ее и не может быть. Как лучшая игрушка — это новая игрушка, так и лучшая детская программа — это новая программа.
       — Передача «Спокойной ночи, малыши» себя еще не изжила?
       — Если не изжил себя детский сон, такая программа нужна, другое дело — какой она должна быть. Мы постоянно проводим исследования, но все равно не можем составить достоверную картину того, что нужно детям показать перед сном. Аудитория очень разнится по возрастным группам: одним нужно, чтобы бегали Хрюша со Степашей, другим — мультфильм. Но в любом случае эта программа уже вошла в плоть и кровь нашего общества и боюсь, что достигла каких-то генетических глубин.
       — Как вы относитесь к использованию детей в телерекламе?
       — Лично я отношусь к этому плохо, но, наверное, без этого не обойтись. Реклама с участием детей адресована взрослым. И когда взрослые умиляются, видя, как ребенок размазывает по себе какой-нибудь джем или вдохновенно писает в подгузники, он идет и покупает и джем, и подгузники, и порошок, которым этот джем можно отстирать. Поэтому с точки зрения маркетинга это правильно. Кстати, если говорить о рекламе, тут детскому ТВ тоже приходится нелегко. У нас есть закон, который однозначно запрещает рекламу в детских программах. Поэтому с деньгами у нас туговато. Тем не менее пока канал еще что-то выделяет, и детских программ у нас больше, чем на других каналах. Примерно 15 процентов вещания адресовано детской аудитории.
       — В свое время вы вели программу «Марафон-15» с соведущим Жорой — таким толстячком. Ваши выросшие зрители интересуются: куда он пропал?
       — Уехал в Америку вместе с женой и детьми. Решил, что там будет лучше его детям. А я думаю, что в служении всем детям есть правильный пафос. И это важнее, чем обслуживание собственных детей. Потому что это именно Служение.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera