Сюжеты

ЭТО НЕ ЩЕПКИ ЛЕТЯТ, ЭТО ЛЮДИ

Этот материал вышел в № 54 от 31 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Как сокращают при капитализме Сказать «щепки летят» язык не поворачивается. Потому что речь — о живых людях, пострадавших только потому, что без всякой вины попали в жернова конкурентной борьбы между двумя крупными компаниями. Вернее, пали...


Как сокращают при капитализме
       
       Сказать «щепки летят» язык не поворачивается. Потому что речь — о живых людях, пострадавших только потому, что без всякой вины попали в жернова конкурентной борьбы между двумя крупными компаниями. Вернее, пали жертвами кровной мести, которую компания «Славнефть» объявила, кажется, всему белому свету.
       Дело в том, что у «Славнефти» есть в Ярославле дочернее предприятие — завод «Ярославнефтеоргсинтез» (ЯНОС). Материнская компания изначально имела в нем 38% акций. Ситуация оставалась спокойной до тех пор, пока ЯНОС не попал в поле зрения Тюменской нефтяной компании (ТНК). В мае ТНК объявила, что приобрела около 33% акций завода. Оставшаяся часть акций распылена среди большого числа мелких держателей, в том числе многих сотрудников завода, получивших свои пакеты еще в период его первичного акционирования.
       И «Славнефть», и ТНК начали скупать эти акции у третьих лиц, открыли в городе закупочные пункты, где достаточно остро конкурировали друг с другом по принципу «кто больше предложит». И некоторые сотрудники ЯНОСа продали свои пакеты ТНК.
       Как известно, купля-продажа — это акт доброй воли двух сторон, и никого больше он не касается. Но так в теории. А на практике сотрудники ЯНОСа, продавшие свои пакеты акций партнерам ТНК, были примерно наказаны, словно за пособничество врагу. По меньшей мере 10 человек были уволены, а 15 — понижены в должности.
       Юристы «Славнефти» продемонстрировали высокий класс: все эти «карательные меры» приняты под вполне благовидными и формально безупречными предлогами. Например, у всех уволенных на ЯНОСе работают родственники, так что внешне эти сокращения штатов выглядят как приснопамятная «борьба с семейственностью». А заодно руководство завода получает лишнюю гарантию, что уволенные не будут поднимать шума: у них «остались в заложниках» родные люди на ЯНОСе. Во всяком случае, на все попытки вашего корреспондента связаться с ними они ответили отказом, а то и вовсе оказались вне города.
       По-человечески такая реакция понятна. Мы все еще живем не в правовом, а то и просто в неправовом государстве, и люди не надеются, что их право на труд сможет кто-то защитить.
       Равно как и право на свободный выбор, кому и как продавать свою законную собственность.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera