Сюжеты

ЖАРКОЕ ЛЕТО ХХI ВЕКА

Этот материал вышел в № 59 от 17 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Детский Фестиваль визуальных искусств в «Орленке» жил по законам Гудвина. В общей сложности их четыре... Полковник выходит на тропу мира Из обыденной московской прохлады самолета пассажиры вываливались, словно клецки в кипящий бульон....


Детский Фестиваль визуальных искусств в «Орленке» жил по законам Гудвина. В общей сложности их четыре...
       
       Полковник выходит на тропу мира
       Из обыденной московской прохлады самолета пассажиры вываливались, словно клецки в кипящий бульон.
       Сенсационная жара — плюс 51 (34 в тени, которой нет) — заливала край. Отдельные не утратившие аналитических навыков особи начинали догадываться, что так называемый «фестиваль» — кодовое название ино-
       планетного десанта. Без скафандров и карт мы высадились на чужой космический берег и бредем, очумевшие от зноя, по пустому выжженному полю космодрома, без стеснения, как дети, раздеваясь на ходу.
       А догадаться следовало бы раньше. Недаром улетали с военного аэродрома, где имя Преториуса открывало нам все двери.
       Загадочный полковник Преториус слал морзянку сквозь парсеки, и порывистый человек, похожий на режиссера Владимира Грамматикова, принимал сигналы антеннами, скрытыми, судя по всему, в его кустистых бровях.
       Голый десант, расползшись по автобусам и дыша, как рыбы на берегу, тронулся через раскаленную планету с жарким названием «Красный дар» туда, где ждал Преториус: за перевал, в землю обетованную, омываемую морем и населенную детьми.
       Полковник Преториус все замечательно предусмотрел. Галактический разум подсказал ему, что на зеленый остров голоногих подростков, завернутый в шелковое море (землю, которую он, непобедимый Преториус, намерен оккупировать), ему, Преториусу, надлежит явиться в пленительном обличии загорелой блондинки. Потому что нес с собой Преториус не меч, но мир, кайф, праздник и гармонию. И образ красавицы больше подходил его, Преториуса, задачам, чем истинная его, Преториуса, суть, — танка, трактора и артиллерийской системы «катюша».
       И стало так.
       Полковник Преториус придумал себе нежное имя Лариса и для большей убедительности даже обзавелся мужем — правда, тоже полковником (борт-врачом) Петровым. В щедрой Югорской земле — в краю нефти, пушнины и самых высоких на Руси зарплат — «Лариса» Преториус нашел широких людей, и широкие эти люди во главе с губернатором автономии Александром Филипенко встали под его знамена со всем своим сибирским богатством наперевес. Неподалеку от города-порта Туапсе хантымансийцы выстроили небывало шикарный пансионат «Югра», где расположилась ставка Преториуса. Сверкающий фюзеляж «Ларисы» мелькал в Тюменской нефтяной компании, корпорации «Марс» (толстый-толстый слой шоколада), в компании «Формоза» (компьютеры), в Гранд-Инвест банке; спонсоры с песней сдавались Преториусу. Военный аэродром в Чкаловске выделил чартер. И только с керосином вышел затык. Тогда Преториус пришел к главному керосинщику военной части и пригрозил: не будет горючего — он, Преториус, застрелится непосредственно в кабинете.
       Вот примерно ценой каких усилий попал фестивальный десант на раскаленную планету «Красный дар» и далее — в пансионат «Югру», откуда до Всероссийского детского центра «Орленок» рукой подать.
       Проект обращения детского киножюри 4-го Всероссийского фестиваля визуальных искусств
       Глубокоуважаемый господин президент РФ! Дорогие кинематографисты!
       Обращаемся к вам с большой просьбой: спасите детское кино! Мы видим, как льются с экранов бурным потоком ругань, насилие, ужас. Даже в фильмах, претендующих называться детскими. Задумайтесь, какими мы вырастем, воспитываясь на этом. Мы очень хотим видеть фильмы, которые будут возвышать и радовать наши души. Мы понимаем, что детское кино не такое прибыльное, как взрослое. Но уверяем вас, что вложенные в создание хорошего детского кино средства обязательно окупятся потом, когда мы вырастем здравомыслящими и одухотворенными гражданами своей Родины.
       Мы просим вас: окажите государственную поддержку детскому кинематографу! Взываем к вам, пока не поздно!
       
       Привет, «Орленок»!
       Синоптики обещали смерчи. Открытие срывалось.
       К вечеру ураган внезапно улегся. Синоптики в недоумении стучали по стеклу приборов. Но мы-то знаем, что это Преториус остановил бурю железной рукой...
       ...Четыре года назад Лариса и Грамматиков с верной дружиной придумали детский праздник, какого нет в мире: фестиваль визуальных искусств на базе ВДЦ «Орленок» под Туапсе. Насчет того, что нет в мире, не я придумала. Энергичный толстяк месье Лефевр, директор детского международного кинофестиваля во французском городе Лаоне (знаток предмета), восторженно, как мячик, скакал по аллеям «Орленка», простирал коротенькие ручки и поминутно восклицал: «Импосибль!». В смысле — невероятно.
       И фестиваль в этом небывалом месте Преториус (генеральный директор) и Грамматиков (президент) сочинили небывалый. Правда, не от хорошей жизни. Когда-то тем же составом проводили кинофестиваль в «Артеке». И столкнулись с довольно экстравагантной проблемой устройства детского кинофестиваля в условиях отсутствия детского кино. За последние пять лет у нас, в стране золотого детства, создано шесть детских фильмов. Но не лишать же ребят праздника из-за того, что нами управляют жадные и малокультурные дяди, а порой и тети. Так родился «фестиваль визуальных искусств», представленных шестью номинациями: кино, телевидение, анимация, компьютерные игры, детское экранное творчество, а также дипломные работы «режиссеров ХХI века» — выпускников ВГИКа и Высших режиссерских курсов.
       Это, пожалуй, единственный фестиваль в мире, озабоченный не столько форумом и конкурсом, сколько гуманитарным смыслом происходящего. Правда, Николай Бурляев, председатель детского киножюри, считает, что та же мораль заложена и в его «Золотой Витязь». Не знаю, не бывала. Думаю, что генерализованная национальная и религиозная идея неизбежно ведет к тоталитарности, от которой свободен вольный «Орленок».
       Фестиваль вписан в быт лагеря как большая игра-урок, длящаяся целую неделю в режиме нон-стоп. Каждую из шести номинаций оценивают шесть детских жюри. Ежедневно гости фестиваля проводят в дружинах мастер-классы. Ребята вперемешку с артистами, журналистами, телеведущими, художниками носятся с поляны на поляну, из зала в зал как угорелые, не успевая даже окунуться. Краше, отрадней и веселее я лично не жила с 14 лет — со своей последней смены в пионерлагере «Березка» на Оке.
       Ликвидировав угрозу смерча, Лариса Преториус приступила к открытию конкурсов. Она последовательно поднималась к шести микрофонам, распахивала объятия и звонко выкликала: «Привет, «Орленок»!» На последней, самой торжественной трибуне в ДКС директор, как альбатрос, раскинула было крылья, издала боевой клич — да так и застыла. Спекся полковник. «Ой, чо-то я устала», — пролепетала, виновато улыбнувшись, за что и была встречена овациями, на которые так щедры дети, наделенные пониманием и благодарностью куда больше, чем принято думать.
       
       Из обращения детского компьютерного жюри к издателям игр и программ
       Мы считаем, что нужно больше использовать не растровую, а векторную графику, которая легко масштабируется и оставляет качество картинок высоким. Представленные нам игры порой примитивны. Нужно вносить больше смысла, познавательности либо закладывать сюжет. Многие игры имеют весьма сложный интерфейс, разобраться в котором иной раз невозможно. Настораживает отсутствие всякого хелпа внутри программы, что делает работу с играми весьма проблематичной. Программы следует выпускать актуальными на данный день. Игровой мир давно пережил эпоху двухмерных аркад, и создание таких продуктов является просто ностальгией по старым временам.

       
       Четыре закона Гудвина
       Железный Дровосек по пути в Изумрудный город обрел человечность, Трусливый Лев — отвагу, Глупый Страшила — мудрость. Мы сами не знаем, какие золотые россыпи в нас зарыты. В свой час они являются изумленной публике, изумляя и нас самих.
       Пусть это будет первый закон Гудвина: особые обстоятельства способствуют проявлению лучших качеств при условии их наличия.
       По-моему, для начала неплохо.
       «Орленок» явился таким обстоятельством практически для всех двух сотен гостей.
       В Изумрудном городе я встретила новых людей, хотя многих из них знала давно.
       Как неистово и самоотверженно, не теряя выдержки, легкости и благодушия, работает моя подружка Ларочка Малюкова, чистое золото — директор программ, режиссер, автор сценария, автор каталога, подлинная душа праздника.
       Как фанатично предан делу свободы — слова, творчества и совести — Дима Дибров, руководитель детского телевизионного жюри. Как до поздней ночи просиживал он со своими ребятами, отсматривая два десятка программ и обращая юнцов в свою веру. Как вместо одного запланированного еже-
       дневно проводил свои мастер-классы во всех отрядах по очереди — по собственному почину. Как азартно играл с ребятами в «О, счастливчик!» на всех костровых без исключения. И при этом «до чего ж весел, до чего мил»! (За что и получил спецприз симпатий «Орленка».)
       Как, сраженный жарой или неведомым субтропическим вирусом, свалился едва не замертво Дима Харатьян; но вечером, с температурой 38, после капельницы, поехал на открытие и пел там под ликующий свист трибун своих «Гардемаринов» живьем, без фанеры.
       Как обворожительно озорны и неприхотливы Элем Климов, Лидия Шукшина, Лев Дуров, Юрий Энтин, Юля Рутберг. Как заботлив и умен флегматичный Владимир Дашкевич.
       Как добросовестно готовил свой розыгрыш Олег Марусев: вырядился в арабский бурнус, закрыл лицо черным платком «по поводу траура». Лопоча на диком гортанном наречии, три раза по дороге в «Орленок» останавливал автобус и выходил «помолиться», пока все, включая шофера, не поверили в богатого восточного гостя-спонсора. Радовался потом, как дитя, когда народ рыдал от смеха.
       И поверите, я даже не подозревала, что Андрей Бильжо, самодовольный мой дружок, способен так искренне переживать атаки старшеклассниц, принимающих его за Розенбаума...
       До чего ж все славные, чистосердечные люди! Включая Николая Бурляева, отношение к которому не очень-то простое — с учетом идеологических разногласий. Но парнем Николай Петрович оказался надежным и трудился в компании своих малолетних киноведов с полной отдачей и на полном серьезе (хотя маленько и запорошил им мозги своей безудержной духовностью). А ведь он вовсе не готовился работать на этом фестивале. Народный артист, академик славянской академии плюс еще 18 титулов — просто по-товарищески закрыл амбразуру, когда детское киножюри осталось без председателя. На пост приглашен был Валерий Тодоровский. Но звездный мальчик закатил истерику из-за тяжелой дороги и на второй день (в отеле временно отключили воду) уехал, истребовав машину с кондиционером и на прощание пообещав устроить Преториусу в Москве такое, что мало не покажется. «Ой, боюсь, боюсь», — сказал бывалый Преториус и еще через день, окончательно озверев от нытья другого суперстара, Юрия Грымова (председателя компьютерного жюри), шуганул маэстро с таким семиэтажным треском, что прославленный клипмейкер только замычал, как Герасим, прощаясь с Му-Му. И слава Гудвину, скатертью дорога. Без них веселее. А экспертов по виртуалке принял под крыло компьютерный гуру из «Формозы» Аркадий Джаак.
       Когда этих надоедал сплавили, фестиваль покатился на диво дружно и весело. По этому поводу Второй закон Гудвина гласит: особые обстоятельства способствуют проявлению худших качеств при отсутствии наличия лучших. Отсюда вытекает и Третий закон: особые обстоятельства отбраковывают недостойных, оставляя достойнейших веселиться в своем кругу.
       Есть и Четвертый, дополнительный. Его все знают, но мало кто в него верит. В обстоятельствах «Орленка» этот закон действует безотказно. Вот он: хороших людей больше, чем плохих, в пропорции 100:1.
       Возможно, магия этих законов, сконцентрированных в сказке про Гудвина, привела к тому, что детское анимационное жюри присудило Гран-при мультфильму А. Макарова «Приключения в Изумрудном городе». Вопреки мнению председателя Миши Алдашина, выдающегося аниматора, красавца, демократа и либерала, уроженца здешних мест — Туапсе и детства.
       
       Из манифеста детского тележюри (тезисы «орлят», рифмы Игоря Иртеньева по личной просьбе Дмитрия Диброва)
       Нам надоело быть бесправными!
       Просим общаться с нами, как с равными!
       Как завещал Чуковский Корней —
       старше — еще не значит умней.
       Если ведущий у нас идиот,
       куда, угадайте, он нас приведет?
       Надо снимать героев любя,
       а не тащиться самим от себя!
       Тепла, доверия и любви —
       вот что нам нужно от TV!

       
       Старше — не значит умней
       «Орлята» злорадно ухмыльнулись, а вожатые смутились, когда Дибров забраковал их список позиций, по которым следует оценивать программы: идейная направленность, воспитательное значение и все такое.
       — Забудьте вы эту чушь! — по-казацки рубанул прямой Митрий. — Есть один критерий: кайф — не кайф.
       А кайф, по Диброву, это юмор, ритм и, главное, — любовь к зрителю.
       Мастер только формулирует то, что подмастерье ощущает. «Телевидение — это небиологическая форма жизни», — так скажет опытный и образованный профи. А девочка сказала вот как: «Нет души — нет и передачи». Но разве они выразили не одну и ту же мысль? Подмастерья — не глупее, они просто меньше знают.
       Дороги следует прокладывать там, где протоптаны тропинки. Люди ходят, где им удобнее, и выламывают доски в заборах, и нарушают фальшивые правила. Если мы не хотим, чтоб дети нам врали, давайте им доверять. Огромную ошибку допустил Бурляев, когда задавил свою мелкоту авторитетом. Если зал, где сидят на ступенях и на коленках друг у друга, в едином порыве визжит, топает, хохочет и замирает, — это ли не аргумент в пользу «Поклонника» молодого Николая Лебедева? Но это триллер, а триллер — бездуховный жанр, такое кино нам не нужно. Вот вам маленький, но урок вранья.
       Им не надо ничего разжевывать. Счастливые дети, маленькие Адам и Ева, играют в яблоневом саду, срывают яблоки и смеются. А сад — в Чернобыле («Облако над раем», А. Цацуев, «Режиссеры ХХI века»). Ребята считывают все уровни метафоры, образ потрясает их души, души трудятся, дети растут.
       Если смотреть в корень — они не ошиблись нигде. Выбирая то, что «по кайфу», они выбирали по себе, ловили свою волну. Молодежная программа «Такие дела» компании «Норд» (г. Югорск) — это их дела; документальный фильм «Дорога в никуда» детской киношколы «Шаг» (г. Железнодорожный) — это их драмы и проблемы. Даже в компьютерной игре их фаворит «Киллер-танк» не просто стреляет, а спешит на выручку.
       Изумрудный город открыл нам ворота. Разуем глаза и уши, снимем обувь, смешаемся с голоногой толпой. Стрижет ветер, стрекочет горячий воздух. Кузнечики, говорите, цикады? Нет, это морзянка, адресованная, возможно, нам. Ну и давайте не ерундой заниматься, а расшифровывать.
       Как завещал нам Чуковский Корней.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera