Сюжеты

ПЛОХАЯ МИНА ПРИ ПЛОХОЙ ВОЙНЕ

Этот материал вышел в № 59 от 17 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мины, оставленные после «наведения конституционного порядка», продолжают убивать людей На днях с новой силой разгорелся скандал вокруг благотворительной организации HALO TRUST, занимающейся разминированием противопехотных мин. Между тем...


Мины, оставленные после «наведения конституционного порядка», продолжают убивать людей
       
       На днях с новой силой разгорелся скандал вокруг благотворительной организации HALO TRUST, занимающейся разминированием противопехотных мин. Между тем это была единственная организация, которая обезвреживала мины на территории Чечни в период между первой и второй войнами
       
       Многие поля регулярно засевались минами уже в начале 1995 года. Причем ставили их как федералы, так и боевики, и ни одна из сторон не заботилась о том, как их снять.
       Тогда же, летом 1995 года, 17 человек из одного только села Самашки подорвались на противопехотных минах при самых мирных обстоятельствах — кто пас скотину, кто косил сено.
       Впервые представители «Хейло Траст», организации, знаменитой тем, что ее патронировала сама принцесса Диана, появились в Чечне по окончании первой войны, в 1997 году. Работали они в основном на территории Ачхой-Мартановского района, в селах Старый Ачхой, Орехово, Бамут. В период первой войны именно на этом пятачке велись наиболее продолжительные бои, соответственно работы для саперов здесь было более чем достаточно.
       К разминированию местности представители «Хейло Траст» активно привлекали местных жителей. Группу новичков сначала обучали всем необходимым азам, а затем предоставляли работу на конкретном участке. Разумеется, в условиях тотальной безработицы возможность заработать хоть какие-то деньги, да еще таким общественно полезным способом, воспринималась местными просто как Божий дар.
       Однако вскоре российская сторона обвинила «Хейло Траст» в шпионаже. Представителям организации запретили работать на территории России, и они свернули свою деятельность в Чечне. Впрочем, кто-то из инструкторов «Хейло Траст» оставался в Чечне вплоть до осени 1999 года, то есть до начала новых боев, и все это время разминирование продолжалось — теперь уже в основном усилиями группы местных жителей.
       Еще большей трагедией минная война обернулась во вторую чеченскую кампанию. В Чечне (за исключением разве что трех северных районов, где боевые действия не велись) практически нет ни одного поля, ни одной окраины населенного пункта, которые не таили бы смертельную опасность. Ежедневно по всей Чечне на минах подрываются несколько человек. Это происходит в самых неожиданных местах: на приусадебных участках, обочинах дорог, даже на руинах разрушенных и разграбленных домов. Руслан Хабатов, вернувшись в освобожденные от боевиков Самашки, обрадовался, что его дом цел, хоть и ограблен. Но только он попытался войти, как взорвалась мина, привязанная к дверному косяку.
       Всего за несколько апрельских дней в полностью разрушенном селе Комсомольское подорвались на минах, оставленных федералами в развалинах домов, и погибли: Лёма Бахарчиев, Леча Баснакаев, Магомед Жантамиров, Басхан Елаев, Зайнди Идигов. Эти люди первыми возвращались в разрушенное село, которое до сих пор еще не разминировано. В том же Комсомольском после очередной зачистки прямо в центре села, в одном из самых людных мест подорвался на мине и погиб Умар Мудаев.
       Утром 25 июня этого года на Терском хребте, в нескольких километрах от села Садовое подорвались на мине 7 жителей этого села. Они ехали в грузовике «ГАЗ-52» на сенокос. Позже родственники погибших рассказывали, что сначала те не решались ехать по Терскому хребту, но утром, увидев свежие следы от гусениц и следы солдатских сапог, ведущие со стороны российского блокпоста, решили: раз уж здесь ездят и ходят военные, то мин наверняка не будет. Но как только машина отъехала от села, тут же сработала «ловушка». В результате пятеро из находившихся в автомашине погибли на месте. Еще двое ранены и до сих пор находятся в тяжелом состоянии в 9-й грозненской больнице.
       Прибывшие на место происшествия комендант Грозненского района и работники следственно-оперативной группы обвинили в случившемся самих пострадавших: мол, сами заложили мину, сами же по неопытности или неосторожности на ней и подорвались.
       Сегодня по всей Чечне разбросаны самые замысловатые мины — в виде игрушек, консервных банок и даже шариковых ручек. Не только дети, но и взрослые «ловятся» на такие приманки. Число же жертв растет день ото дня.
       До сих пор никто и не думает о разминировании нескольких квадратных километров минного поля, приготовленного к выходу боевиков из Грозного в начале февраля этого года перед ставшей притчей во языцех операцией «Охота на волков».
       До сих пор никто не собирается разминировать окрестности села Комсомольское.
       До сих пор в Чечне нет ни одной службы, которая грамотно и целенаправленно работала бы над зачисткой территории республики от мин.
       И потому история, которая произошла в селе Новошарой Ачхой-Мартановского района в октябре прошлого года, может повториться в любую минуту. Молодой человек подобрал на месте взрыва ракеты «земля — земля» красивую побрякушку и понес показывать друзьям. В результате погибли 30 человек и столько же получили увечья.
       
       P.S.
       Относительно скандала вокруг деятельности Halo Trust. Вполне возможно, что сотрудники ее действительно занимались шпионажем и подготовкой боевиков, как возможно и другое: вся эта шумиха может быть результатом лоббистских технологий — просто конкурирующая фирма хочет заполучить этот подряд на разминирование. Да только мирному жителю Чечни, который в любую минуту может угодить в «ловушку», нет дела до этих подробностей. Ему важно, чтобы кто-то, кто отвечал за закладку мин в его огороде, равно как и за их ликвидацию (ведь есть же такие люди в аппарате Министерства обороны России?), как можно быстрее выполнил оставшуюся часть своей работы. Пока мина не выполнила свою.
       Если англичане оказались шпионами и вредителями, разве не естественно послать в Чечню какую-нибудь российскую организацию (благотворительную или коммерческую — не суть)? Только бы они обезвреживали мины.
       А факт остается фактом. Сегодня никто не занимается разминированием обжитой территории Чечни. Военные саперы ходят только по дорогам, которые нужны для передвижения войск. А люди продолжают гибнуть — те, кто выжил при обстрелах и бомбардировках.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera