Сюжеты

КАК РАЗБЕРЕМСЯ С ПРИРОДОЙ — ПО НАУКЕ, ПО СОВЕСТИ ИЛИ «ПО ПОНЯТИЯМ»?

Этот материал вышел в № 60 от 21 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

17 мая 2000 г. указом президента РФ были упразднены Государственный комитет Российской Федерации по охране окружающей среды и Федеральная служба лесного хозяйства. Мощная составляющая национального богатства, уникальная природа России,...


17 мая 2000 г. указом президента РФ были упразднены Государственный комитет Российской Федерации по охране окружающей среды и Федеральная служба лесного хозяйства. Мощная составляющая национального богатства, уникальная природа России, значение которой далеко выходит за пределы Евразии, лишилась своего представительства в коридорах власти
       

 
       Вот мы и догнали Гондурас. Только там, кажется, нет органа, отвечающего за окружающую среду. Упраздненные ведомства попали в недра ПРИРОДОПОЛЬЗОВАТЕЛЯ — Министерства природных ресурсов. Его интересы прямо противоположны задачам охраны природы. Вы бы поставили зайчика на охрану морковки?
       Мы не знаем, кто готовил указ № 867, но представить взгляды лиц, отвечающих теперь за состояние российской природы, можно. Глава ресурсного министерства Б. Я. Яцкевич, выступая перед лесниками, указал на крупные «упущения» в работе Рослесхоза: «Сами говорите, что ваша служба существует 200 лет, и за это время ни одного нового вида (деревьев. — Е. Р.) не вывела!» Как тут не вспомнить незабвенного «преобразователя природы»
       Т. Д. Лысенко, живописавшего студентам, как один вид деревьев — граб путем скачка якобы может породить другой вид — лещину! А министр собирается взять под свое крыло еще и рыбные ресурсы. Не возьмется ли он, развивая лысенковские идеи, превращать малоценных ершей в добываемых и добиваемых на Каспии осетровых?
       Председатель Высшего экологического совета страны академик Р. И. Нигматулин — знаток механики многофазных сред. При назначении, видимо, перепутали их с многострадальной окружающей средой. Будучи депутатом Думы, он считает, что «продажность и глупость на всех уровнях присутствуют в одинаковых пропорциях». Что ж ему помешало поставить подпись в послании 44 думцев к президенту в защиту природоохранительного ведомства вместе с тремя бывшими премьерами — Н. И. Рыжковым, В. С. Черномырдиным, Е. М. Примаковым и даже с В. В. Жириновским, поддержать множество протестов ученых, управленцев и общественников?
       Нигматулин увлечен вопросами реорганизации института представителей президента РФ в регионах и дебатами ПАСЕ в Брюсселе. До экологии руки не доходят. А наш политик и аналитик профессор Г. Х. Попов увидел в борьбе «зеленых» за Госкомэкологии только застарелую любовь образованцев к бюрократии...
       И это происходит в стране, давшей миру глубокое понимание связей между человеком и природой, на родине В. Вернадского, В. Докучаева, Н. Вавилова, Н. Тимофеева-Ресовского, тысяч прекрасных ученых и практиков!
       Мы выстрадали природоохранное ведомство на волне демократизации, пусть и на двадцать лет позже развитых стран. К решению подтолкнули две мировые катастрофы — Арал и Чернобыль. Съезд народных депутатов СССР криком кричал о загрязненности среды по всей огромной стране. В 1988 году был создан Государственный комитет по охране природы СССР. Вскоре его возглавил видный эколог Н. Н. Воронцов, и комитет стал министерством, с которым активно сотрудничали академики С. П. Залыгин, Н. Н. Моисеев, А. Л. Яншин.
       Главной задачей было тогда добиться признания важности экологической составляющей в планах обновления государства. Успешно шло становление природоохранной сети республик и регионов. Развивались экологическая гласность, международное экологическое сотрудничество, готовились новые законы об охране природы.
       После распада СССР новое руководство Министерства экологии и природных ресурсов РФ еще некоторое время по инерции удерживало столь высокий статус. Оно продолжило укрепление комитетов охраны природы на местах, сколько могло, поддерживало ученых-экологов, природоохранные издания, экологическое просвещение и библиотеки. Экологические службы появились тогда даже в Министерстве обороны. Был принят закон «Об охране окружающей природной среды». Появилась природоохранная прокуратура.
       Ведомство было слабым, но оно мешало рыночным «реформаторам», не соглашаясь с экономически не обоснованными и губительными для природы самого сердца России проектами новой магистрали Москва — Петербург, Юмагузинского водохранилища в Башкирии, с превращением России в международную свалку радиоактивных отходов, с другими антиэкологическими «великими починами».
       Верно, что Госкомэкологии охранял природу от случая к случаю. Но ведь его девять раз перестраивали, переименовывали, пытались лишить здания, понижали в статусе, превратив в декорацию, и, наконец, закрыли. А Россия так и не выстроила своей стратегии отношений с природой.
       Во властных структурах развитых стран интересы окружающей среды, кроме уполномоченных ведомств, представляют: в Японии — император, в США — вице-президент, в Германии — министр иностранных дел. У нас экология — бедная Золушка, которой командует круг чиновников, дельцов и «политиков» от нефти, цветных металлов, лесоповала. Их «патриотизм» — это право гадить в родном гнезде, ввозить иностранные отходы и проматывать по дешевке невозобновимые российские ресурсы.
       Они нам «поясняют»: стоит приструнить экологический контроль, ослабить природоохранное законодательство — и в страну потекут инвестиции. Лондонский Economist сомневается. Придут новые Хаммеры, и Россия полностью станет территорией погибающей природы — с вырубленными лесами, высыхающими реками, с почвами, отравленными разливами нефти, с мутным от смога воздухом и вымирающим населением. Какое тут возрождение России, какой тут экономический подъем! Упразднение Госкомэкологии и Рослесхоза кажется выгодой лишь тем, кто в упор не видит экономическую шахматную партию дальше первого хода.
       Наивна вера состоятельных «новых русских» в то, что, нажившись на распродаже природных ресурсов России, они смогут умчаться от созданного ими ужаса в красивых автомобилях к своим окруженным зеленью загородным домам. Бумеранг достанет повсюду: с отравленным воздухом, мертвой водой, с обожаемыми «лобстерами», полными токсинов, с диоксинами в материнском молоке для любимых детей и внуков. Не спасутся они, и улетев из «этой страны» насовсем. Разве что на Марсе. На Земле же российская природа во многом определяет климат и экологическое здоровье-нездоровье планеты. Норильск дымит — через полюс — в Америку. А наша тайга — легкие планеты. Погубим — Земля задохнется.
       Говорят: разбогатеем — займемся «хорошей экологией». А между тем серьезные экологи уже назвали «день Х», после которого лавина событий станет необратимой. И потомки не простят, что «этот день мы приближали, как могли». Сегодня стрелки часов еще можно, если не остановить, то отодвинуть.
       Так и поступают умные хозяева на местах, понимая, что чистая окружающая среда экономически выгодна не только как химсырье, но и сама по себе. И начали составлять грамотные проекты по защите и реабилитации ландшафтов. Возобновляемые ресурсы не кончаются, если их не грабить. А ведь у нас еще недавно до 40 процентов территорий представляли собой ненарушенные ландшафты. В стране уже есть опыт привлечения в эти места иностранных туристов. Пора учиться делать деньги из чистого воздуха и красивых видов.
       Нужен России высший независимый орган экологической защиты? Да. Каким он должен быть? Из всех предложений на эту тему самое рациональное, на мой взгляд, следующее: создать не имеющий хозяйственных функций и не входящий в Кабинет министров уполномоченный орган экоконтроля и государственной экополитики — Комитет экологической безопасности. Он должен быть подчинен президенту России. Собственно говоря, нам надо вернуться на девять лет назад. В 1991 году с указом о создании Госкомприроды согласились тогда все (!), как известно, очень неуступчивые главы союзных республик, и он был подписан М. С. Горбачевым.
       Природоохранное ведомство нужно восстановить. Чем позже это случится, тем дороже станется.
  
       Евгений РАМЕНСКИЙ,
       помощник министра природопользования и охраны окружающей среды СССР (1990 — 1991 гг.) и министра экологии и природных ресурсов РФ (1992 — 1993 гг.), кандидат химических наук

       
       
       НАШ КОММЕНТАРИЙ
       Один из новых гигантов экономической мысли, молодых отцов русской демократии ошарашил меня на днях гласным, печатным, без всяких там грифов «совершенно секретно» или «для служебного пользования» заявлением. Мол, нам сейчас не до охраны природы. Вот залатаем экономические пробоины, тогда и до экологии, может быть, руки дойдут.
       Ожидал, что в ближайшие дни гигант от этого заявления открестится: исказили журналисты, не так трактовали, оговорился... Ничего подобного.
       Сделать в нашей стране поворот к безотходным технологиям, новым, более жестким экологическим стандартам было очень даже непросто. Но он был сделан, встречая самое ожесточенное сопротивление «антизеленых». Остановлен был ряд губительных природопреобразующих проектов. Взломан лед секретности, годами наращивавшийся над информацией о крупных экологических, в том числе ядерных, катастрофах. Ежегодно стали обнародоваться «Белые книги» о реальном состоянии окружающей среды в России. Венчало и организовывало эту работу Минприроды. Так что речь совсем не о неких административных рокировках. И вот — откат?
       Примат экономики над экологией сегодня губителен для любого государства, а их союз — благотворен. Мир это понял, чему свидетельством расширение год от года рынка экологически чистой продукции. Имеются в виду не только овощи и фрукты, но и новые автомобили, технологии и даже целые заводы. А нас все тянет назад, в XVIII век, в период первоначального капиталистического накопления с его безжалостным прожиганием природы.
       Интересная деталь. В дни разливанной политической гласности у нас в общем-то стыдливо замалчивались результаты Всемирной конференции ООН в Рио-де-Жанейро по охране окружающей среды. Почему? Не потому ли, что там была четко проведена вот какая красная нить: и капиталистическая, и социалистическая экономики в том виде, как они проявили себя в ХХ веке, завели планету в тупик. Выход один — в природоохранной ориентации мировой экономики XXI века, в следовании экологическим императивам, провозглашенным великим Вернадским.
       Да, мир это понял. Но наши гиганты, наши титаны... Что им Вернадский? Что они Вернадскому?

       

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera