Сюжеты

ОДИНОКИЙ ФОЛК ТЕБЕ, ТОВАРИШ!

Этот материал вышел в № 55 от 03 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Молдавская группа «Здоб ши Здуб» появилась в 1994 году. Из подвала. Как и многие альтернативщики. В конце 1996 года команда записала дебютный альбом «Хардкор молдовенеск», исполненный в жестком стиле американского хардкора. Чем больше...


       
       Молдавская группа «Здоб ши Здуб» появилась в 1994 году. Из подвала. Как и многие альтернативщики. В конце 1996 года команда записала дебютный альбом «Хардкор молдовенеск», исполненный в жестком стиле американского хардкора. Чем больше взрослели музыканты, тем сильнее становилась их тяга к корням. Со временем они перестроились на этнический лад. Новый альбом «Tabara noastra» («Наш табор») — материализованный эксперимент «Здобов».
       

 
       Роман Ягупов, солист группы:
       — Идея использовать в своей музыке фолк возникла непроизвольно, сама собой. Оказалось, что там, где мы живем, в Молдавии, очень богатый фольклор. Вот мы и решили сделать альбом «Tabara noastra» в таком ключе.
       — То есть вам было просто интересно поэкспериментировать?
       — Да, это своего рода антропология фольклора. Это очень сложная музыка, даже сложнее, чем джаз. Правда, мы не используем настоящие фольклорные элементы, у нас, можно сказать, псевдофольклор. Но я увлекаюсь настоящим фольклором, нахожу людей, у которых есть коллекции, знакомлюсь с коллекционерами немолдавского фолка — цыганского, например. Пытаюсь сделать то, что никто не делал. Очень хочется спеть песню на цыганском языке с жестким гитарным обрамлением, интересно же делать то, что еще почти не тронуто.
       — Ты считаешь свою группу первооткрывателями в этом направлении?
       — Вовсе нет. Градский, например, пел фольклор с элементами арт-рока, шикарные белорусские коллективы «Песняры» и «Сябры» вообще играли фанк с фольклором. Нет, мы в этом смысле не первооткрыватели, а просто продолжатели молдавского направления в фольклоре. И сейчас мы вроде бы занимаем не последнее место в этой музыкальной нише.
       Еще раз отмечаю, что наша группа не так уж сильно увлекается фольклором, — у нас есть его элементы: то, что мы «содрали» у того же Кусторицы. Это настроение веселья и печали, выраженное в фольклоре. А сам фолк для нас является отражением жизни, ее забот и проблем. В общем, мы пытаемся сыграть настроение. Для нас важно, чтобы в песнях проявлялись простые человеческие чувства. Если это грусть — мы поем грустные баллады, что-нибудь душевное. Если радость — мы играем заводные мелодии с прикольными текстами. То есть по большому счету ничего философского и сильно интеллектуального мы не несем.
       — И вас это не смущает?
       — Абсолютно нет.
       — А что же дальше?
       — Посмотрим. Откуда мне знать, что будет дальше... Сейчас нас увлекают культура цыган, балканская музыка. Лично я читаю литературу на эту тему, познакомился с цыганкой: хочу изучить их песни и сделать в современной аранжировке одну из песен молдавских цыган. Мне понравилась их свобода. К тому же это очень своеобразная народность, изолированная от общества, в них много тайного. Этим они и интересны. Я открыл для себя много нового об их законах, традициях, которые тесно переплетаются с румынскими.
       — Вы заводите публику своим энергичным ритмом и запоминающейся мелодией. Значит ли это, что содержание песен вас волнует гораздо меньше?
       — Мы не стесняемся, что тексты отходят на второй план. Есть песни бардовские, а есть цыганские романсы, которые отражают какие-то эмоции, темперамент. У песен Окуджавы философский смысл. У нас — нет. Каждый играет то, что ему ближе, то, что у него лучше получается.
       
       Летом участники группы «Здоб ши Здуб» поедут в молдавские деревни и села, чтобы послушать старые этнические песни в исполнении древних старушек. В румынских цыганских деревнях дети с пеленок начинают петь и играть на многих народных музыкальных инструментах. Таких называют лэутарами. Это вдохновило участников группы на новые эксперименты.
       
       Михаил, бас-гитарист и самый настоящий лэутар:
       — Я очень серьезно отношусь к музыке и к нашему творчеству в частности. По-моему, настолько серьезно, что первая фолковая песня родилась у меня в голове в то время, когда ребята еще и не думали играть фольклор. Я принес им мелодию припева «Здуи Бати сава». Рома удивился: мол, что это за свадебная песня — мы же тогда играли другую музыку. Но я ему ответил, что это будет хитом. Конечно, песню мы изменили, и сейчас она выглядит совсем по-другому. Но все-таки тогда, в 1997 году, была создана база нашей фольклорной направленности.
       — Получается, только через три года после создания группы.
       — Да. Но наш первый альбом — «Хардкор молдовенеск», где фолка практически нет, — все-таки был началом нашего «народного» творчества. Потому что там есть фольклорная ритмика и слова. Что касается нашей музыки в данный момент, то можно сказать, что мы глубоко окунулись в мир фольклора. Это музыкальное направление — настоящий клад, из которого можно черпать идеи и темы бесконечно долго.
       — Как вы это делаете: накладываете фольклорную ритмику на западное звучание?
       — Вообще-то нет. Слушая народные мелодии, мы сами придумываем фольклорную оболочку, используя мотивы, похожие на фольклорные песни. То есть то, что мы делаем, далеко не фольклор. Мы берем лишь настроение фолка, а народные мотивы и звучание стараемся придумывать сами. Например, на альбоме «Табара ноастра» есть фольклорные песни, которые мы постарались сыграть в оригинале, хотя сделать это очень сложно.
       Мы были на фестивале «Евросоник» в Голландии, в городке Гроненген. Посмотрели, как живет прогрессивная молодежь Европы. Она нас восприняла как «Woodoo people». Мы не стали их в этом разубеждать.
       Я думаю, чтобы играть действительно оригинальный фолк, нужно быть профессиональным музыкантом в полном смысле слова. Потому что фолк как стиль — самый сложный, даже по отношению к джазу. В фольклоре нет никаких стандартов, канонов и рамок. Захотелось вдруг человеку поиграть на аккордеоне, он начинает играть и импровизировать. Для этого существуют лэутары — люди, которым искусство музыки передается по наследству, из поколения в поколение, с самого раннего детства. Они занимаются только музыкой, хотя не знают ни нотной грамоты, ни композиции и так далее. Они просто играют от души, без всяких рамок: куплет может быть длиннее или короче — это не так уж и важно. На этом и строится весь интерес к фольклору. Он нам интересен, потому что есть возможность не использовать стандартных аранжировок.
       — Кроме вас, есть и другие фольклорные группы. Ощущаете ли вы их влияние?
       — Когда в свое время я послушал «Deep Forest», мне очень понравилось. Это было то, что я должен был услышать, — широту их пения и музыки. Меня повернуло лицом к фольклору, это была первая группа, которая во мне что-то перевернула. А сейчас это уже стало тенденцией в Европе, особенно на Балканах. Люди устали от индустриальных звуков и хотят чего-то мелодичного и красивого, что кроется в народных корнях — фолке. Группы и в Голландии, и в Германии сейчас начинают возрождать фольклор и использовать его в современных обработках. Конечно, каждый делает это по-разному: кто-то банально, кто-то альтернативно.
       Наши ребята из «Ивана Купалы» создали электронную группу, которая использует семплы каких-то записей, подкладывают их на ритмы. Причем делают это очень профессионально. Наложить голос бабушки, которая поет в абсолютно другом ритме, на определенную мелодию и сделать это гармонично — довольно сложно. Мы тоже будем это пробовать, потому что не хотим останавливаться на достигнутом. Я, например, собираюсь попробовать себя в работе с компьютером — может, сделаю ремикс на нашу песню или песню другой группы, например, «Куйбул». У меня нет в этом опыта, но когда я начал слушать новую электронную музыку — джангл, минимальное техно, то очень этим заинтересовался.
       — То есть ты для «Здобов» — своеобразный музыкальный вдохновитель?
       — Скажу нескромно: я — композитор. Идеи приходят и от Романа, и от меня. Но чаще всего мне приходят мелодия и ритмическая основа, под которую мы подбираем слова. Рома тоже приносит «правильные» идеи, то есть те, которые потом легко обработать, если они ложатся в концепцию группы.
       — Значит, концепция все-таки существует?
       — Ты боишься назвать нас фольклорной группой? Напрасно, мы уже нашли себя, нашли золотую жилу в своем творчестве. Мы уже немного определились в своем стиле и направлении. Конечно, стараемся смешивать стили, но основа всего — мелодический лад балканских, румынских, молдавских народов.
       Оказалось: то, что мы делаем, еще и модно. По-моему, фольклор всегда в моде, просто сейчас его бум. Который пройдет.
       — И что тогда?
       — Мы будем играть дальше, фолк — это фундамент, основа. Как правило, люди не придумывают некрасивых мелодий и песен. Любая песня красивая, потому что человек поет от души. А там, где душа, там всегда будет жить музыка, и все это может быть хорошего качества. Тем более что попробовав и поняв, что у нас это получилось, мы стараемся прогрессировать. А если людям нравится наше творчество, это говорит о том, что оно востребовано. Для артиста это самое главное.
       Конечно, мода изменится. Но фолк не исчезнет совсем. Скорее всего не станет всех других стилей и направлений. Потому что фолк — это ты, это я, это люди. То, что они говорят и поют, их анекдоты — все это народный фольклор. Поэтому он будет всегда!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera