Сюжеты

«МЫ ТУТ — ТУШЕНКА»

Этот материал вышел в № 58 от 14 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как убивают на этой войне. Несколько фактов для Генпрокуратуры Миллионы сограждан упорно отказываются понимать, что творится сегодня в Чечне. Происходящее никоим образом не укладывается в пропагандистские схемы, выстраиваемые в Москве....


Как убивают на этой войне. Несколько фактов для Генпрокуратуры
       
       Миллионы сограждан упорно отказываются понимать, что творится сегодня в Чечне. Происходящее никоим образом не укладывается в пропагандистские схемы, выстраиваемые в Москве. Армия не возрождается, а рушится. Спасаясь от все более жестких измывательств офицеров, солдаты бегут, их не удерживают даже «боевые» (надбавки за участие в боях)
       
       А те самые «боевые потери», о которых раз в неделю официально объявляет Кремль, таковыми на поверку не являются. По крайней мере, на 85 процентов. Таково сегодня число смертей на Кавказе — когда «свои» по «своим» же...
       Откуда эта цифра, законно спросите вы? Отвечу: это неофициальные данные штаба Объединенной группировки в Моздоке. Более того, люди с генеральскими (!) погонами очень просили ее обнародовать, поскольку сами этого сделать не могут, опасаясь гонений.
       А дальше — лишь одно из доказательств «85 процентов».
       7 августа проездом из Чечни в Москве были четверо уволенных в запас военнослужащих. Они рассказали, что дали слово товарищам, оставшимся под станицей Калиновской, в расположении 72-го мотострелкового полка 42-й армейской дивизии, добиться реакции Главной военной прокуратуры России по поводу вопиющих фактов и этим спасти от смерти тех, кто там еще остался.
       
       «В Главную военную прокуратуру.
       Просим разобрать случай смерти командира ремонтной роты (в/ч 42839) капитана Катраджиева Андрея Валерьяновича, умершего 29 июля 2000 года.
       28 июля капитан Катраджиев вечером находился в своей палатке с другими офицерами роты. Поздно ночью в их палатку пришел зампотех полка подполковник Борисов Г.В. с бойцами роты разведки, поднял с постели Катраджиева и увез с собой в разведроту. На следующее утро Катраджиева оттуда принесли в медроту в коматозном состоянии. При оказании помощи изо рта Катраджиева пошла темная жидкость. При перевозке в госпиталь в вертолете Катраджиев скончался. Мы считаем, что это было хладнокровное убийство.
       После этого, 30 июля, в разведроте был избит до полусмерти солдат срочной службы. Оказывающий первую помощь хирург медроты вызвал вертолет для транспортировки солдата в Моздок, так как состояние больного ухудшалось. Начальник штаба полка Г. Резаев категорически запретил делать это, мотивируя, что солдат здоров. Но вопреки этим запретам, избитого все-таки отправили в госпиталь. Во время полета у солдата были две клинические смерти. После этого о нем ничего не известно. Такие случаи жестокого обращения с военнослужащими не единичны.
       Разведка выполняет функции садистов в нашем полку, и это одобряет и прикрывает командование. Солдат жестоко избивают ломами, лопатами и др. Были случаи, когда по избитым солдатам разведка стреляла из автоматов с глушителями. Конкретный пример такого «расстрела» — рядовой Илья Стрелецкий (1-й батальон, 2-я рота). Механика-водителя саперной роты рядового Владимира Демакова били ломом по рукам, а на спине у него остались «звезды» от солдатского ремня...
       В данный момент в полк пришло пополнение срочников. И их отдали в разведроту «на перевоспитание». От зверских издевательств семь человек сбежали из части. Такие побеги в последнее время участились. В этих мероприятиях неоднократно принимал участие сам подполковник Борисов, но ни разу не был наказан за свои действия... Бывшие военнослужащие в/ч 42839: Владимир Мурашкин, Игорь Кошелев, Лариса Климова, Виктор Хмыров».
       
       А теперь то, что они добавили на словах. Смерть Катраджиева — лишь законный итог всего, что творится в 72-м полку (командир — полковник Игорь Егиазаров). Разведрота, постоянно выезжающая на боевые задания, возвращаясь под Калиновскую, считает своим долгом держать в страхе всех остальных солдат и офицеров. Это происходит просто: если разведчики увидят, как кто-то бросил окурок или вышел покурить из палатки в трусах, — того тащат «в клетку». Между палатками, где обитают разведчики, стоит сваренная тут же, в части, клетка, аналогичная зоопарковой. Под палящим солнцем — а жара в Чечне этим летом под 50 — провинившихся держат там по нескольку дней. Тот самый рядовой Демаков провел в ней 15 суток за то, что написал рапорт на имя командира об издевательствах разведки... Беда же капитана Катраджиева оказалась в том, что он не желал мириться с положением вещей в полку и все время возмущался... И поплатился.
       
       «Старшие офицеры нам говорят: «Потому что вы тут — тушенка, — добавляет Владимир Мурашкин. — Я ответил: «Я никогда не буду тушенкой». И уволился. Однако другие остались. Пожалуйста, помогите им выжить, остановите беспредел».
       
       Очень важное пояснение: 72-й полк — бывший краснознаменный Кенигсбергский полк гвардейской Таманской дивизии. В начале этого года при переформировании он оказался в составе Северо-Кавказского военного округа. Так что 72-й — то, что называется полк с традициями, историей и боевыми заслугами.
       В той войне, которая идет в Чечне, даже это «гвардейство» пошло прахом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera