Сюжеты

ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГЕЛИКОПТЕР

Этот материал вышел в № 57 от 10 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Бершин претендует на некий новый творческий метод. Сам он условно называет его методом глобального реализма — это когда жизнь сознания и подсознания плавно перетекает в действительность и наоборот. Иногда получается смешно. Иногда —...


       Бершин претендует на некий новый творческий метод. Сам он условно называет его методом глобального реализма — это когда жизнь сознания и подсознания плавно перетекает в действительность и наоборот. Иногда получается смешно. Иногда — страшно, как страшной и смешной бывает жизнь после жизни.
       Отдел культуры
       
ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГЕЛИКОПТЕР
Из «Книги осколков»
       
       ***
       Дядя Миша, Маргариткин папаша, мастерил во дворе вертолет из старого дивана. Закативший на шум безногий Ванька долго смотрел на его работу, а потом решительно заявил:
       — Не полетит.
       — Почему? — осведомилась тетя Соня, отдыхавшая себе на солнышке ввиду того, что в лавку опять не завезли товар.
       — Потому что летательный аппарат должен быть герметичный, — со знанием дела объяснил Ванька, — а у этого дивана из валиков торчит вата, значит, он пропускает воздух и из него все выдует.
       — При чем тут воздух? Это же не футбольный мяч.
       — А потому, уважаемая Соня, что все должно быть заперто. Если твою лавку не закрыть на ночь, из нее тоже все выдует.
       — Ваня, — не выдержал дядя Миша, — если ты стал большим специалистом в авиации, поезжай в Америку и учи их там летать. А мне- таки не мешай работать.
       И дядя Миша опять углубился в свой диван. Он поднимал крышку, ворочал пружинами, загонял внутрь никелированные трубки от старой кровати, зачем-то менял местами валики и все время отмахивался от кусочков вылетающей из дивана ваты. Потом согнал тетю Соню, которая, как оказалось, развалилась на ржавой канистре, и стал пристраивать эту канистру позади спинки.
       — Нет, я ничего не говорю, — катил Ванька за тетей Соней, — Миша — большой мастер. Но скажи мне, Соня, где у него сопло? Где у него сопло, я спрашиваю? Где у него шасси? И где, наконец, винт, если это вертолет?
       — Это не вертолет, — с достоинством отвечала тетя Соня. — Миша говорил, что это бомбардировщик.
       
       ***
       А в это время во дворе за забором разыгрывалась драма, в которой, как всегда, участвовали все желающие. Дело в том, что хромая Райка не так давно развелась с мужем и теперь собиралась в очередной раз соединить себя законными узами с долговязым шофером Вилькой. Вилька, надо сказать, был еще тот фрукт. Чуть больше года назад он напился, как последний петлюровец, и потерял грузовик. Как может человек потерять грузовик? Это же не сумка с баклажанами и не пуговица от кальсон. Но он еще потерял. И на этом деле слегка подвинулся. Рано утром Вильку увидели сидящим на берегу Днестра без штанов. Он изо всех сил крутил невидимую баранку и хриплым голосом изображал мотор. Как потом выяснилось, Вилька должен был переправить груз на другую сторону Днестра, в Кацканы. Он загнал грузовик на паром, а сам пошел купаться. Когда Вилька вернулся к берегу, там уже не было ни парома, ни грузовика. Целую ночь Вилька бегал вдоль берега и умолял бога вернуть ему грузовик. Сказать, что до этого случая он был верующим, нельзя. Но тут поверил. И умолял Бога отменить свое чудо. Правда, те, кто знал Вильку получше, уверяли, что Господь покарал его за левые рейсы.
       Так вот, за этого Вильку Райка собиралась выйти замуж. Но, когда она объявила, что хочет сменить фамилию, не выдержал ее шестилетний сын Сашка. Он катался в пыли, цеплялся за Райкину юбку и орал:
       — Мама! Мама! Не надо менять фамилию!
       — Какая тебе разница? — отрывала его от своей юбки опять влюбленная Райка.
       — Не надо менять фамилию! — вопил Сашка. — Мы были целых Баренбойм, а теперь будем всего лишь Шухман.
       Отныне и вовеки теперь уже богобоязненный шофер Вилька ревниво наблюдал за этой сценой со стороны, по-видимому, глубоко сожалея, что он всего лишь Шухман, а не какой-нибудь Попадополо. Но кто мог знать, что так повернется?
       — Дытына мае право, — высказывал свое мнение бывший бандит Максимчук.
       — Смотри, Лиза, он вмешивается не в свое дело, — забубнил костлявый Матвей. — Ему не все равно. Мы не вмешиваемся, а он вмешивается.
       — Мы не вмешиваемся, — подтвердила Лиза, — но ребенок должен понимать, что если у мамы свадьба, так она должна менять фамилию. Иначе это не свадьба.
       — У-у-у! — ощерился на Лизу Сашка. — Пусть твой Мотька сам меняет фамилию.
       — Как тебе понравится? — пожаловался Матвей. — И с таким ребенком можно устраивать свое счастье?
       — А я казав, шо дытына мае право, — опять влез Максимчук. — Шо вона йому кажный рок меняе хвамилию? У мэнэ хряк, и тот мае тильки одно имя.
       — Вы бы помолчали! — взвилась Райка. — Лучше бы следили за своими курями. Они опять вчера нагадили у нашего подъезда.
       — Курица — нэ чоловик. Я ей не можу приказаты, — парировал Максимчук.
       — Бандит! — схватился за голову Матвей. — Ой, какой бандит!
       Здесь надо объяснить, что бывший бандит Максимчук действительно был бывшим бандитом. В смутные времена прошлой гражданской войны он скакал на лошади с такими же, как он, бандитами и занимался форменными грабежами. Правда, потом, отсидев срок где-то в казахских степях, он как будто бы больше на лошади не скакал, а со временем развел в городском дворе настоящее сельское хозяйство. У него был не только сад за окнами, где, огороженные забором, росли яблони и вишни, но и пара толстых свиней, небезызвестная коза Катька, петух и три десятка кур, которые гадили, где хотели.
       Однако про то, что Максимчук был бандитом, помнили все.
       — Еще не известно, где он награбил этих бедных курей, — буркнула Лиза.
       — Хто награбыв? Я? — становилось понятно, что, несмотря на свою застарелую любовь к Лизе, Максимчук начинает волноваться всерьез. — Цэ мое добро, я його заробыл.
       — Слышишь, Лиза, — ревниво вскинулся Матвей, — он кого-то зарубил.
       — Он не кого-то, он тыщи людей пустил на ветер. Он ограбил всех несчастных и бедных по обе стороны Днестра.
       Тут вдруг Максимчук выпучил глаза и сильно удивился:
       — Шо ты брешешь? Ну шо ты брешешь, Лиза! Николы я нэ чипал бедных. У них же ничого нэ було.
       Про Сашку, которому предстояло опять сменить фамилию, они быстро забыли, и Райке удалось утащить его в дом. Вилька задумчиво стоял у своего нового грузовика, видимо, очередной раз пересчитывая количество букв в своей фамилии. А Лиза, вдохновленная собственным красноречием, все больше распалялась:
       — Чтоб ты спал только со своими курями! — кричала она. — Чтоб ты всю жизнь ел одну фаршированную кильку!
       И в это время из-за забора раздался страшный рев. Оглянувшись, все увидели, что в нескольких метрах над землей, в воздухе, дымя и грохоча, висит старый диван со спинкой, а на нем, свесив ноги, сидит ликующий дядя Миша.
       
       ***
       Уже потом выяснилось, что бывший бандит Максимчук, который, как считалось, полностью положил себя на алтарь сельского хозяйства, все-таки не расстался с мечтой скакать на лошади. Недалеко от города, в конюшне маленькой прибрежной деревеньки он тайно держал соловую кобылу, приплачивая деревенскому конюху за присмотр и содержание. А раз в неделю по ночам, когда все спали, Максимчук осторожно выводил ее на широкий приднестровский луг, заросший бурьяном и ромашками, седлал и, кряхтя, взгромождался на спину лошади. А потом при свете луны скакал, свистел и гикал, распугивая кузнечиков.
       
       ***
       Все было кончено в одну минуту, потому что мне на ногу свалился мраморный бюст, который лежал на помойке. Заняв этот зловонный рубеж обороны, я решил приспособить бюст для защиты от камней и стрел. Но не успели еще Валерка с Жориком и компанией до меня добежать, как бюст вдруг сам по себе повернулся и свалился мне на ногу.
       Надо сказать, что это было как раз в те времена, когда по всей стране сносили памятники и бюсты. Они были почти все одинаковые — с толстыми усами, похожими на собачий профиль, пышной шевелюрой и вылупленными глазами, предназначенными для того, чтобы постоянно что-то высматривать. Этих бюстов недавнего бога было так много, что не знали, куда их деть. Тех, что были из меди и бронзы, переплавили. Мраморные памятники раздали скульпторам, и те понаделали из них новых богов. Поэтому, может быть, не врали, когда говорили, что если поскрести любой памятник в городе, под ним обязательно обнаружатся усы. Ну а бюсты поплоше долго еще валялись по помойкам, пока жители постепенно не приспособили их по хозяйству. Теперь понятно, почему один такой бюст оказался на нашей помойке.
       Я издал короткий вопль, но этого оказалось достаточно, чтобы к свалке сбежались все, кто был во дворе, включая маму. Бедная мама сначала схватилась за голову, потом попыталась сдвинуть бюст с моей ноги, но у нее, конечно, ничего не вышло.
       — И где он только взялся на нашу голову! — запричитала она, имея в виду, видимо, все-таки не нашу голову, а нашу, то есть мою, ногу. — Чтоб он уже сгорел наконец!
       — В газете писали, что его сжигать не будут, так зароют, — сообщил Матвей, за что тут же удостоился угрожающего взгляда Лизы. Они не вмешивались.
       Валерка с Жориком вертелись рядом и всем своим видом показывали, что они тут ни при чем.
       Максимчук принес железный лом и попытался расколоть бюст сбоку, но только оцарапал ему усы.
       И тогда Вилька сделал следующее. Он подогнал грузовик, вытащил цепь, один конец ее зацепил за крюк, торчащий из-под кузова, а другим несколько раз обмотал толстую шею бюста. Потом дал газ, и моя нога оказалась на свободе.
       Описывать собственные муки нет смысла, тем более, что примчавшиеся на «скорой помощи» доктора очень ловко наложили на ногу гипс, и я на какое-то время стал национальным героем двора. А вот Вилька опять погорел. Не сбавляя скорости, он помчался вниз по нашей Колодезной улице в сторону Покровской. Бюст скакал за машиной по брусчатке, высекая такие искры, что пожарный на каланче начал сигнализировать. С Покровской в страхе стали разбегаться люди. Стоящая, как всегда, там, где что-то происходит, баба Маня с Рыбной заполошным голосом возвестила, что власть опять поменялась. Продавец пирожков Перепаденко, озираясь, дворами увозил свою тележку подальше. Законченный бунтовщик дядя Яша стоя аплодировал у своей сапожной будки и кричал здравицы. И только участковый Толик все понял сразу, за что и поплатился впоследствии. Не выпуская из руки стаканчик кисленького, он вскочил на мотоцикл и помчался следом за бюстом, из чего некоторые еще не успевшие скрыться прохожие заключили, что он осуществляет почетный эскорт. На самом же деле он решил осуществить законный порядок. Но не тут-то было. На крутом повороте к Днестру цепь, наконец, размоталась, и разогнавшийся бюст продолжил свой путь самостоятельно. Для начала он врезался в коляску мотоцикла, от чего тот начал вращаться на месте по часовой стрелке, а Толик, пока не вылетел из седла, долго напоминал пассажира карусели. Затем, помчавшись по наклонной к берегу, бюст зацепил угол деревянного сортира. Тот рухнул мгновенно, а из-под обломков показался абсолютно целый и невредимый начальник милиции Николай Соломонович Гайдаржи в парадном мундире, но с приспущенными лампасами. Наконец, пробив бетонный парапет, усатый снаряд выскочил чуть ли не на середину Днестра, но почему-то не утонул. Многие потом рассуждали на эту тему. Одни находили в этом знак провидения. Другие отмахивались, заявляя, что такое никогда не тонет. На самом деле, как потом выяснили проплывавшие мимо на лодке рыбаки, бюст угодил в расщелину между двумя притаившимися под водой быками разбомбленного в прошлую войну моста. Вытащить его не хватило сил. И вылупленные мраморные глаза долго еще внимательно оглядывали город с поверхности реки, внушая ужас и любопытство одновременно.
       А подоспевший к месту происшествия Николай Соломонович обнаружил лежащий на боку служебный мотоцикл, кряхтящего Толика с ссадинами на лбу и со стаканом в руке, а также длинную металлическую цепь и жалобно урчащий грузовик. Заглянув в кабину, начальник милиции никого там не обнаружил. На этот раз все было наоборот: грузовик был, а Вилька исчез.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera