Сюжеты

ДЛИННЫЕ УШИ ФАЛЬШИВОГО ЖУЧКА

Этот материал вышел в № 54 от 31 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Отставник КГБ разоблачил провокацию ФСБ. И потому мы давно не видим Здановича по ТВ В начале нынешнего лета Григорий Явлинский обвинил ФСБ России в организации политического сыска и попытке вербовки двух его добровольных помощников из...


Отставник КГБ разоблачил провокацию ФСБ. И потому мы давно не видим Здановича по ТВ
       
       В начале нынешнего лета Григорий Явлинский обвинил ФСБ России в организации политического сыска и попытке вербовки двух его добровольных помощников из числа питерских студентов, уволенных вскоре из института за предвыборную агитацию в пользу «ЯБЛОКА». «Голос» ФСБ Зданович путался в ответах и имел бледный вид (напомним, что потом та история так и была спущена на тормозах). В это же время в редакцию «Новой газеты» позвонил Коган-Ясный, ее постоянный автор, правозащитник и один из ближайших консультантов Явлинского.
       По словам очевидцев, ночью на лестничной клетке слышны были голоса. Заглянув в дверной глазок, один из соседей увидел людей в милицейской форме с оружием, устанавливавших в распределительный щит на этаже какое-то устройство. При этом они переговаривались в голос, внятно назвав номер квартиры Когана-Ясного. Заглянув наутро в щит, правозащитник обнаружил подключенное к сети устройство неизвестного назначения.
       Резонно рассудив, что раз уж ставили устройство люди в форме, редакция решила, что и идти к ним за правдой надо в последний момент. Поэтому мы попросили помочь в этом деле Вячеслава, знакомого отставника КГБ СССР, профессионально разбирающегося в технике подобного рода.
       Вскрыв щит, Вячеслав самостоятельно изъял выставленную как напоказ «технику», мигающую красным огоньком и действительно подключенную к сети. После чего направился прямиком в редакцию. Его выводы после скрупулезного исследования были обескураживающими.
       1. Объект представляет собой действующий муляж подслушивающего устройства. То есть ток по нему течет, но конфигурация деталей не обеспечивает чистоту и минимальную мощность сигнала.
       2. Блок питания не стабилизирован и вообще не может исполнять свои функции, если он действительно призван обслуживать спецтехнику.
       3. Техника таких размеров могла применяться во времена ХХ съезда КПСС, но сам он этого не помнит.
       4. Соединения не заизолированы, а значит, устройство и не собирались использовать по назначению дольше, чем несколько дней. Зачем ставили?
       5. При установке таких устройств не то что оружия — документов с собой не берут. И уж тем более не разговаривают. Называют же вслух номер квартиры и вовсе лишь в дурной комедии.
       6. Совокупность признаков прямо указывает на то, что ночные гости Когана-Ясного очень ждут, когда он, Явлинский или, допустим, «Новая газета» громогласно обвинят отечественные спецслужбы в прослушивании политических оппонентов. Провокация.
       Видимо, потом ведомство Здановича или еще кто-то должен был разоблачить клеветников, изготовивших грубую фальшивку. Уж если бы мы подслушивали... Сами понимаете, в жизни бы не нашли. И вся история с пострадавшими студентами по аналогии разом превратилась бы в провокацию Явлинского. Наш товарищ Вячеслав, впрочем, оказался равнодушен к текущим политическим задачам своих преемников и рассказал все как есть. Редакция решила не реагировать. И никогда бы не рассказала об этой истории, если бы не недавние события.
       Теперь мы поэтапно опишем прискорбный случай из жизни отставного чекиста, рискнувшего помочь газете в этом непустяшном деле. Предлагаем читателям самим сложить эту головоломку.
       Вечером 24 июля Вячеслав отправился в близлежащий магазин. Возвращаясь к своему подъезду с кефиром и творогом, он обратил внимание на обогнавшие его «Жигули» пятой модели. Собственно, отметил он не машину, а прицепленную сбоку антенну. Взгляда хватило, чтобы понять, что на «Жигулях» установлена радиостанция, использующаяся только наружным наблюдением и оперативными машинами ФСБ, а с недавних пор еще и милицией. Из остановившейся машины вышли трое молодых людей 25 — 28 лет и, ни слова не говоря, достав штатные милицейские дубинки, принялись его избивать. Прямо у родного подъезда. Водитель оставался за рулем. Все еще надеясь на то, что обознался и перед ним обычные грабители, Вячеслав пытался добровольно отдать им деньги. Но такое предложение налетчиков со спецрадиостанцией не заинтересовало. С этого момента он лишь повторял про себя номер бандитского автомобиля - У486МО.
       Избиение продолжалось, пока пожилой человек не потерял сознание. Очнулся Вячеслав от криков соседа, который обнаружил его, гуляя с собакой. Налетчики засунули жертву между кустами и припаркованной у подъезда машиной.
       Не возвращаясь домой, он, превозмогая боль, отправился в травмопункт, по дороге размышляя над создавшимся положением. И действительно, как уличить милицию в собственном преступлении (или коллег из ФСБ)?
       Обследование в травмопункте выявило перелом ребра, множественные ушибы и ссадины. Дополняла картину огромная гематома впол-лица. Признаков алкогольного опьянения не зафиксировано. Впоследствии это оказалось немаловажной деталью. Сразу от врача пострадавший явился в местное отделение милиции, где заявил о нападении и подписал соответствующую бумагу. Но вот о радиостанции и своих подозрениях уже не сообщал. Более того, в заявлении он указал как место происшествия другой район, где не мог быть по определению (зачем опытный чекист это сделал — вы скоро узнаете). Что могли подтвердить его соседи и сын. Далее оставалось только ждать.
       И расчет Вячеслава оправдался. Уже утром следующего дня ему позвонили из УВД Измайлово и попросили явиться для беседы. Одно это утвердило его в правильности выбранной тактики. Слышал ли кто из читателей, чтобы на заявление потерпевшего меньше чем в 24 часа отреагировало бы не само отделение, а районное управление?
       Принял Вячеслава старший лейтенант, назвавшийся Владимиром Андриановичем. Сообщил только, что здесь, в опорном пункте в глубине 3-й Парковой улицы, местное УВД занимает первую комнату слева от входа на первом этаже. Далее говорил уже неожиданно вошедший капитан внушительных размеров. Представиться не пожелал.
       Полуторачасовой разговор свелся к тотальному прессингу. Капитан сообщил, что, по имеющимся у него данным, Вячеслав был пьян в стельку. Приставал к прохожим, безобразничал как мог. Об этом капитану сообщили сотрудники специального патруля, наблюдавшие за ним из машины. Потом они отъехали «по делам». А когда вернулись продолжить наблюдение за буяном, он уже лежал бездыханный и ограбленный. Все это происходило, по словам капитана, в вымышленном Вячеславом месте происшествия. Ловушка захлопнулась. Капитан еще продолжал переделывать пострадавшего в обвиняемого, а тот лишь кивал и задавал невинные вопросы. Что-то вроде: а где это было? Ах да. Я же сам написал.
       О сотрудничестве с такими следователями не могло быть и речи. В чем их ошибки?
       1. Старший лейтенант сообщил, что знать ничего не знает о заявлении пострадавшего в местное отделение милиции. А действует на основании поступившей им бумаги из травмопункта. Вот так, из травмопункта сразу в управление, минуя все инстанции. И человеколюбивые офицеры по справке врача мгновенно приняли меры. Но в отделение даже не позвонили. Судя по всему, задачей было упредить возможные меры потерпевшего, задавить ответные действия с самого начала. Это называется «беседа прикрытия». По заявлению надо открывать дело, а по справке можно просто «побеседовать».
       2. К моменту беседы Вячеслав уже знал, что номер У486МО числится за неким серебристым «Ниссаном». (А не за «Жигулями»!) Значит, номера были съемные. А это разрешено только наружному наблюдению. Ни о каком «патруле» говорить не приходится. Не зная этого, капитан начал рассказывать о появившихся недавно в Москве особых мобильных группах, одетых в гражданское, на машинах без опознавательных знаков. Их задача — следить за преступностью во дворах и темных переулках. Со сменными номерами?
       3. Выполнявшие «беседу прикрытия» милиционеры поторопились согласовать между собой легенду происшествия, исходя из заранее подставленного им адреса. И соответствующие рапорты были заготовлены. Разумеется, их можно и переделать задним числом, но «подследственный» чекист уже все понял.
       4. Из слепленной на ходу легенды следует, что даже если версия милиции верна, ее сотрудники долго наблюдали за хулиганом и, не задержав его, отправились «по делам». Затем вернулись, увидели лежащего правонарушителя и отвезли его не в больницу, не в отделение, а бросили у дома в кустах! Хотя обязаны были не только задержать, но опросить свидетелей и составить протокол. За одно это уже можно подавать в суд. Времени на размышление было мало?
       5. Оба офицера понятия не имели, что Вячеслав не так давно перенес операцию на сердце и не мог пить спиртное «по определению». Впрочем, как мы писали, в травмопункте состояние опьянения не зафиксировано.
       Первоначально Вячеслав по устоявшейся чекистской привычке не собирался предавать гласности этот своеобразный интеллектуальный поединок. Вражда КГБ и милиции имеет давние неписаные традиции. Сор из избы не выносили. Ему было важно знать наверняка, что под каток он попал не случайно. И он это узнал. И все же согласился на публикацию, потому что перемены приближаются личным усилием каждого. Ему не важны были фамилии противников. Но для газеты он решил их узнать. 27 июля он позвонил в Измайловское УВД. И выяснил, что его там никто не знает, ни с кем он не беседовал. Никто его не вызывал. Вообще ничего не было. Первый раз слышат. Обращайтесь к участковому.
       Значит ли это, что его телефон во время переговоров с редакцией «Новой газеты» прослушивался? Не факт. Вполне возможно, что наружное наблюдение, сломавшее ему ребро, относится вовсе не к милиции, а к ФСБ. И сотрудники ФСБ в милицейской форме потому и приняли его в опорном пункте, что в УВД были чужими. Ни один сотрудник управления не сдвинулся бы с места ради беседы с обычным побитым гражданином по месту его жительства. В обычных обстоятельствах, разумеется. Адвокат Вячеслава сейчас изучает обстоятельства на предмет подачи иска в прокуратуру.
       Складываются ли две части нашего рассказа? Не исключено, конечно, что сотрудники МВД промышляют обычным разбоем в рабочее время. А руководство их прикрывает. Но более вероятно, что, снимая фальшивый «жучок» на квартире Когана-Ясного, Слава попал в поле зрения тех, кто его поставил. И через месяц поплатился. Он не мог победить в той безнадежной рукопашной у своего подъезда. Но выиграл у молодежи в заочном поединке умов и опыта. Хотя и был один против всех.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera