Сюжеты

МАСЛОВ КАШУ НЕ ИСПОРТИТ

Этот материал вышел в № 58 от 14 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Даже если заварили ее португальские менты Прошло восемьдесят дней, как в кругосветное путешествие отправился Игорь Маслов. Напоминаем, что в названии этой акции цифра 80 тоже присутствует. Но имеются в виду не дни, а сумма долларов, в...


Даже если заварили ее португальские менты
       
       Прошло восемьдесят дней, как в кругосветное путешествие отправился Игорь Маслов. Напоминаем, что в названии этой акции цифра 80 тоже присутствует. Но имеются в виду не дни, а сумма долларов, в которую спецкор «Новой газеты» обязан уложиться, обогнув земной шар. Так что основное условие Игорь выполняет. Хотя, конечно, сроки его пребывания вне стен родной редакции растягиваются. Где-то на подступах к Атлантике свежий ветер вскружил ему голову, и студент под разными предлогами завертелся вдоль побережья Франции, Испании и Португалии.
       Но пора подводить промежуточные итоги. Нашим читателям, идущим по следам Маслова, уже требуется путеводитель

       
       Первое открытие Маслова — о деньгах и отношении к ним в разных странах. Наши — наиболее в этом смысле жадные люди. Судите сами. Российско-белорусско-украинский отрезок съел у нашего спецкора около двенадцати долларов. Хотя по времени Маслов проскочил его быстрее лани — менее чем за полторы недели.
       Его прямо рвало в Европу. Более двух месяцев в Румынии, Югославии, Хорватии, Италии, Испании, Франции и Португалии (с многочисленными, как уже упоминалось, перемещениями вдоль океанского побережья) съели менее тридцати долларов. И это еще при том, что, видя бескорыстие местного населения, наш экономный спецкор не сдержал излишки совести и стал платить там, где этого, в общем-то, не требовали. Например, в музее старика Моралеса («Новая газета», четверг, 11 августа, № 37).
       В общем, накормить студентов, которые летом толпами бродят по Европе, готов почти каждый. К тому же и автостоп здесь — привычный способ передвижения.
       Нам, конечно же, понятно, в чем дело. Сытая страна — добрые люди. Все это блеф — о каком-то братстве бедных и униженных. В столице Сербии Белграде своего славянского брата Маслова продержали полдня в полиции. Личность выяснили, порочащих связей вроде не нашли. Ну что здесь поделаешь — люди в состоянии войны.
       А вот край победившего гуманизма, по мнению Маслова, — Ницца. Не зря он побывал там несколько раз. На этом курорте обосновалась целая колония бывших советских бичей — литовцы, русские, украинцы... Зовут их «азюлянтами» (производное от Азии, что ли?) и прощают мелкие пакости: вранье, воровство и пьянство. Живут, впрочем, дружно и весело.
       Отсюда Маслов отправился во французский Иностранный легион. Пожил две недели «суровой армейской жизнью», побегал кроссы, потом сказал капралу, что устал и хочет домой. Его отпустили, заплатив «за службу» две тысячи франков. На самом деле, конечно же, служить он не собирался, а только зарабатывал деньги на большой белый теплоход через океан в Бразилию. Написал, что хватит на билет и... белые штаны — все-таки Рио.
       Редакция в это время требовала от Маслова отчета об истинном положении вещей, слишком уж беспроблемно он шел по Европе. Мы требовали страшилок, описаний многочисленных препятствий, которые преодолевает наш специальный корреспондент. Именно наш, а не чей-нибудь еще. Ну посудите сами, если пробежаться по планете так легко, то всякий побежит. Где же здесь подвиги Геракла?
       И судьба подло ударила нашего спецкора — билеты в тот самый день, когда он пел нам про белые штаны, подорожали.
       Маслов, конечно, наполнил Всемирную паутину руганью: мол, это мы накаркали беду. Но потом сжал зубы и пошел дальше. Конкретно — в Португалию, батрачить на стройку к некоему «патрону». Настоящего имени его Игорь не называет, потому что дело это там противозаконное. Маслов стал нелегалом — «ни контракта, ни каски». Власти нелегальный труд преследуют. Маслов запретил нам упоминать слово «стройка» и написал, откровенно имея в виду эти самые власти: «Oni etogo ne znayut? Lopuhi». (Так мы с ним переписываемся, кириллица есть не везде, а латинский шрифт — всюду.)
       Следующая цитата — из его письма от 6 августа. «Прихожу в пятницу со стройки — обокрали, суки! «Никон», компьютер... Я вызвал полицию — вот дурак! — забрали меня. Виза-то просрочена. Ночь в участке (где я только не сидел). Наутро — суд. И выпустили, но паспорт у них, в понедельник все решится. Пишу из дома адвоката, у него и ночую. (Вы много знаете таких адвокатов?) Он — классный мужик, тоже ездил стопом, работал нелегально в США и сидел сутки во Франции».
       Судя по дальнейшему развитию событий, адвокат Виейра, который взялся бесплатно защищать Игоря, действительно молодец. За пару дней русский журналист стал знаменитостью португальского города Коимбра и героем газетных полос. Местные газетчики возвысили голоса «в защиту прав журналиста», и Игоря стали узнавать на улицах...
       Сообщение Маслова от 9 августа: «Сегодня я купил билет в Бразилию. Лиссабон — Сан-Паулу. Он у меня в рюкзаке. Вылет в воскресенье. И еще помните «Крепкий орешек», часть первую. Я в детстве от одного момента там кайфовал. Уиллис, когда первого замочил, он его в лифте отправил с надписью: «Теперь у меня есть автомат! Хо-хо-хо!» Так вот, теперь у меня есть ФОТОАППАРАТ. Он достался мне мирным путем. И знаете какой? «Зенит». А как он оказался в Португалии и кто мне его подарил — это просто поэма».
       Короче, ждите — он вам напишет эту и другие поэмы. Уже из Южной Америки: мы очень надеемся, что он наконец-то покинул наш старый континент. Пусть не на большом белом теплоходе, но хотя бы на большом белом самолете. И не судите строго. Одиссею всего двадцать лет.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera