Сюжеты

ГРУППА КРОВИ В ГОЛОВЕ

Этот материал вышел в № 57 от 10 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Что стало с болью? Ведет себя как-то не по-людски. Один спасатель горько говорил: «Лезешь в завал и думаешь: там кто — русские или лица кавказской национальности. Горько. Противно». Сама мысль о том, что в могиле Неизвестного солдата лежит...


       

 
       Что стало с болью? Ведет себя как-то не по-людски. Один спасатель горько говорил: «Лезешь в завал и думаешь: там кто — русские или лица кавказской национальности. Горько. Противно».
       Сама мысль о том, что в могиле Неизвестного солдата лежит прах чеченца, ужасает.
       Вместо солидарности по классовому признаку пришла солидарность по признаку этническому.
       Или по географическому?
       Представим, что взорван подземный переход в Гудермесе. Как-то спокойнее, хоть и больно. Или вспомним, как «упали» ракеты на рынок в Грозном. Какое-то было подозрение: мол, сами виноваты. Или оружием торговали.
       Теперь подумаем над такой версией. На Пушке торговали героином, и спецслужбы расправились с наркобаронами. Конечно, нехорошо делать это в людном месте.
       Но прецедент есть. По 10 мирных жителей за каждого террориста положили, а у нас глаза — сухие.
       Позвонил Борис Кагарлицкий и сказал: «Впервые даже мысли нет подозревать власть».
       Я с ним согласен.
       Только я не хочу говорить о подозрениях. Для идиота подозрения — повод к разговору. Для умного — к делу.
       Их надо найти. Назвать их имена. Но не называть ни национальность, ни религиозную принадлежность. Бандиты — не люди. У них нет права иметь свой народ. И своего Бога.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera