Сюжеты

УГОЛЬНЫЙ РАЗРЕЗ НА ТЕЛЕ ЗАКОНА

Этот материал вышел в № 60 от 21 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Действия главы московской компании «Брэйс» вызывают вопросы у правоохранительных органов К тому, что бизнес в России порой ведется совершенно незаконными методами, мы как-то уже привыкли. В прессе регулярно пишут о новых скандалах,...


Действия главы московской компании «Брэйс» вызывают вопросы у правоохранительных органов
       
       К тому, что бизнес в России порой ведется совершенно незаконными методами, мы как-то уже привыкли. В прессе регулярно пишут о новых скандалах, связанных с переделом собственности. Недавно вновь заговорили о Качканарском ГОКе, появились маски-шоу на московском заводе «Кристалл». А Кузнецкий металлургический комбинат, где война владельцев завода — компании МИКОМ — против губернатора Тулеева чуть было не приняла характер полномасштабных боевых действий? Ну, об Анатолии Быкове и Красноярском алюминиевом заводе даже говорить не приходится.
       На фоне этих громких скандалов история борьбы за уголь Хакасии кажется даже неинтересной. На ведущем угольном разрезе республики «Степной» крупнейший акционер — московская компания «Брэйс» и ее глава некто Александр Мираков примитивнейшим образом пытаются вытеснить конкурентов и прибрать весь бизнес к рукам. Заурядная, на первый взгляд даже банальная история.
       Однако так могут сказать лишь те, кто не знает Миракова. Александр Васильевич — личность примечательная. О его деятельности можно писать детектив. Для этого есть все данные: герой с криминальным прошлым (несколько лет назад Мираков проходил по уголовному делу о хищении государственного имущества в особо крупных размерах) имеет надежные знакомства в местных правоохранительных органах, стравливает преступные группировки, чтобы узнать, чья «крыша» надежнее, — словом, абаканский вариант чикагской истории о том, как строился бизнес мафиозных кланов. Впрочем, обо всем по порядку.
       Впервые Александр Васильевич «засветился» в 1993 году, когда рязанская милиция объявила его в федеральный розыск (кстати, статья 93-1 тогдашнего УК, по которой проходил Мираков, предполагала наказание от 8 до 15 лет с конфискацией имущества). Правда, об этом периоде своей жизни (как и о том, почему уголовное дело в отношении его было закрыто, а мера пресечения — подписка о невыезде — отменена) сам Александр Васильевич предпочитает не распространяться. Он и впрямь малопривлекателен. Поверьте, куда забавнее сюжет о том, как Мираков вступил в борьбу за хакасский уголь.
       Не будем спешить и утверждать, что «Брэйс», которому принадлежит крупнейший пакет акций хакасского разреза «Степной», имеет какое-либо отношение к криминальному миру. Однако факт остается фактом: 21 июня с. г. глава фирмы Олег Степанченко был зарезан в номере абаканской гостиницы «Сибирь». Правопреемниками убитого стали Александр Васильевич Мираков и жена Степанченко — Ольга Вячеславовна Кирпичева.
       Дела о подобных убийствах — одни из самых сложных. И вопрос здесь, как правило, ставится один: кому это выгодно? Известно, например, что Степанченко не хотел, чтобы Мираков управлял разрезом, и поручал ему лишь реализацию отдельных партий угля. О том, что до убийства главы «Брэйса» Александр Васильевич фактически не имел контроля над деятельностью разреза, говорит и тот факт, что сейчас Мираков проводит тотальную замену кадров, отказываясь от услуг людей, работавших со Степанченко.
       Следует заметить, что подозрение о причастности Миракова к убийству компаньона — всего лишь предположение журналистов, которое в числе других версий проверяет и следствие. Есть, впрочем, и другая версия, куда более «желтая». Известно, что Олег Степанченко приехал в Абакан, чтобы купить разрез. При нем была крупная сумма денег наличными. Абаканские газеты сообщили, что в сейфе, который находился в гостиничном номере Степанченко, хозяин фирмы «Брэйс» держал чуть ли не миллион долларов. При этом вел себя предприниматель крайне неосмотрительно. По информации СМИ, он за короткое время свел знакомство с местными бандитами, не раз с ними выпивал. Да и девочки по вызову часто бывали в номере Степанченко. Вполне возможно, что хозяина «Брэйса» пытались ограбить или, как это часто бывает, началась пьяная драка.
       Так или иначе, Степанченко погиб. А вдова предпринимателя и его бывший компаньон получили генеральные доверенности на право управления бизнесом Степанченко. Почувствовав себя полноправным хозяином, Мираков начал создавать подконтрольную лишь ему одному структуру. Однако в Абакане Мираков столкнулся с определенными трудностями. Ведь в Хакасии Александр Васильевич никого не знал.
       Когда Мираков это понял, он стал вести себя совершенно по-иному — так, словно за его спиной стоит кто-то куда более влиятельный. Имеющие отношение к угледобыче люди предполагают, что фирму «Брэйс» поддерживает компания «Трастконсалт», которую возглавляет Василий Анисимов, бывший партнер Анатолия Быкова по бизнесу, бывший владелец печально известного банка «Российский кредит». Видимо, потеряв влияние на алюминиевых заводах Восточной Сибири, Анисимов не отказался от планов участия в прибыльных проектах. Он не хочет уходить из региона и теперь аккуратно пытается прибрать к рукам местную угледобычу. Сам Мираков о связях с Анисимовым ничего не говорит. Обычно в разговорах он представляется вице-губернатором Красноярского края и главой краевого представительства в Москве.
       Чтобы придать своей персоне больший авторитет, Мираков навязчиво афиширует свои связи с руководством Рязанской области и говорит, что может продавать на Рязанщине и на востоке страны крупные партии угля. Надо сказать, что многие Александру Васильевичу верили. На первых порах он действовал как бы от лица прежнего хозяина «Брэйса» — говорил, что вопрос о продаже партий угля полностью согласован со Степанченко. Что ни говори, а авторитет Олега Степанченко в Абакане признавался. Хозяин «Брэйса» и его подручные действовали в регионе агрессивно и решительно. Москвичи прилагали массу усилий, чтобы уверить в чистоте своих помыслов местную администрацию. А сами при этом всячески добивались смены арбитражного управляющего и скупали кредиторскую задолженность разреза. В конечном счете речь шла о том, чтобы скупить контрольный пакет акций «Степного».
       Олег Степанченко не дожил до собрания кредиторов разреза «Степной», которое состоялось 30 июня. Однако все проходило по явно спланированному прежним хозяином «Брэйса» сценарию. Собрание кредиторов заключило с предприятием мировое соглашение. Через десять дней Арбитражный суд республики признал результаты собрания недействительными и не утвердил это соглашение. Представители фирмы «Брэйс» не могли не знать, что собрание кредиторов проходило с многочисленными нарушениями законодательства (задолженность перед кредиторами первой и второй очереди не была полностью погашена, к тому же должнику, по сути, предоставили право решать, кого из кредиторов допустить к участию в собрании, а чьи требования проигнорировать).
       С этого момента у фирмы «Брэйс» и начались проблемы. Без прежнего хозяина амбициозным планам Миракова вряд ли суждено было сбыться. Надо полагать, именно тогда Александр Васильевич понял — придется договариваться с преступными группировками края. Для борьбы за «Степной» имеющихся в распоряжении Миракова «административных ресурсов» оказалось недостаточно.
       В скором времени выяснилось, что в списках руководителей администрации Красноярского края Мираков не значился. По городу поползли слухи, что авторитет Миракова — дутый, что за душой у него ничего нет. К тому же те самые криминальные структуры, с которыми, как утверждают знающие нового хозяина «Брэйса» люди, Мираков пытался договориться, сами стали проявлять интерес к деятельности предпринимателя.
       Ведь криминальный мир живет по законам джунглей. Здесь выживает сильнейший. И, как ни парадоксально, честный. Можно предположить, что криминальным авторитетам города не составило большого труда выяснить, кто такой Александр Васильевич Мираков на самом деле и какова цена его заявлениям о связях в администрации, о каких-то заводах и влиятельных друзьях.
       Пушкин в романе «Евгений Онегин» предпочел своего героя «оставить». Однако в бизнесе так не принято. Да и не для того Мираков так долго боролся за контроль над разрезом «Степной», чтобы вот так просто выйти из дела. Обстоятельства толкали его на все более рискованные деяния. Оперативники УВД республики обратили внимание на то, что криминальные разборки в крае резко активизировались. Потом появилось предположение, что это — своего рода конкурс. Миракова стали подозревать в том, что он совершенно сознательно стравливает бандитов между собой, чтобы решить, чья «крыша» прочнее.
       Если судить по тем немногим сводкам, которые поступают с фронтов угольной войны, новый хозяин «Брэйса» готовится к самому жесткому варианту разрешения ситуации вокруг разреза. Опять-таки, если вспомнить, что Миракова подозревают в связях с компанией «Трансконсалт», то не исключено, что вскоре по Абакану прокатится череда заказных убийств. Впрочем, это все предположения и слухи, хотя дыма без огня не бывает.
       Несомненно одно — в последнее время новый хозяин фирмы «Брэйс» всерьез обеспокоен вопросом обеспечения собственной безопасности. Бывшие сотрудники силовых структур говорят, что Мираков намерен создать собственную службу безопасности во главе с отставным майором или полковником ФСБ, которому можно доверять. Очевидно, речь идет не только и не просто о создании службы безопасности. Как правило, одно из требований, которое предъявляется к потенциальным кандидатам на должность, — наличие связей во властных и криминальных структурах республики. Все это дает основания предположить, что вытеснять конкурентов с разреза и договариваться с кредиторами Мираков собирается, мягко говоря, не вполне правовыми методами.
       По городу ходят слухи, что Мираков пытается договориться со всеми, кто имеет отношение к угольному бизнесу: с бандитами, правоохранительными органами, республиканской администрацией. Вот только репутация нового хозяина «Брэйса» уже изрядно подмочена. Говорят, свои услуги Миракову предложил некто Юзефович, человек, который якобы работал со Степанченко; что Юзефович предложил новому хозяину «Брэйса» уладить все вопросы с арбитражным судом и прокуратурой. Речь, скорее всего, идет о подкупе сотрудников этих ведомств. Правда, поговаривают, что на этот вариант Мираков пока не согласился...
       Ну что же, теперь попытаемся честно ответить на вопрос: стал бы честный предприниматель действовать так, как действовал Александр Васильевич Мираков? Вряд ли. Хотя все изложенные в статье факты и слухи нуждаются в дополнительной проверке, и делать окончательные выводы рано. Мы можем лишь с некоторой долей вероятности предположить, что большинство приведенных фактов истинны, а в слухах, которые ходят по городу, в самом деле есть рациональное зерно.
       Незаконные собрания акционеров, попытки заменить своим ставленником арбитражного управляющего, инициирование банкротств, вооруженные захваты предприятий, физическое устранение конкурентов — все это мы уже проходили. Так не пора ли уже научиться делать бизнес цивилизованно? Вместо бандитов договариваться с акционерами, вместо подкупа чиновников сотрудничать с администрацией на законных основаниях? Такие вопросы неизбежно возникнут в каждом конкретном случае. Следственным органам предстоит распутать миллионы не менее, а то и более интересных историй, чем жизнь и приключения Александра Васильевича Миракова. Важно только, чтобы следствие по каждому из этих дел велось, а суды принимали справедливые решения. Тогда, глядишь, и разговоры о «диктатуре закона» перестанут быть пустыми словами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera