Сюжеты

БЕЗ БЕРЕГОВ

Этот материал вышел в № 52 от 24 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Безудержное разграбление южных пляжей страны уничтожит их уже к 2005 году На недавней коллегии Госкомитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу перечислялись причины бедственного положения почти всех 950 километров...


Безудержное разграбление южных пляжей страны уничтожит их уже к 2005 году
       
       На недавней коллегии Госкомитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу перечислялись причины бедственного положения почти всех 950 километров российской береговой зоны Азово-Черноморского бассейна. Это «существенные волновые разрушения, обвально-оползневые процессы, затопление и подтопление паводковыми и нагонными водами». Но главным могильщиком курортных пляжей оказалась «интенсивная хозяйственная деятельность».
       
       Пляжные «русские» размножаются!
       Безнаказанный опыт самовольной застройки прибрежной полосы в Сочи («Пляжные русские», «Пляжные русские-2», «Пляжные русские-3», «Новая газета», № 18, 36, 47, 1999 г.) уже нашел множество подражателей. В Геленджике на Тонком мысу под видом лодочных ангаров сразу 12 328 квадратных метров незаконно заняли жилища повышенной комфортности. В селе Мысхако под Новороссийском на улице Заречной, 7 красуются многоэтажные виллы ОАО «Черномортранснефть». Нувориши из топливно-энергетического комплекса огородили себя от обычного люда забором четырехметровой высоты. После чего «...к морю никто из посторонних в этом селе приблизиться уже не может». Данная цитата из итоговой справки одной недавней проверочной комиссии точно характеризует нынешнюю абсурдную ситуацию на курортном побережье Краснодарского края. «Посторонним» крайне трудно пробиться к морю и в поселке Архипо-Осиповка под Геленджиком. Только для своих «открывают морские просторы» хозяева многочисленных турбаз, гостиниц, кафе и ресторанов, «расположенных без правоустанавливающих документов непосредственно на пляжах в 10—15 метрах от уреза воды».
       И уж совсем свои в доску захватили до полудюжины курортных поселков Туапсинского района. Денежные тузы воздвигли у кромки прибоя десятки роскошных пляжных вилл площадью от 100 квадратных метров и более. В Лермонтово, Новомихайловском, Ольгинке, Агое такая федеральная собственность, как морской берег, незаконно занята частным жильем с кондиционерами, автономными системами отопления, совершенными средствами связи и прочими прелестями цивилизации. Зато к окружающей среде владельцы этой уютной недвижимости относятся по-варварски. Такие застройщики пляжной полосы, как ООО «МИФ» под началом г-на Молчанова В. Ф., «помимо осуществления незаконного строительства, осуществляют увеличение своей территории за счет акватории Черного моря путем отсыпки среза склонов вдоль федеральной дороги Новороссийск—Адлер. Указанные отсыпки осуществляются без проектно-сметной документации, экологической экспертизы и какого-либо согласования с органами местного самоуправления района и заметно ухудшают санитарное состояние прибрежных морских вод».
       
       Без работы МЧС не останется
       Там, где местная власть предпочитает не препятствовать хаотичной прибрежной застройке, взбунтовавшаяся природа может сама восстановить порядок. Первый же большой шторм снесет добрую половину нынешней самовольной пляжной архитектуры. Ведь разрушительные процессы вдоль российской береговой полосы Черного и Азовского морей уже становятся необратимыми. В Ейске на Долгой косе на месте пляжа образовался карьер, откуда местные и приезжие вынимали ракушечник. Теперь там повторяется тихая трагедия Вербенской косы, где вода отобрала у суши уже более 70 метров берега. К почитателям писателя Гюго из рыбколхоза, названного по одноименному французскому роману «Труженики моря», эта самая стихия в районе пятой бригады заглядывает уже в окна. При «стандартном» в этой запущенной местности размыве пляжей от двух до трех метров в год морские колхозники за полтора десятка лет потеряли свыше 100 метров земной тверди! Не исключено, что и в Сочи уже вскоре волна захлестнет киноконцертный зал «Фестивальный» или Летний театр имени Фрунзе.
       — То, что мы близки к катастрофе, очевидно, — довольно буднично поясняли мне в местном УБПР — управлении берегоукрепительных и противооползневых работ. — Через три года мы уже настолько потеряем ширину пляжей, что волноотбойные стены, которые пока защищают Приморскую набережную, начнут стремительно разрушаться. Они просто не устоят без такого эффективного элемента защиты берега, каким является именно пляж, гасящий волну...
       Ничего нового для знающих людей в этих словах директора УБПР — Владимира Мельника, конечно же, нет. Ведь многие красоты курорта Сочи, включая и большинство пляжей, имеют искусственное происхождение. В свое время экологически безграмотное размещение морского порта на месте бывшего устья главной курортной реки сыграло роковую роль. Был насильственно прерван процесс извечного перемещения горного галечника в Черное море. Хватило сталинской семилетки, чтобы от всех пляжей в центральной части города остались одни воспоминания. И если бы не сотни железнодорожных составов с щебенкой, высыпанной между бун, отдыхающие Страны Советов уже с 60-х годов любовались бы морем исключительно с обрывистых скал.
       Теперь история повторяется как трагедия более крупных масштабов. Специалисты констатируют: «...в Центральном районе города Сочи многие пляжи при допустимой минимальной ширине 35 м имеют всего 5—10 м ширины. В Адлерском и ряде мест Лазаревского районов города есть места береговой линии вообще без пляжной зоны... На улице Просвещения полностью размыта дорога. Береговой уступ приблизился к жилой застройке (около 15 домов — 20 семей) на три метра. Проживание людей здесь становится опасным».
       
       У пляжей — семь нянек. И все слепые
       Горы указов, постановлений и предписаний вынесены по Причерноморью и Приазовью только за последние годы. Постановление правительства страны «О неотложных мерах по защите берегов Черного и Азовского морей от разрушения», закон Краснодарского края «О береговой зоне...», постановление губернатора Кондратенко за
       № 433 о береговой охранной полосе и ее границах, постановление главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю «Устройство, оборудование и эксплуатация пляжей»...
       В общем, всего не перечесть. Но самое-то дикое при этом то, что все нынешние законодатели видят одну и ту же проблему совершенно по-разному. Например, один и тот же участок пляжа может проходить и как «земля общего пользования», и как «часть водного объекта», и как «природный лечебный ресурс», и как «береговая зона» или «особо охраняемая территория». Это не просто игра слов. Тут путаница не без дальновидного, корыстного расчета. Ведь в зависимости от одной фразы та или иная спорная ситуация у кромки прибоя может регулироваться то водным, то земельным законодательством страны или края. Или вообще не подпадает под действие существующих законов. Что делает почти неуязвимыми расплодившихся «пляжных русских» из высшего социального сословия.
       Дошло до того, что Краснодарская прокуратура, уставшая от правовой неразберихи, потребовала отменить свежее творение Законодательного собрания края «О береговой зоне Черного и Азовского морей».
       Для внесения ясности в столь наболевший вопрос необходимы «Кодекс о берегах» и «Атлас береговой зоны». Но даже самой умной бумагой расползающиеся трещины в волноотбойниках не заткнешь. Для спасения побережья требуются очень большие деньги.
       Раньше худо-бедно, но все же действовала система защиты и восстановления гидротехнических сооружений. Только сочинское УБПР получало не менее миллиона рублей каждый месяц. В ценах 1984 года.
       Все ли эти бюджетные средства уходили по назначению — тайна сия велика есть. За южнороссийской берегозащитой тянется длинный шлейф слухов о грандиозных приписках и хищениях. Клевета ли это — лучше знать тем бывшим руководителям УБПР, которые покинули страну для жизни на очень широкую ногу в не очень дальнем зарубежье.
       Что же касается нынешнего директора УБПР В. Мельника, то ему частенько приходится сожалеть об упущенных возможностях. Потому что 40—50 миллионов рублей, необходимых сегодня для приостановки гибели одних только сочинских пляжей, управление найти нигде не может.
       — Мы обращались за помощью в Законодательное собрание края, — вздыхает Владимир Валерьянович, — а там резонно спросили: «С 1993 года по 1998 год в Сочи оставались все федеральные налоги. Почему за их счет ничего не было сделано?»
       Действительно, проблем накопилось бы меньше, если бы местная администрация выделяла для спасения кормильцев-пляжей хотя бы то, что она все это время отдавала футбольной команде «Жемчужина» («В ногах деньги есть», «Большие рубли с быстрыми ногами» — «Новая газета» № 25, 1999 г., № 10, 2000 г.). И намного проще оказалось бы заделать бреши на самых опасных направлениях, если бы некоторые очень экономные зодчие не позарились бы на дешевый стройматериал у себя под боком. В добрые старые времена так называемый твердый сток одной только реки Сочи ежегодно превышал 12 000 «кубов» галечника. Но русла сочинских рек теперь искалечены экскаваторами и бульдозерами. Так что до пляжей из рек почти ничего не доходит. А несколько десятков тысяч кубометров, которые из-за подпора морских вод накопились в так называемых устьевых барах, плавстройотряд не в состоянии вытащить — нет денег.
       Вот и стала проблема берегозащиты неподъемной не только для сегодняшнего УБПР, но и для всего Краснодарского края. Ведь теперь нужны уже более тысячи вагонов с семью миллионами кубометров щебня.
       И тут начинается самое интересное. Если копнуть поглубже, окажется, что при хроническом отсутствии финансов для берегозащитных и пляжно-восстановительных работ этих самых рублей и долларов на побережье — целое море! И тоже черное. Море «черного нала».
       
       «Черный нал» у Черного моря
       Изнурительно долгое перетягивание «одеяла» от федералов к муниципалам завершилось сокрушительной победой последних. Постановлением № 200 досрочно покидающий свой пост глава Сочи вознаградил самого сильного в борьбе за самые лакомые куски курорта. Этот документ не просто утвердил «Положение о порядке осуществления хозяйственной деятельности на общегородских пляжах...» Волей местной власти управление берегозащиты как структура федерального подчинения фактически сметено с провинциальной сцены. Все главные роли сегодня играет Его Величество Коммунальщик. С приходом новой власти у сочинских пляжей и вовсе не протолкнуться. Киосков, палаток и столиков выносной торговли теперь здесь больше, чем отдыхающих.
       По мнению Владимира Шеянова, гендиректора МЖКФ, муниципальной жилищно-коммунальной фирмы, базарная шумиха у кромки прибоя обязательно притянет большие деньги солидных инвесторов. И сделает былью прекрасную сказку под названием «Градостроительная концепция развития сочинской городской набережной от морпорта до гостиницы «Жемчужина».
       — Путем математического мониторинга и создания макета мы пришли к выводу, что старые буны при этом не надо будет восстанавливать вообще! — с увлечением делился замыслами Владимир Михайлович. — Если же на Приморской набережной население активно занимается коммерцией, так и пусть оно там и занимается! Для прогулок построим набережные выше и ниже. На трех уровнях. Каким образом? Да вот захочет кто-нибудь возвести гостиничку у самого моря. Но для этого инвестору придется вложить деньги и в запланированный нами амфитеатр. Или в искусственный мыс. А можно и свой участок на будущем общегородском пляже отсыпать...
       Автору этих строк вначале казалось, что по степени необузданного размаха прожекты г-на Шеянова куда как круче воздушных замков г-на Манилова из бессмертного творения Гоголя. Ведь даже тех 90% официальных «пляжных» доходов, что должны будут в этом курортном сезоне уйти в МЖКФ, по словам Владимира Михайловича, не хватит даже на ремонт лежаков и шезлонгов. Какая уж тут подсыпка межбунных пространств!
       Но почему тогда даже скромная изготовительница поп-корна уже несколько сезонов подряд ежемесячно отдает за «подпольную» аренду своего рабочего места от полторы до двух тысяч долларов владельцу кафе напротив? Фамилия молодого хозяина благодаря высокой милицейской должности отца настолько отпугивающе действует на проверяющих, что нелегальную торговую точку близ деревянного изваяния Нептуна минувшим летом так ни разу никто и не побеспокоил. Что отрицательно сказалось всего лишь на городском бюджете и центральном пляже. Который из-за кромешного безденежья и десятилетнего отсутствия галечной подпитки сузился за год еще на 1 метр и 70 сантиметров. А в остальном все очень даже хорошо! Предприниматель под надежной милицейской «крышей» отца открыл в этом году еще пару кафе и ресторанов на Приморской набережной.
       А вот самый масштабный и дорогой аттракцион на курорте Сочи. Все в тот же чрезвычайно урожайный год он поделился с городской казной аж 388 672 рублями налогов. Что, по свидетельствам знающих людей, равняется... трехдневной выручке данного шумного заведения, очень жестко контролируемого двумя авторитетными бизнесменами с суровым прошлым. По компетентным прикидкам, в последнее время теневая прибыль от этого развлечения с входным билетом 300 рублей значительно превышает полтора миллиона долларов в год. Известно, что бывшая руководительница столь популярного у отдыхающих объекта относительно недавно была жестоко избита вместе с сопровождавшим ее юристом. А затем за «добровольную» переуступку права пользования получила отступного 600 тысяч долларов «черным налом».
       
       Деньги бы делать из этих людей...
       Даже четверти из упомянутой выше «неучтенки» вполне хватило бы для возвращения к полноценной жизни почти всех сочинских пляжей.
       Давно пора признать: неумолимое исчезновение уникальной прибрежной полосы как в Сочи, так и по всей российской части Азово-Черноморского бассейна есть государственная трагедия общенационального масштаба. С которой и бороться надо на соответствующем уровне. Насколько известно автору этих строк, федеральные структуры что-то намерены делать с не оправдавшим надежд УБПР. Скорее всего, на его базе будет создано новое казенное предприятие. С закреплением за ним на праве оперативного управления всех берегозащитных сооружений Большого Сочи. Но не повторится ли при этом прежняя печальная история? Наверняка да, ежели Минфин не раскошелится и не обеспечит пристойной суммой давно разработанную и просчитанную целевую программу «Защита берегов Черного и Азовского морей от опасных природных процессов».
       Местной же власти необходимо принять за самое опасное явление рыночной природы столь хищническое отношение к пляжам. Без них крупнейшая здравница России и впрямь превратится в сухопутное и унылое захолустье.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera