Сюжеты

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ, ВЫ ШПИОН?

Этот материал вышел в № 58 от 14 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Суд с котом Разведчики бывают разные. Бывают ироничные, которые называют себя без затей шпионами. Михаил ЛЮБИМОВ чуть ли не первым так про себя и написал. Работал в Дании и Англии, сидел «в чинах» в Центре... Но поразил другим: ради...


Суд с котом
       
       Разведчики бывают разные. Бывают ироничные, которые называют себя без затей шпионами. Михаил ЛЮБИМОВ чуть ли не первым так про себя и написал. Работал в Дании и Англии, сидел «в чинах» в Центре...
       Но поразил другим: ради любимого человека плюнул на карьеру и потерял погоны. Это был Поступок.
       Потом стал писать книги — не как все, а обозначив, по сути, новый жанр в литературе: про доморощенных шпионов. Так смешно, откровенно и абсолютно серьезно «в одном флаконе» про засекреченную профессию до него не писал никто.
       Сегодня Любимов — писатель со стажем, опубликовал много книг. Первая — «И ад следовал за ним» — недавно переиздана вновь. Главный ее герой — Алекс Уилки — наш разведчик-нелегал, успешно промышлявший в Лондоне. Шпион необычный, думающий и ироничный, сомневающийся.
       Любимов — наверное, самый незашоренный из наших бывших, а может, и нынешних резидентов.
       Президент России — тоже из бывших. Полковник разведки уже полгода как правит страной, а образ «вождя» все еще складывается трудно. Пока так и не ясно, куда хочет привести свою страну бывший чекист, рассматривающий демократию как «диктатуру закона».
       Вот я и отправилась погожим летним вечерком к известному шпиону поговорить про шпиона во власти.

       
       ...Дверь открыл хозяин квартиры. Из домашнего уюта тут же выплыл чернее египетской ночи кот. В ответ на моё панибратское «Привет!» прошелестел «Здрассссьте!» и вальяжно продефилировал к креслу... Кота зовут Мавром. Поэтому он всегда делает вид, что сделал дело.
       Из кошачьей «объективки»: кот говорящий, но на знаменитых собратьев не похож. Словом, иной, политизированный экземпляр. Вылитый родовитый генерал на венецианской службе. Но вольнодумец.
       Мавр сонно щурил желтый глаз, дремал в кресле. Потом вдруг беспардонно влезал в разговор и вставлял тако-о-е... Даром что из приличной шпионской семьи, в солидной шубе... Но за циничные высказывания кота хозяин не в ответе.
       Как говорила Алиса, гуляя по Стране Чудес, кошкам разрешается смотреть на королей. А если уж смотреть можно, то высказывать свое мнение о президентах — вообще святое кошачье дело...
       
       — Михаил Петрович, наш президент посвятил КГБ шестнадцать лет, из них неполных пять провел за границей. Служба в органах — это особая логика действий и мыслей. Правда ли, что разведчики бывшими не бывают?
       — Конечно, шпион всегда шпион. Но и врач всегда врач, учитель всегда учитель... Любая профессия накладывает свой отпечаток. Это груз знаний, который всегда с тобой.
       Кот (взмахнув хвостом): «Ну не смешите меня: Путин — р-разведчик! Приличный разведчик — всегда нелегал. А ваш... даже в Западном Берлине ни разу не был. И это, извиняюсь, разведка?»
       — Не горячись, мой друг. Путин на вопрос «Что есть разведка?» точно ответил: это — сбор информации. Разными методами — и официальными, и с помощью агентов. Этот опыт дает Путину большие преимущества. Ведь разведчик по квалификации на голову выше любого партийного работника...
       Кот (цинично): «Так почему же ни одного разведчика так и не захоронили, извините, в Кремлевской стене?»
       — Прими к сведению, Мавр: офицеры разведки во всех странах считаются элитой офицерского корпуса.
       — Путин любит цитировать Генри Киссинджера: «Все приличные люди начинали в разведке». Но ведь в них больше, чем в других смертных, амбициозности и авантюристичности. А власть легко переплавляет это в авторитарные замашки.
       — Нормальный разведчик всегда немного авантюрист. Без этого он не шпион, а рыба. Если политик обладает долей авантюризма, это тоже нужно приветствовать. Ведь политическая смелость, мужество, умение рисковать — тоже ведь авантюра.
       Судя по тому, как решительно, но в рамках законности президент начал реформы, у него есть и смелость, и твердость. Ведь почему его избрали? Чтобы навести порядок в этом бардаке. Он держит удар, несмотря на то, что на него полезли и оскорбленные бароны-губернаторы, и испуганные олигархи.
       Кот (потягиваясь и зевая): «А уж какой вселенский скандал с Гусинским устроил. А все кончилось полным пши-и-ком... Срам один».
       — Ну, знаешь, вряд ли Путин сказал генпрокурору, отправляясь в Испанию: «Под мой визит устройте мировой скандал с Гусинским». Это передержки исполнителей, среди которых полно...
       Кот (уверенно): «...дураков!»
       — Нечего возразить. Президент сказал олигархам: платите налоги, давайте строить правовое государство.
       Настораживает только путинская попытка сбалансировать свое демократическое начало венками к могиле Андропова, мемориальной доской на Лубянке, приглашением Крючкова на свою инаугурацию... Не думаю, правда, что он поддержит безумную идею восстановления памятника Дзержинскому.
       Мавр (отчаянно): «Ну до чего наивный народ! Да, пройдет немного времени, и ваш законопослушный президент начнет кричать, как капризная Королева из Страны Чудес: «Отрубить Гусинскому голову! Отрубить Березовскому голову!»...
       — Не будь так же мрачен, как цвет твоей шубы. В книжке «От первого лица» Путин рассказывает, как кагэбисты проводили какую-то операцию, а он в корне с ними не соглашался: «Это нарушение закона, это нарушение, это тоже...» Потому что вокруг были люди, не знавшие закон. А он — знал.
       Что касается амбиций, то у президента они просто обязаны быть. Человек вообще должен иметь амбиции. Главное — держать их в узде, иначе есть опасность начать наступать окружающим на горло, удовлетворять свое эго за счет уничтожения других людей. Но разведке это мало свойственно. По крайней мере эта внутренняя кухня в ней не присутствует так ярко, как в какой-нибудь парторганизации. В разведке сложнее, чем на партийной работе, «перекрывать кислород» своим коллегам — хотя бы потому, что общаться друг с другом приходится мало.
       — А мне недавно бывший крупный кагэбэшный чин сказал, что все разведчики — мастера пускать пыль в глаза, просто первостатейные интриганы. Одна борьба за выезд за границу — великая интрига. А Путин — интриган?
       — Да, разведка занималась так называемыми активными мероприятиями в отношении иностранцев. Например, умело могла стравить короля Хусейна и Рейгана, придумать нужные подметные письма… В этом смысле, конечно, разведчик — интриган.
       Но опыт разведки гораздо беднее кулуарного опыта, который нам дарит Кремль, особенно когда начинается дележка портфелей. Вот уж где интриги! Путин не похож на интригана. Он кажется достаточно простым человеком. Я не вижу в нем царя. Да он вообще достаточно случайно появился на политической сцене.
       Я опасаюсь одного — чтобы не получилось, как со Сталиным. Как очарователен он был вначале! Почитайте его выступления на съездах с анекдотами от Салтыкова-Щедрина... Величайший актер! Но это окружение, постоянное подхалимство... И человек начинает думать, что он великий — отец нации! Абсолютная власть развращает абсолютно. Это тяжелейшее испытание — тяжелее, чем превратиться из нищего в миллиардера. Вспомните, какой был и каким стал Ельцин.
       — Ваш герой Алекс думал и сомневался, иронизировал над собой и другими, правда, иногда весьма цинично. А способен ли на самоиронию наш президент?
       — Безусловно да. Уж что только не писали про его походку. Но он взял и сам пошутил над собой: «Все дома говорят, что я хожу, как гусь».
       Кот (ехидно): «А придворные газетчики-подлизы написали: «походка танцора и мастера боевых искусств»!..
       — Это дело вкуса. Я бы на его месте пошел бы, как ходят к логопеду, на уроки сценического движения, чтобы выправить походку. Но он способен посмеяться над собой! А вот Ельцину самоирония была совершенно не свойственна. А ведь чувство юмора и ирония — признак наличия ума.
       Кот (в сторону): «Ну, слава-те Господи! Наконец-то мы нашли своего Марка Твена...»
       — Когда президент закончил разведшколу, в его характеристике появилась запись: обладает пониженным чувством опасности. То есть он в критических ситуациях становится чересчур спокойным.
       Кот (возмущенно): «А чего еще от дзюдоиста ждать?»
       — Вообще пониженное чувство опасности для политика — это и хорошо и плохо. Если нет чувства опасности, будут происходить такие глупости, как арест Гусинского. То есть президент явно не ожидал, что дело может принять такой оборот. Люди с низким порогом опасности часто используют экспромты в высказываниях и поступках и не понимают, что за это могут получить...
       Кот (решительно): «...по жопе».
       — Что за лексика, стыдно, Мавр! С другой стороны, пониженное чувство опасности означает: человек не дергается. Он спокоен. Это качество дает огромные преимущества и означает, что человек не боится.
       Кот, (облизывая лапу): «Чушь! Все сильные мира сего боятся власти. И даже наши кошачьи психологи знают, что от страха власти и неуверенности в себе появляются злопамятность, болезненная недоверчивость ко всем, мстительность...»
       — Да, разведчик недоверчив и подозрителен, не верит вам на слово. И должен быть таким! В разведке все нужно проверять — иногда ведь агент такое наговорит...
       Не знаю, боится ли Путин власти и той ноши, которая лежит у него на плечах. Конечно, ему хочется любви избравшего его народа, хочется поднять страну, создать солидный имидж России за границей. За решимостью, с какой он взялся за реформы, я пока не вижу страха.
       Кот, (улыбаясь): «Помню-помню, один психолог так и написал: «Внутри у него все холодеет, но президент танцующей походкой идет вперед, животом чувствуя коридоры минных полей».
       — Поистине — господа разведчики и коты ходят по-своему. Но куда серьезней, когда пишут: из-за склонности чекистов и дипломатов к хитроумным недомолвкам и всякой конспирации нужно запретить им возглавлять государство, так как это грозит «модернизированным сталинизмом», построенным на компромате.
       — Конечно, шпион знает, что такое компромат, и умеет его использовать. Но вспомните, что происходило до прихода Путина во власть. Откуда появились все эти специалисты по компромату или пиаровцы от ТВ, как Доренко? Это что, разведчики придумали? Очень легко можно сказать: «Это существует у нас потому, что мы не расстреляли всех чекистов».
       В свое время все приходили в ужас от того, что генерал де Голль пришел к власти. Когда Буш из ЦРУ возвысился до президента, тоже была оппозиция. Здесь ничего нового нет. Это типичные мелкие политические уколы. Жульнические, кстати. Сейчас придумывают, будто Путин взрывал дома в Москве, чтобы прийти к власти. Смешно! Даже Гитлер не смог замести следы в фашистском государстве, когда был подожжен рейхстаг.
       — Умение нравиться людям — это профессиональное качество разведчика, этой технологии, говорят, в Андроповском институте — ныне академии — учат с первых курсов. Путин умеет понравиться?
       — Вы ничему не научитесь, если вы не обаятельны. Если плохо говорите и не можете связать на иностранном языке два слова. Похоже, президент не очень старается это делать. Он суховат и в меру педантичен. У него есть некое обаяние волевого человека. Но харизмы меньше, чем у некоторых, например у раннего Ельцина.
       — Из характеристики Путина после развединститута: «Человек несколько замкнутый, необщительный...»
       — Конечно, очень приятно иметь президентом доктора наук, читающего по-немецки наизусть Гейне. Кстати, Путин, наверное, это умеет. Ельцин, например, типичный экстраверт: и на ложках-поварешках играл, и бросал несчастного пресс-секретаря с парохода в Волгу. У Путина этого нет. Но он намного просвещеннее Ельцина.
       При этом радостно сознавать, что в отличие от большинства шпионов Путин — непьющий. Яркого лидерства в нем визуально не видно. Но он нравится людям. Его поддерживают. Значит, есть в нем какая-то харизма, не такая, как у Тони Блэра, Клинтона или Ельцина. У него харизма скромного и исполнительного человека. Кстати, наш народ очень не любит людей, которые оригинальничают.
       Вообще политика — поток случайностей. Это только в книгах пишут про заговор масонов. Ясно, что в Кремле судорожно искали человека. А Ельцину все осточертели. А тут — безобидный, исполнительный, тихий, суховатый... Полная противоположность Ельцину. Уж как не любил Ельцин чекистов, а все же выбрал человека из КГБ. Он появился на свет, писали журналисты, скромно, как черт из табакерки.
       И сейчас президент повторяет, что он просто служит и работает. То есть подчеркивает обыденность своей должности. Хотя, согласно распространенному мнению, у людей маленького роста обостренное чувство самолюбия.
       Кот (скособочившись): «А между прочим, Путин восхищается Наполеоном, который был маленьким да удаленьким. Мы, коты, тоже ростом...»
       — ...ростом не вышли не только коты и Наполеон, но и Сталин, Крючков. А может, Путину и вообще в голову не приходит, что он — маленького роста.
       Кот (закатив глаза): «Ну да — высокий блондин с голубыми глазами, «гений чистой красоты...»
       — Удивительное дело — власть. Она полностью меняет человека, даже мимику, походку, манеру пожимать руку. Изменился ли Путин за год у власти?
       — Что-то новое в нем заметно. Вспомните, как он смотрел на Ельцина, даже еще во время инаугурации, — это был взгляд младшего на старшего. Сейчас — спокойный взгляд начальника. Появилась уверенность.
       — Вы как думаете, Путин агрессивен или больше склонен к сотрудничеству? Однажды произнесенная Путиным фраза «Кто нас обидит, трех дней не проживет» — шутка?
       — Я убежден, что Путин — типичный убежденный прагматик. Из его лексикона начинает уходить сленг — «мочить в сортире», «мало не покажется»... Вообще, когда политик использует угрозу и не исполняет, он очень сильно подрывает свой престиж. Это особенно любил делать Ельцин.
       — Понятно, Путин вам нравится как собрат по цеху...
       — Да, в целом мне пока нравится то, что он делает. Но, между прочим, я голосовал не за него.
       — А то, что имя Путина теперь навечно связано с Чечней, вас не смущает?
       — Легко только кричать: «Мир, мир, мир!» Ну что можно сделать сейчас в Чечне и на кого опираться? Повторение Хасавюртовских соглашений — нонсенс в нынешней ситуации. Что поделаешь, такие ситуации во многих странах бывают. Англичане, например, воюют уже много лет…
       «Проклятые поджигатели войны!» — заорал кот и как истинный пацифист, перевернув стол, удалился...
       Суд состоялся.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera