Сюжеты

ДЕЛАЛ ВСЕ, ЧТОБЫ ВЫРАСТИ

Этот материал вышел в № 54 от 31 Июля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«ДЕЛАЛ ВСЕ, ЧТОБЫ ВЫРАСТИ» — Атмосфера в «Локомотиве» кардинально отличается от спартаковской? — По-моему, кардинально. Тот же Евсеев это отмечает. В «Локомотиве» чувствуешь себя более раскрепощенным. А в «Спартаке» постоянно ощущаются...


«ДЕЛАЛ ВСЕ, ЧТОБЫ ВЫРАСТИ»
       

 
       — Атмосфера в «Локомотиве» кардинально отличается от спартаковской?
       — По-моему, кардинально. Тот же Евсеев это отмечает. В «Локомотиве» чувствуешь себя более раскрепощенным. А в «Спартаке» постоянно ощущаются какое-то напряжение и дискомфорт, все боятся что-нибудь не так сделать. Там я чувствовал себя зажатым, что ли...
       — А почему? Это от тренера зависит?
       — От тренера. Не берусь судить, какие педагогические методы продуктивнее, — «Спартак» все-таки не просто так становится чемпионом, но мне больше по душе подход Семина. Взаимоотношения, построенные на полном доверии, — вот то, что мне нужно.
       В «Локомотиве» меня никто не проверяет и за мной никто не следит. Здесь понимают, что я профессионал и сам знаю, что мне можно делать, а чего нельзя.
       (В машине на зеркале висят четки с прикрепленным на них «медальоном». — Ю. С.)
       Я, если вы знаете, мусульманин. А это... Вот, допустим, христиане в машины кладут иконки «Спаси и сохрани». Ну это что-то вроде этого.
       — Соблюдаете какие-то ритуалы?
       — Так, по возможности. Стараюсь свинину не есть. В мечети бываю редко. Я просто верю как-то по-своему. Молюсь по-своему, как умею.
       — Родной язык знаете?
       — Я все понимаю, но говорю не очень хорошо. Дома родители со мной на татарском говорили, а я отвечал им на русском.
       — Россия — великая страна? Или мы это произносим для самоуспокоения?
       — (Долго думает.) Все-таки это больше из прошлого идет. К сожалению, не все идеально сейчас в нашей стране. Люди в большинстве своем вряд ли могут назвать себя счастливыми. Нет какого-то запаса прочности. Шатко все. Раздражает отсутствие уверенности в завтрашнем дне. Выбираем президента — не знаем, что он собой представляет, хотя мне в общем-то Путин импонирует.
       — Вижу, хочешь вернуться к футболу...
       — Да, лучше — к футболу.
       — Одна спортивная газета написала, что Нигматуллин показал футбол мирового уровня и в нашей стране теперь долго не задержится. Это твой последний год в России?
       — Я сейчас не веду никаких переговоров ни с кем. Но контракт заканчивается. Я не скрываю, что хотел бы попробовать свои силы в зарубежном клубе.
       — А если бы в России предложили те же деньги, все равно бы уехал ради уровня футбола?
       — В общем-то ради футбола я и стремлюсь туда. Без денег, конечно, никуда, но это второй вопрос. Меня прежде всего интересуют страна и клуб, а потом уже деньги.
       — Самый большой кайф в игре для вратаря?
       — Прежде всего игра «на ноль» и победа команды.
       А «сэйвы» — они всегда приятны, отбитые пенальти, удары сложные, выходы один на один. Это прибавляет уверенности.
       — Замечаете хоть какое-то прибавление в стане болельщиков «Локо»?
       — По-моему, прирост есть. Не особенный, конечно, но есть. Появляются болельщики в других городах. Все-таки «Спартак» считается народной командой. «Локомотиву», наверное, нужно что-то серьезное выиграть, например чемпионат России, чтобы произошла солидная прибавка в числе болельщиков.
       — Может быть, это хорошо, что у вас поклонников немного. Зато они, упрощенно говоря, лучше, потому что не хотят быть, как все?
       — У меня лично вызывают уважение болельщики «Локомотива», потому что они не идут в толпу. За кого болеть? За тех, кто выигрывает. Не секрет, что большая половина спартаковских фанатов ходит на матчи только потому, что любит группировки. Все-таки стадное чувство.
       — А в детстве вы в каких-нибудь группировках состояли?
       — Ни в коем случае, хотя у нас в Казани они были очень популярны. Драки двор на двор — святое дело. Я никогда в них не участвовал, и мне попадало частенько за это. Пару раз ботинки с меня снимали, когда на тренировку шел. Но у меня было любимое занятие, и это успокаивало.
       — Думал: «Ничего, ничего. Пройдут годы, поймете, кого обидели»?
       — Я очень надеялся. Особых сомнений не было. Меня волновал в то время только рост. Я был невысок, так как родители у меня маленькие — метр шестьдесят—метр семьдесят. Делал все для того, чтобы вырасти. Вроде бы удалось.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera