Сюжеты

КАК БЫ ПРИ КЛОНИРОВАНИИ ЭЙНШТЕЙНА НЕ ПОЛУЧИТЬ ИДИОТА

Этот материал вышел в № 52 от 24 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Помните, какая была буря в мировых СМИ, когда клонировали овечку Долли: «Сегодня — Долли, завтра — обезьяна, послезавтра — Эйнштейн»? Ну вот, наступило завтра. Клонировали обезьяну. На очереди человек. Только надо ли? Вот в чем вопрос,...


       

 
       Помните, какая была буря в мировых СМИ, когда клонировали овечку Долли: «Сегодня — Долли, завтра — обезьяна, послезавтра — Эйнштейн»? Ну вот, наступило завтра. Клонировали обезьяну. На очереди человек. Только надо ли? Вот в чем вопрос, подраматичнее гамлетовского. Обращаюсь с ним к известному российскому ученому, академику РАН, директору Института молекулярной генетики.
       Мой собеседник — Евгений СВЕРДЛОВ

       
       — Евгений Давидович! Клонирование обезьяны — большой шаг вперед от овечки Долли? Или уже тогда все было предрешено, и правы те, кто утверждал: зеленый семафор зажжен, путь к клонированию человека открыт?
       — В начале года в журнале «Сайенс» («Наука») — это один из самых главных научных журналов США — появилась статья американских ученых, в которой сообщалось о клонировании нечеловекообразной обезьянки — макаки резус. Из нескольких сотен попыток в конце концов родилась макака, которую назвали Тетра. Эта обезьянья девочка ознаменовала серьезный успех технологии, которая отличается от технологии, использованной при клонировании знаменитой Долли и затем других животных. И в то же время ничего необычного, принципиально нового этот опыт не дал. Когда это сделано на одном млекопитающем, скорее всего, то же самое можно сделать и на другом. Хотя, конечно, не всегда получается так, и даже есть любопытная статья под названием «Человек — не большая мышь». И это правда.
       Сейчас вот поднята волна, связанная со смертями в результате применения генной терапии — попыток лечить наследственные заболевания с помощью введения генов. К сожалению, эта серьезная научная проблема была «раскочегарена» нашими СМИ (и не только ими) в скороспелую ажиотажную сенсацию.
       На животных все, казалось бы, проходило очень хорошо. Нет токсичности, нет других отрицательных последствий. А вот на человеке — уже несколько смертей в результате применения генотерапевтических средств. Так что да, действительно, человек — не большая мышь.
       И хотя я не сомневаюсь, что генная терапия — это один из самых перспективных путей развития медицины в XXI веке, и хотя есть хорошие примеры ее успешного использования на людях в клинических экспериментах, имеющийся опыт показывает, что переносить данные, полученные на животных, на человека надо с большой осторожностью. Но вот в нашем конкретном случае факт непреложный — клонировать макаку удалось.
       — Но на шимпанзе могут оказаться иные результаты?
       — Скорее всего, клонируют и шимпанзе. Если понадобится, и до человека доберутся. Клонирование высших приматов и человека технически уже возможно. Но стоит помнить, что в случае с той же макакой лишь незначительный процент экспериментов оказался успешным.
       — Как, кстати, и в экспериментах с овцой...
       — Но если даже степень успешности резко повысится, клонировать человека, по-моему, ни с какой точки зрения нельзя.
       — Лучше проигрывать возможные результаты на теоретических моделях, компьютерах, подопытных животных в крайнем случае?
       — Насчет животных их защитники могут горячо оспорить вашу позицию. Но не в этом дело.
       Ну сотворите вы генетическую копию человеческого организма. И что? Вы при этом никогда не получите точную генетическую копию личности. Эйнштейна например. Кроме того, для этого до мельчайших деталей надо воспроизвести судьбу человека, историческую и бытовую обстановку, в которой он жил. А сие невозможно, так же, как и получить точную генетическую копию.
       Когда-то, когда клонирование еще пребывало в пеленках научной фантастики, был такой фильм «Мексиканские мальчики». Авторы «проиграли» на кинематографической модели этот самый вариант. Нацист создает экспериментальную базу для того, чтобы клонировать Гитлера из образцов его тканей. Для маленьких двойников Гитлера он воспроизводил те же жизненные условия, в которых вырастал «оригинал».
       Не помню уж всех перипетий, но нового фюрера возродить все равно не удалось. Невозможно создать генокопию ни Гитлера, ни Эйнштейна. Из Эйнштейна может получиться идиот. Так что и с этой точки зрения клонирование человека бесперспективно.
       — Но есть здесь и нравственные «двигатели». Вернее, безнравственные. Когда возникают этические запреты, обычно находятся и люди, готовые их преступить. Ради огромных барышей например.
       — Это всегда угрожает человечеству. Любое открытие используется и во благо, и во вред. Тривиальные современные примеры — атомная энергетика, освоение космоса, генная инженерия. Но так было всегда, чуть ли не со времен приручения огня.
       — Огонь дал нам и Прометея, и Герострата.
       — Конечно. Это неизбежно. Даже такое, казалось бы, святое дело, как создание вакцин — вы прививаете, чтобы защищать, — может использоваться как оружие. Некий научный институт разрабатывает биологическое средство нападения и тут же создает вакцину против него, но держит ее в тайне, только для своих. Такими симбиозами буквально перенасыщена история науки.
       — То есть кого-то тревожит, как бы при клонировании Эйнштейна не получился идиот. А кто-то ставит перед собой именно такую задачу — сделать из любого человека идиота.
       — Ну, не идиота. Робота, который будет слепо подчиняться чужим командам. Но я думаю, наиболее вероятное преступание этических запретов на клонирование человека ждет нас при создании банков для пересадки органов. Сейчас больные в громадных очередях ждут, когда появится, например, почка для пересадки, подходящая по иммунологическим свойствам. А тут предлагается «простой» выход. У пациента берется ткань, создается его двойник, у которого и изымается почка (глаз, сердце) для трансплантации. При минимальной вероятности реакции отторжения.
       Вы, конечно, понимаете, что в наши времена, в нашей обстановке найдутся торгаши, которые предложат такой вариант нашим нуворишам. И у тех на это найдутся любые деньги. Черный рынок клонирования — может быть, самое страшное из того, что нас ждет.
       — А как быть с мозгом, с сознанием двойника, если он все это станет осмысливать?
       — Да даже если это безмозглое существо, все равно это ведь человек! Для нормальных людей тут непреодолимый запрет. С моральной, юридической да вообще с любой точки зрения. Только вот как быть с ненормальными?
       Правда, нужно сказать, что наука сейчас очень серьезно рассматривает другой путь получения тканей человека для трансплантации. Оказывается, принципиально можно получить едва ли не любую ткань из особого типа клеток, так называемых стволовых клеток. Таким образом можно будет получить нейроны для пересадки больным, например, болезнью Паркинсона или клетки поджелудочной железы, производящие инсулин для больных диабетом, или ткань для починки поврежденного сердца. Я думаю, это весьма перспективный путь, и развитие науки в этом направлении скоро принесет плоды, и оправдания необходимости клонирования людей для этих целей сами собой отпадут. Клонирование и несопоставимо дороже, и опаснее, чем работа со стволовыми клетками.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera