Сюжеты

АСФАЛЬТ ДЛЯ ОЛИГАРХОВ - 2

Этот материал вышел в № 57 от 10 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Помните, у Достоевского был такой образ — отца лжи, — «язык тонкий, длинный, красный и востренький». Ощущение такое, будто все он вылизал вокруг: не на что опереться — липко, все скользит, проваливается. У нас моральная инфляция: слишком...


       
       Помните, у Достоевского был такой образ — отца лжи, — «язык тонкий, длинный, красный и востренький». Ощущение такое, будто все он вылизал вокруг: не на что опереться — липко, все скользит, проваливается. У нас моральная инфляция: слишком много слов, но они обесценены. Может быть, потому лексику нашу заполняют сегодня слова, отдающие нафталином. Где-то там они хранились очень далеко, в сундуках 37-го года. Кого-то, может быть, они и бодрят, но в основном, по словам психиатра Алексея Копылова («Новая газета» № 35), общество сегодня пребывает в глубочайшей социальной апатии, им легко манипулировать, играть. Генеральный директор АРПИ (Агентство региональных политических исследований) доктор социологических и кандидат психологических наук Андрей МИЛЁХИН с таким диагнозом согласен. Но он удивляет меня фразой о том, что это и хорошо и плохо
       

 
       — Как может быть хорошо то, что людьми манипулируют, что они, по сути, пешки?
       — Возьмите послевоенную Германию или Японию — их апатия тогда была посильнее нашей сегодняшней. Они вышли из депрессии за счет того, что подняли общественные структуры. Но там тоже на тот момент народ был доступен манипуляциям. Мы же сегодня топчемся вокруг вопросов — отнять, разделить, поднять экономику. Но экономика есть лишь реализация потребностей общества. Конечно, ею надо заниматься, так же, как надо заниматься системой госуправления. Но над этим, важнее этого — общественные структуры, а их нет.
       Вы говорите: есть проблема манипуляций. Да, есть. Но можно сказать так, а можно сказать иначе: нет позитивных идей. То, что наше общество готово к воздействию, это и плохо и хорошо. Значит, можно его достаточно быстро вывести из кризиса: социального, морального.
       — А можно сделать агрессивным. Что угодно можно сделать, когда людьми манипулируют.
       — Ну опять же возьмите для примера униженные, проигравшие нации — немцев, японцев, их послевоенное состояние. Нашлись же там лидеры и идеи, которые очень быстро вывели эти страны из этого состояния, — они сегодня замечательно живут. Как удалось? Почему пока не удается нам? Потому что мы не говорим об обществе…
       — Мы говорим. Мы говорим, что очень многим у нас нравятся халява, управляемость.
       — А с чего вы взяли, что это плохо и что это только у нас? В любой стране есть люди бизнес-активные, готовые к самостоятельной жизни, но эта цифра во всех странах примерно одинакова — 10—15 процентов. Основная же масса людей везде пассивна. Для нее главное — стабильность, гарантии.
       — Но не во всех странах люди добиваются этого любой ценой, криком: «Заасфальтировать Чечню!» Готовностью заасфальтировать любого, на кого укажут как на врага.
       — Сколько было в прессе таких высказываний, что у нас такой народ, который злорадствует. Прижали Гусинского — счастливы. Мы, то есть наше агентство (АРПИ), задали прямо в лоб вопрос: «Изменилось ли ваше отношение к Путину после событий, связанных с Гусинским?» Треть населения, — это известная цифра — вообще никак и ни на что не реагирует. А из социально активных слоев ответы поступили такие: у 10 процентов улучшилось отношение к Путину, а у 12 — ухудшилось…
       — Все эти деления общественного мнения на проценты, рейтинги — их тоже можно рассматривать как манипуляции?
       — Во время выборов в Думу с нами работали 20 партий и движений. Вдумайтесь в эту цифру! Нам сегодня говорят: «Ага, вы работаете на ЛУКОЙЛ!» Да, но у нас еще ОНЭКСИМ в заказчиках. «Знаем, вы работаете на администрацию президента!» Да, но еще и на мэрию Москвы. «На американцев!» Правильно, а еще у нас в заказчиках посольства семи стран. Вот разные заказчики — в этом наша сила.
       — И все же, согласитесь, публикации рейтингов сыграли свою роль в предвыборный период. И подделок было немало.
       — Подлецов в любой сфере хватает. В социологии важна репутация. Мы не давали ни одного комментария прессе — с вами впервые разговорились. А так существовал запрет сотрудникам АРПИ — давали только цифры и никаких интерпретаций.
       — И все-таки, по вашим данным, уже сегодня 10 процентов населения аплодируют охоте на ведьм. Как вы это интерпретируете?
       — Помните, вы рассказывали мне и опубликовали в последнем номере вашей газеты монолог спасателя? Человек мается, теряет самоуважение, потому что ловит себя на «подленьких», как он сам выражается, мыслях: ему хочется аплодировать, когда ищут врагов. Но он не рад этому, он весь в сомнениях, и ему не с кем сверить свои ощущения. Все упирается в то, что нет у нас на сегодняшний день общественных институтов, нет личностей, которые своей высокой нравственностью внушали бы людям уважение Личностей такого масштаба, которых можно было бы назвать столпом государства. Вы можете таких людей назвать? Я — нет, негде ногу ставить — проваливаешься.
       — Мы тоже в редакции как-то на планерке задались таким вопросом: где люди, чей моральный авторитет был бы вне всяких подозрений… И не нашли.
       — А как понять населению, в какой системе координат мы сегодня оказались? Понимаете, большинству населения надо объяснять, что такое хорошо и что такое плохо. Внятно объяснять даже самые тривиальные вещи.
       — А это не унизительно для большинства? Дети неразумные в этом большинстве?
       — Нам, новой России, 10, ну с натяжкой всего-то 12 лет. Известно, что путь общества в определенной степени повторяет жизнь человека. Человек — существо биосоциальное. Часть своей истории мы повторяем просто генетически. После физического рождения важны родители, потом малая группа, потом — общество. Вот наш подросток — нет у него общественных институтов, нет опыта демократических выборов. Он и избрал Путина, о котором год назад вообще ничего не слышал. Выборы подразумевают партии, которые выражают концентрирование идей. Где у нас партии? Они сами себя стыдливо называют объединениями.
       У нас примерно 60 процентов людей хотели бы реально влиять на то, что происходит в обществе, но при этом не имеют никаких стопоров, зацепок, ориентиров.
       — И если бы какой-нибудь Павловский приложил немного усилий, чтобы разжечь ненависть, к примеру, к Гусинскому, результаты ваших опросов показали бы гораздо больший процент тех, кто аплодирует поиску асфальта для олигархов.
       — Общественное мнение нельзя игнорировать, но, с другой стороны, нельзя и идти у него на поводу. Потому и нужны общественные механизмы, реально независимая пресса, партии, суды, референтные группы. Те вещи, без которых мы без конца скатываемся: то игнорируем все, то видим олигархов, а потом вдруг обнаруживаем, что страна загибается. Главное, на мой взгляд, — найти баланс, перестать шарахаться из стороны в сторону.
       — Или понять, что сильное, или, как теперь говорят, эффективное государство не начинается с поиска врагов. Начинается с понимания многоаспектности: медицина у нас умирает, образование, суды…
       — Помните, вокруг Горбачева был сильнейший президентский совет, куда была сделана попытка собрать реальную элиту общества: журналистов, публицистов, писателей, ученых — некий общественный столп, тормоз абсурдов и двигатель прогресса. Вот что нам нужно сегодня.
       — Здорово, но мы же с вами только что выяснили, что у нас сегодня такой моральной элиты нет.
       — Ее нет в общественном сознании, но разве ее нет на самом деле? У вас есть человек, в чьей порядочности и незаменимости в своем деле вы не сомневаетесь, но он не известен широкой общественности? Есть. И у меня есть, и у других есть. Давайте их формализуем. Обозначим. Это не будет искусственным сгоном знакомых лиц с обложек или с экрана, как в псевдопартии «Единство». А реальная элита, нравственная, интеллектуальная. С ее мнением будет сверяться население и должна будет считаться власть.
       — До того как я включила диктофон, вы сказали, что у нас общественное сознание коррумпировано. До вас социологи, психологи называли его еще грубее — «опущенным», и это похоже на правду. Таким сознанием легко манипулировать, потому что это всегда апелляция не к разуму, а к инстинктам. Личности же апеллируют к разуму. Вы считаете, они смогут воздействовать на такое общественное сознание?
       — У нас был вакуум, потому и оказался возможен феномен Путина, когда, начиная с трех процентов, он за считанные месяцы завладел умами 50 процентов. Да, он воплотил какие-то бессознательные, инстинктивные ожидания. Да, пришел на контрасте, на ярких популистских действиях. Молодцы павловские, они знают, КАК. А вот ЧТО — это должны сказать мы с вами. Есть еще учителя-энтузиасты с горящими глазами, есть совестливые врачи, ученые-подвижники.
       — Единицы.
       — Пусть единицы, но мы даже их не знаем. Пресса сегодня зависима, «Новая газета» — одно из немногих изданий, которое осталось на своих позициях и смогло их отстоять за последнюю пару очень бурных лет. Создайте президентский совет, соберите ярких личностей из разных сфер, дайте им слово, расскажите о них. Это и будет наша элита. Она будет опасной для власти, потому что, конечно, не одобрит действий в Чечне, дрессировку олигархов — все эти вещи у честных людей однозначно одобрения не вызовут. Но у этой элиты, у этого совета власть сможет черпать идеи, именно эти люди будут прикрывать ей спину, когда власть захочет честно что-то изменить к лучшему…
       — Хорошо все это звучит, да только такие вещи обычно пробуксовывают.
       — Но ведь можно инициировать процесс. Это — государственная задача. Каждый что-то должен делать, нельзя все время только рассказывать о том, как все плохо. Мы, например, продолжаем проводить политические исследования, хотя в финансовом смысле это уже и теряет смысл. Заказчика нет, власть получила свою булочку и теперь ее жует, а все остальное ее мало интересует. Но мы продолжаем работать и гордимся своей ролью, к примеру в недавнем эпизоде с Афганистаном. Помните, говорили: бомбить! Мы быстренько опрос: 60 процентов населения отвечают: не надо, был уже Афганистан, хватит. И через ИТАР-ТАСС, Интерфакс сообщается об этом со ссылкой на нас. Не бомбили в итоге, и я не знаю, может быть, у них у самих ума хватило. Но наша безусловная заслуга в том, что мы делегировали мнение народа: прислушайтесь, это тот момент, когда население вас не поддержит. То есть такая вот внутренняя экспертиза властных решений. Это то, что можем и делаем мы. Делаем общественно значимые вещи. Чтоб сами себя люди познавали, задаем, к примеру, вопрос: «Делаете ли вы домашние заготовки на зиму?» «Да», — ответили 89 процентов, вдумайтесь! Исторический страх — ведь нерационально, дорого. Попробуйте западникам объяснить, что такое банки закатывать, — не поймут!
       — И что такое закатывать живых людей, целый народ в асфальт, — не поймут тоже.
       — Да, у нас провисла какая-то очень важная нить, и натянуть ее могут только личности, которых надо обозначить, формализовать. И повторюсь, это — государственная задача. Будет такая элита — можно будет сказать: Путин, ты получил власть в некотором смысле незаслуженно. Так вот, вернись назад и сделай так, как должно было быть. Получи не просто поддержку массы, которой манипулировали, а получи поддержку столпов, элиты, которая будет реализована в партиях. Так создаются общественные институты. Они нужны нам, и они нужны власти, чтобы она не допустила непростительных ошибок.
       
       P.S.
       Может быть, и в самом деле попробовать? Да, конечно, и у меня скептицизм, но все-таки? Есть ли у вас на примете люди, чьи имена могут со временем зазвучать так же, как звучали имена академиков Лихачева, Сахарова? Которые… Ведь в самом деле моральная инфляция, чуть было не написала стали бы «умом, честью и совестью нашей эпохи»… Слова-то хорошие, но цена им… Все-то мы думаем, как поднять рубль, а вот как поднять слово? Все-то нам видится «язык тонкий, длинный, красный и востренький». Почему от всего так несет нафталином? Давайте думать вместе! В сентябре мы вернемся к этой теме.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera