Сюжеты

Я ТАК ЖЕ СВОБОДЕН, КАК И ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД. РАЗВЕ ЧТО ДРАЙВ УХОДИТ

Этот материал вышел в № 58 от 14 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я ТАК ЖЕ СВОБОДЕН, КАК И ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД. РАЗВЕ ЧТО ДРАЙВ УХОДИТ Идея создать станцию пришла ему в голову недалеко от сортира французской редакции Иновещания. По легенде, радиостанция получилась у Корзуна так: он ходил, ходил, ходил,...


Я ТАК ЖЕ СВОБОДЕН, КАК И ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД. РАЗВЕ ЧТО ДРАЙВ УХОДИТ
       
       Идея создать станцию пришла ему в голову недалеко от сортира французской редакции Иновещания. По легенде, радиостанция получилась у Корзуна так: он ходил, ходил, ходил, ходил, ходил и нашел — частоту, помещение и оборудование. Ходил он и на телевидение, но неизменно возвращался на «Эхо»
       

 
       — Сейчас мы уже подзабыли свежесть этого ощущения — свободного полета в эфире! Я, конечно, себя к этому готовил, к какому-то шансу, но тогда было сложно понять, что вот этот туалетный шанс и есть тот самый, долгожданный.
       — Свобода радио с двумя пишмашинками сильно отличается от корпоративной свободы радиостанции, входящей в большой медиахолдинг?
       — Смотря что понимать под свободой. Корпорация? Нас эта корпорация не дергала до поры до времени, мы сами ее дернули, потому что мы в самом деле считаем, что судьба Гусинского — это пробный камень, модель отношений с частной собственностью, капиталом, журналистикой. Ведь журналистика, конечно, тоже власть. Самозваная, самопровозглашенная. Приходят люди с улицы и становятся журналистами, посредниками между властью и обществом. Но хоть мы и самозванцы, нашу власть признают слушатели — тем, что слушают нас и нам доверяют.
       — Хорошо, пусть общество — иногда — признает журналистику четвертой властью. А элиты?
       — Не-а. Не признают. Лично мне, например, этого и не надо. Мне интересно придумывать программы, формы, сетку программ. Влияние на политику, участие в политике мне неинтересно. Это тяжело.
       — Когда-то, лет десять назад, вы придумали программный слоган станции — «Свободное радио для свободных людей»...
       — Был тогда еще слоган «Меняю радио «Свобода» на свободное радио». Были романтические надежды, что люди наконец могут освободиться, а сейчас, если честно, появились в этом сомнения. Свободных людей осталось не так много. Сейчас нас больше вещи, идеи закабаляют. Меня, например, закабаляла работа главного редактора, и я ушел с этой должности, чтобы стать свободнее. Так и слушатели — свободные, свободные, а иной раз та-акое в опросе выдадут, кошмар! Так нас ведь, если верить социологическим исследованиям, все слушают — и либералы, и коммунисты, все. У нас раньше карикатуры висели на политиков, и Зюганову усики пририсовали. Велел стереть — если уж усы, то всем усы, а так — пусть все бритые.
       — Радио «Свобода» на вас за противопоставление «радио «Свобода» — свободное радио» никогда не обижалось?
       — Считали нас маленькими, а теперь хотя бы по охвату аудитории мы куда как больше...
       — И вырастете еще?
       — Развиваться нам есть куда. Финансы нам сейчас позволяют экспериментировать — мы вышли на самоокупаемость и даже имеем немного в плюсе. Мы живем за счет самих себя, автономно от «Моста».
       — Ваши родные вас слушают, чтоб без принуждения?
       — Слушают, хотя отец обычно пеняет — научи людей читать «Метеоскоп» (сводку погоды. — Ред.)! А моя сестра, наверное, вообще не знает про «Эхо». Я и не заставляю себя слушать.
       — А лично вы себя ощущаете более или менее свободным, чем в 1990-м?
       — Я сам сейчас так же свободен, как и десять лет назад. Я волен говорить, что думаю, и делать, что мне заблагорассудится. Разве что драйв первого раза уходит, но, бывает, и он возвращается. Иначе я бы плюнул на это дело.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera