Сюжеты

СДАВШИЕСЯ ВЕТВИ ВЛАСТИ

Этот материал вышел в № 54 от 31 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Если власть не может сломать взрослых, то мстит детям На последнее место работы в должности федерального судьи Ольгу Николаевну Стрельник пригласил теперь уже пенсионер Ельцин Борис Николаевич. Тогда, в 1995-м, он еще был гарантом...


Если власть не может сломать взрослых, то мстит детям
       
       На последнее место работы в должности федерального судьи Ольгу Николаевну Стрельник пригласил теперь уже пенсионер Ельцин Борис Николаевич. Тогда, в 1995-м, он еще был гарантом Конституции. А соответственно ее безопасности — по закону о статусе федерального судьи она, члены ее семьи и имущество находятся под особой защитой государства
       Она так думала — под защитой. Ошиблась...

  
       В 1996 году в суд Усть-Лабинского района Краснодарского края поступило на рассмотрение судьи Стрельник дело по обвинению бывшего зампрокурора района Бережного. Еще до первого слушания к ней зачастили из прокуратуры. От имени прокурора района Шаповалова приходили его зам Голота В. Н., старший помощник Анохина Н. Е., судья соседнего Прикубанского суда Лазаренко А. П. Ольгу Николаевну приглашали «кушать барашка на природе» и уговаривали вынести по этому «возмутительному» делу «хоть малюсенький обвинительный приговор».
       Убеждали мягко, но настойчиво. Нужно, мол, принять верное решение, и все будут довольны.
       От пикника Ольга Николаевна отказалась, принимать решение суда — тоже.
       На процессе обвинение утверждало, что Бережной средь бела дня проник в отделение милиции, «спрятал под мышку» видеоплейер и, «прокравшись на цыпочках» через приемную, на глазах у изумленных дежурных покинул здание. В результате «особо дерзкого ограбления» пострадало имущество следователя Осипенко, который получил указанный видеоплейер как вознаграждение за «хорошую работу» от директора местного сахарного завода. Видимо, за аналогичную «хорошую работу» скромный следователь Осипенко был переведен старшим следователем в прокуратуру...
       Ольга Николаевна не вынесла нужного прокуратуре решения, оправдала Бережного и возбудила встречный иск против Осипенко — уточнить, почему должностное лицо принимает столь дорогие подарки.
       Следователи прокуратуры начали проверку профессиональной деятельности и личной жизни Ольги Николаевны, не беспокоя ни генерального прокурора, ни высшую квалификационную коллегию судей, хотя подобная проверка возможна только с их письменного согласия.
       Интерес следствия в основном касался делопроизводства и вопросов, обсуждаемых в совещательной комнате. Интерес понятен: какой прокурор не хочет знать, что происходит, когда суд удаляется.
       Из воздуха стали возникать жалобы на невоспитанное поведение судьи Стрельник. Возмущение граждан обострило коллективное бессознательное: заявления разных людей изложенны одинаковыми фразами.
       В июле 1998 года пятеро хулиганов напали на шестнадцатилетнюю дочь Ольги Николаевны — Дашу. Девочку избивали несколько часов. Через полгода она поправилась, а следователь Вихров А. В. закрыл уголовное дело «за отсутствием события преступления». За главного нападающего Астахова ходатайствовал начальник следственного отдела милиции Красногвардейского района.
       30 января 1999 года на Дашу опять напали, сорвали золотой браслет. Произошло это на дискотеке, поэтому в свалке пострадали еще несколько человек. Даша лечилась две недели. Прокуратура завела на нее (!) уголовное дело за хулиганство. Следователь Артеменко Б. В. решил вызвать для дачи показаний по делу одноклассницу Даши. Чтобы не возиться с повесткой, в школу были посланы пять человек с автоматами.
       Родители девочки жаловались в прокуратуру. Несмотря на очевидный состав преступления — превышение судебных полномочий, — в возбуждении уголовного дела было отказано.
       15 мая Дарью избила выпускница милицейского класса УПК Клюева. Начальница инспекции по делам несовершеннолетних Жданова решила не открывать уголовное дело, мотивируя по-житейски: девочки поссорились — сами разберутся...
       25 июня группа выпивших снова мстила девочке за мать. Они не постеснялись сказать, что бьют за осуждение Ольгой Николаевной некоего Конокотина. У Даши — сотрясение головного мозга и отбита почка, но прокуратуре это показалось недостаточным основанием для уголовного дела, зато следователь Татаренко Н. В. хочет привлечь девочку к ответственности по статье «хулиганские действия». По стечению обстоятельств двое из нападавших на Дашу оказались членами семей работников милиции: замначальника следственного отделения РУВД Сотироса и работницы паспортного стола Говердовской.
       29 мая произошла дорожно-транспортная авария. Виновники аварии предложили Ольге Николаевне услуги по ремонту ее разбитой «шестерки», через несколько дней машина исчезла из сервиса. Следователь местного ГИБДД Кузнецов не нашел ни машины, ни состава преступления и уголовное дело заводить наотрез отказался: нет машины — нет вопросов.
       Вплоть до 1999 года Усть-Лабинская прокуратура не сообщала официально о проверке — обычная сверхурочная работа. Под руководством Шаповалова его помощники Щучкин и Слесаренко произвольно заводили уголовные дела на Ольгу Николаевну по якобы имеющимся основаниям, потом сами признавали эти основания недостаточными и закрывали дела. Таким нехитрым способом за три года они насобирали два тома штампованной бумаги и отправили их в Высшую квалификационную коллегию судей с просьбой досрочно освободить О. Н. Стрельник от служебных обязанностей как допустившую грубость и волокиту.
       Коллегия вынесла решение за пятнадцать минут. К профессиональному уровню федеральной судьи претензий не оказалось (шестьсот дел за три месяца — недурной показатель), но заключение Щучкина все равно было поддержано. Жалобу Ольги Николаевны и материалы дела так никто и не читал.
       Московский следователь Генпрокуратуры Аристов тоже поленился докапываться до сути, положившись на документы и устные сообщения, переданные коллегами из Краснодарского края. Вердикт Аристова сух: правоохранительные органы не имеют на Ольгу Николаевну ничего серьезного, кроме неподтвержденных слухов о пьянстве и дебоширстве, а вот ее дочь — отъявленная хулиганка, которой угрожает арест.
       Председатель Верховного суда, начальник судебного департамента РФ, председатель совета судей, министр внутренних дел, министр юстиции, генеральный прокурор — никто не принял федерального судью О. Н. Стрельник: говорят, не положено по уставу. Бывший президент на телеграммы и письма не отвечал. Генеральная прокуратура отправляет жалобы Ольги Николаевны на усть-лабинского прокурора Шаповалова усть-лабинскому прокурору Шаповалову. Абсурдность ситуации уже давно никого не смущает.
       Российский закон о суде был бы очень хорош, если бы работал. Его главный пункт — судебная власть должна быть независимой.
       Сейчас реально существует конгломерат милиции, прокуратуры и суда. Им так удобно брать взятки, помогать нужным людям и устранять ненужных.
       Правда, можно быть независимым и честным. И безработным.
       
       P.S.
       Ольга Николаевна даже не просит, чтобы ее восстановили на работе, она хочет только одного — безопасности для дочери.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera