Сюжеты

ГОД ВЛАСТИ

Этот материал вышел в № 56 от 07 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

9 августа исполняется ровно год со дня назначения Владимира Путина премьер-министром России и официальным преемником Ельцина Это у них там с годовщинами власти все просто и ясно. Существует строгая дата инаугурации, от которой и ведется...


9 августа исполняется ровно год со дня назначения Владимира Путина премьер-министром России и официальным преемником Ельцина
       


       Это у них там с годовщинами власти все просто и ясно. Существует строгая дата инаугурации, от которой и ведется отсчет власти, — сто дней, год, два… У нас же, конечно, все не как у людей.
       Сто дней Путина мы торжественно отметили в начале апреля, отсчитав их от новогодней елки. И, не обращая внимания на то, что обычный год в обычном мире состоит из 365 или на этот високосный раз — из 366 дней, еще через неполную сотню дней готовы подводить итоги первого года путинской власти. 9 августа прошлого года Борис Ельцин в очередной раз объявил о назначении нового премьера и впервые громогласно назвал тогдашнего мало заметного широкой общественности главу ФСБ своим преемником.
       Признайтесь, кто тогда летом 99-го счел это заявление чем-нибудь, кроме старческого маразма? Рейтинг преемника тогда едва-едва переползал за однопроцентный барьерчик.
       Тайна того сверхстремительного взлета, когда этот самый рейтинг за полтора месяца поднялся с одного до шестидесяти процентов, думается, еще долгие годы будет предметом повышенного интереса политтехнологов и политсыскарей. Что за ним кроется? Точный и коварный расчет? Сверхудачное единственно возможное стечение обстоятельств? Тайна? Интрига? Преступление?
       При всей разности ответов большинство его явных сторонников и тайных недоброжелателей сходятся в одном — не будь взрывов в Москве, не случись вторжение в Дагестан в пору полного паралича и беспредельной трусости прежней власти, когда даже мало-мальски решительный шаг, элементарная попытка отдать приказ «Ни шагу назад!» и взять ответственность на себя по контрасту выглядели явным геройством, не было бы и взлетевшего рейтинга и последовавшего за ним всенародного избрания.
       Бог с ними, с тайнами рейтинга единственного из преемников, все-таки завершившего свой преемный путь президентским саном. Интереснее понаблюдать, как новый президент в этом кресле освоился. Не жестко? Кем выглядит — суровым самодержцем или наигравшимся во взрослые игры, уставшим от тяжести скипетра и заскучавшим цесаревичем?
       Главной интригой первого путинского года был тот самый вопрос — who is mister Putin?, который в российском сознании трансформировался в иной вариант — чью игру играет mister Putin? Марионетка ли он «в ловких и натруженных руках» или самостоятельный кукловод? Навечно ли приросла к нему шапка преемника или его голова уже свободна для шапки Мономаха?!
       Итоги первого года для Путина должны выглядеть более чем оптимистично. Последние опросы ВЦИОМа констатируют, что за последний месяц рейтинг доверия Путину вырос с 61% до 73%. Успех окинавского дебюта не могли не оценить даже самые придирчивые критики президента (а то, что нас предупредили, что списывать долги России никто не собирается, так это же отдельний разговор!). Даже затяжной конфликт с губернаторами в расслабленное отпускное время несколько подыссяк. Путин, похоже, приступил к реализации данного оскорбленным региональным лидерам обещания. И не на словах, а на деле принялся за создание Госсовета — органа, не вписывающегося в прежнюю, закрепленную в Конституции конструкцию власти, созданную Ельциным под себя. Похоже, не за горами и передел самой Конституции.
       Но перекрой госструктур — не единственное решительное отмежевание Путина от прошлого. За неделю до годичной даты собственной власти выступая в день 70-летия ВДВ и года со дня нападения боевиков на Дагестан перед сослуживцами и родственниками погибших псковских омоновцев, Путин сказал то, чего от него ждали и не ждали. То, что, возможно, станет водоразделом его взаимоотношений с власть передавшими: «Государство никак не решалось взять на себя решение проблем, которые стояли перед страной. То, что нападение было неожиданным для большинства граждан, это вина государства». Кто в августе 99-го подразумевался под «государством», пояснять, думается, не нужно.
       Через месяц трагическая годовщина взрывов в Москве, Волгодонске и Буйнакске. Интересно, на кого и в какой форме будет возложена вина за это?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera