Сюжеты

ЗА БОРТОМ ОКАЗАЛСЯ ПРЕЗИДЕНТ В ДНИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ТРАГЕДИИ

Этот материал вышел в № 60 от 21 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кремль разбился о собственный цинизм. На протяжении года вся политика кремлевской администрации строилась на бесконечной лжи, манипуляции общественным мнением, борьбе со всеми, кто не вписывался в придуманную г-ми Волошиным, Сурковым и...


       

   
       Кремль разбился о собственный цинизм. На протяжении года вся политика кремлевской администрации строилась на бесконечной лжи, манипуляции общественным мнением, борьбе со всеми, кто не вписывался в придуманную г-ми Волошиным, Сурковым и Павловским конструкцию.
       Волошин даже однажды обмолвился кому-то из журналистов: «Все получается, даже неинтересно».
       И действительно — получалось. Страна как стадо баранов позволяла опробовать все их политические технологии на себе.
       Поддерживала войну в Чечне, хотя там гибло не меньше, а уже больше, чем в войне прошлой.
       Голосовала за виртуальную партию.
       С обожанием выбирала президента, чья система взглядов и программа действий были неизвестны.
       Страну превратили в «пипл», который все «схавает», какую бы ложь ему ни преподнесли.
       Конструкция обвалилась, и обвалилась страшно. И не могла не обвалиться. Ибо страховки, которая в политике совершенно необходима, — элементарное нравственное чувство (которое, заметим, одно и не позволяет человеку превратиться в животного) — этой страховки не было и нет. Конструкция обвалилась, погребя под собой не только 118 жизней — Господи, когда такие «мелочи» занимали Кремль? Но и престиж страны. Ударила по тому, ради кого вся эта конструкция и выстраивалась, — по президенту Владимиру Путину.
       Ситуация вокруг подлодки «Курск» один к одному повторила Чернобыль — как будто и не было этих 14 лет.
       То же молчание о случившейся аварии до тех пор, пока о трагедии не сообщили западники.
       Те же уверения, что «советская техника — лучшая в мире».
       Те же бесконечные ссылки на плохие внешние условия.
       Дурная погода — всегдашнее оправдание всех бед советской власти — и тут стала главным и чуть ли не единственным объяснением, почему гибнут люди. Наконец, так же, как тогда генсек спрятал голову в песок, так и сейчас президент четыре дня прятался от страны.
       Газета «Известия» зато сообщила: «Два дня Путин активно осваивал новые виды спорта: водные лыжи и водный мотоцикл», восторгу корреспондента кремлевского пула нет предела: «Он трогался с места с «третьей скорости», пугая черноморских рыб и вынуждая охрану мчаться за ним».
       А в эти два дня на дне Баренцева моря страшной смертью от удушья умирали 118 мужиков, а вся страна, как приклеенная, сидела возле телеэкранов, с ужасом наблюдая, как власть претендующей на супердержавность страны оказалась неспособна спасти своих сограждан.
       Эта трагическая неделя войдет в учебники истории как классический и наглядный пример неэффективности закрытых обществ. А одна из подглавок будет названа «О пользе хороших СМИ». Очевидно, что ни глава страны — верховный главнокомандующий (!), ни секретарь Совета безопасности, ни вице-премьер, отвечающий за оборонку, не обладали полной информацией о том, что же происходит с подлодкой «Курск», но довольствовались тем враньем, которым кормили их, а с ними и всю страну военные, спасавшие свои адмиральские должности.
       Только благодаря средствам массовой информации — и прежде всего негосударственным НТВ, «Эху Москвы», «Комсомольской правде» — высшее руководство страны, наконец, на пятые сутки поняло, что надо искать помощь за рубежом.
       Только благодаря СМИ — за 18 тысяч рублей — исстрадавшиеся матери узнали, кому из них предстоит оплакивать своих сыновей.
       Остается только гадать, каких усилий стоило Олегу Добродееву сломать советскую железобетонность военных и начать прямые репортажи с места трагедии. Но произошло это только после того, как американская телекомпания CNN показала съемки с воздуха того места, где под стометровой толщей воды погибали российские моряки. Это было в ЧЕТВЕРГ.
       Еще днем «Вести» РТР были вынуждены в сотый раз подробно рассказывать о плохой погоде, которая мешает спасти моряков, а НТВ уже показало кадры Баренцева моря, которые говорили об обратном. А CNN еще ночью сообщила: погода в районе катастрофы налаживается.
       Еще в четверг штаб ВМФ и вице-премьер Клебанов убеждали страну, что делается все возможное, чтобы спасти моряков, поскольку «советское — значит отличное», но вот мешает плохая погода (как известно, у плохого танцора всегда найдутся «осадки»), а ВВС передавала интервью английских и норвежских спасателей, утверждавших, что ни крен лодки (который оказался в пять раз меньше, чем лгали военные), ни подводное течение не должны им помешать пристыковаться к лодке: время — вот главный враг.
       Позором российских СМИ стало первое интервью президента после катастрофы. Путин говорит: как только мы узнали о происшедшем, были предприняты усилия по спасению лодки. Кремлевский пул, одетый чуть ли не в купальники — в пандан курортному виду президента, — молчаливо записывает слова Путина и не задает очевидного вопроса: когда верховный главнокомандующий узнал о трагедии?
       Догадываюсь, что кремлевскому пулу приказали вопросов не задавать.
       Догадываюсь, что за нарушение приказа журналист мог быть лишен аккредитации.
       Но это как раз тот случай, когда прагматические соображения должны были быть отброшены ради выполнения профессионального долга. Так, как девять лет назад — ах как страшно история играет в совпадения (!) — во время путча августа девяносто первого года Татьяна Малкина не испугалась спросить членов ГКЧП: понимают ли они, что совершили государственный переворот? Малкиной этот вопрос мог стоить тогда жизни, кремлевским журналистам сейчас — всего лишь неудовольствия Кремля.
       Кремлевские политтехнологи год кичились своей эффективностью. Но первая же критическая ситуация показала: грязные технологии, построенные на лжи и провокациях, губительны. Они не работают, как не работают батискафы советской постройки. Независимые СМИ, независимые источники информации — это тот кислород, те запасные аккумуляторные батареи, без которых страна задохнется и ляжет на дно.
       В Путине в конце концов сработали правильные человеческие инстинкты — он понял, что в минуты трагедии надо быть СО СВОИМИ СОГРАЖДАНАМИ, а не с кремлевским пулом и кремлевскими политтехнологами.
       Для того чтобы в президенте заработали и правильные инстинкты политика, он должен очистить свое окружение от людей, в которых нравственные инстинкты давно убиты.
       Это сейчас — вопрос выживания и самого Путина, и власти, и страны.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera